Помощь · Поиск · Пользователи · Календарь
Полная версия этой страницы: Историческая серия
AnimeKazan Forum > Главная > Дзен
da-nie
Создаю тему для публикации и обсуждения каких-либо интересных исторических событий.

Деяния монголов в XII веке

МОНГОЛЫ И ТАТАРЫ В XII в.

Северо-восточную часть Монголии и примыкающие к ней области степного Забайкалья делили между собой татары и монголы. По поводу племенного названия "монгол" существуют два мнения: 1. Древнее племя мэн-гу жило в низовьях Амура, но, кроме того, так назывался один из родов татар, обитавший в Восточном Забайкалье. Чингисхан происходил из забайкальских мэн-гу и, следовательно, принадлежал к числу татар; название же "монгол", вошедшее в употребление только в XIII в., произошло от китайских иероглифов "мэн-гу", что означает "получать древнее". Эта гипотеза, принадлежащая акад. В.П. Васильеву, не является общепризнанной. 2. Племенное название "мэн-гу" (монгол) очень древнего происхождения, но встречается в источниках очень редко, хотя отнюдь не смешивается с "дада" (татарами). В XII в. монголы выступили как самостоятельный народ. В 1135 г., когда чжурчжэньские войска дошли до Янцзы и громили китайскую империю Сун, монголы разбили чжурчжэньскую армию и после двадцатилетней войны добились уступки им прав на земли севернее р. Керулен и уплаты ежегодной дани скотом и зерном. Вождем монголов был Хабурхан, прадед Тэмуджина. Это, наиболее доказательное, мнение высказано Г.Е.Грумм-Гржимайло. Южные соседи монголов, татары, были многочисленнее и не менее воинственны. Между монголами и татарами постоянно возникали войны, но в середине XII в. монголы добились перевеса в силах. Тот антропологический тип, который мы называем монголоидным, был свойствен именно татарам, как и язык, который мы называем монгольским. Древние монголы были, согласно свидетельствам летописцев и находкам фресок в Маньчжурии, народом высокорослым, бородатым, светловолосым и голубоглазым. Современный облик их потомки обрели путем смешанных браков с окружавшими их многочисленными низкорослыми, черноволосыми и черноглазыми племенами, которых соседи собирательно называли татарами.

Для понимания истории монголов следует твердо запомнить, что в Центральной Азии этническое название имеет двойной смысл: 1) непосредственное наименование этнической группы (племени или народа) и 2) собирательное для группы племен, составляющих определенный культурный или политический комплекс, даже если входящие в него племена разного происхождения. Это отметил еще Рашид-ад-Дин: "Многие роды поставляли величие и достоинство в том, что относили себя к татарам и стали известны под их именем, подобно тому как найманы, джалаиры, онгуты, кераиты и другие племена, которые имели каждое свое определенное имя, называли себя монголами из желания перенести на себя славу последних; потомки же этих родов возомнили себя издревле носящими это имя, чего в действительности не было"[14].

Исходя из собирательного значения термина "татар", средневековые историки рассматривали монголов как часть татар, так как до XII в. гегемония среди племен Восточной Монголии принадлежала именно последним. В XIII в. татар стали рассматривать как часть монголов в том же широком смысле слова, причем название "татары" в Азии исчезло, зато так стали называть себя поволжские тюрки, подданные Золотой Орды В начале XIII в. названия "татар" и "монгол" были синонимами потому, что, во-первых, название "татар" было привычно и общеизвестно, а слово "монгол" ново, а во-вторых, потому что многочисленные татары (в узком смысле слова) составляли передовые отряды монгольского войска, так как их не жалели и ставили в самые опасные места. Там сталкивались с ними их противники и путались в названиях: например, армянские историки называли их мунгал-татарами, а новгородский летописец в 6742 (1234) г. пишет: "Том же лете, по грехам нашим придоша языци незнаеми, их же добре никто ж весть: кто суть, и откеле изыдоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их: а зовут я татары..." Это была монгольская армия.

Средневековые историки делили восточные кочевые народы на "белых", "черных" и "диких" татар.

"Белыми" татарами назывались кочевники, жившие южнее пустыни Гоби и несшие в империи Кинь (чжурчжэньской) пограничную службу. Большую часть их составляли тюркоязычные тангуты и монголоязычные кидани. Они одевались в шелковые одежды, ели из фарфоровой и серебряной посуды, имели наследственных вождей, обучавшихся китайской грамоте и конфуцианской философии.

"Черные" татары, в том числе кераиты и найманы, жили в Степи, вдали от культурных центров. Кочевое скотоводство обеспечивало им достаток, но не роскошь, а подчинение "природным ханам" - независимость, но не безопасность. Постоянная война в Степи вынуждала "черных" татар жить кучно, огораживаясь на ночь кольцом из телег (курень), вокруг которых выставлялась стража. Однако "черные" татары презирали и жалели "белых", потому что те за шелковые тряпки продали свою свободу чужеземцам и покупали плоды цивилизации унизительным, на их взгляд, рабством.

"Дикие" татары Южной Сибири промышляли охотой и рыбной ловлей: они не знали даже ханской власти и управлялись старейшинами - бики, власть которых была основана на авторитете. Их постоянно подстерегали голод и нужда, но они соболезновали "черным" татарам, вынужденным ухаживать за стадами, слушаться ханов и считаться с многочисленными родственниками. Монголы жили на границе между "черными" и "дикими" татарами как переходное звено между ними[15].

А теперь небольшое, но необходимое пояснение. В предваряющей работе ("Поиски вымышленного царства") целью была критика данных источников для установления последовательности событий. Это было чисто гуманитарное исследование, и, следовательно, оно является ступенью к историко-географическому "эмпирическому обобщению", ставящему проблему описания локальной флуктуации биосферы - пассионарного толчка в Монголии. Поэтому, хотя упомянутая книга и предлагаемая глава построены по хронологическому принципу, они не дублируют, а дополняют друг друга.

Первая позволила установить ход событий, вторая дает естественнонаучное объяснение. Первая не исчерпала темы, вторая была бы невозможна без первой, как дом без фундамента. Такова иерархичность науки. Без нее наука беспомощна, а при использовании ее - могущественна.

ПЕРЕТАСОВКА

История редко стоит на месте. Два новых этноса, перекроивших карту Азии, - маньчжуры и монголы - возникли в XII в. от пассионарного толчка - мутации, изменившей стереотип поведения потомков расселившихся по тайге земледельцев и скотоводов. Предки этих воинственных народов были миролюбивы, и такими же остались их северные соседи в Сибири и на Амуре. Ареал толчка был невелик - от Приморья до берегов Селенги, на меридиане Байкала. Следовательно, если бы этого толчка не было, то восточная полоса окраины тайги и Великой степи была бы этнографическим продолжением Алтая, Сибири и Приамурья. Там были бы храбрые, добрые, честные, но нетворческие и безынициативные люди. Их участие в глобальном этногенезе сводилось бы к отражению пришельцев, обычно неудачному, потому что оборона - худший способ самозащиты.

В отличие от западной окраины Евразийского континента, где четыре суперэтноса были тесно связаны друг с другом и своими культурными традициями, и способом ведения хозяйства, и социальными отношениями, и даже религиями, ибо христиане считали Аллаха арабским названием Первого лица Троицы, а мусульмане почитали Ису и Мариам - Иисуса и Марию - как пророков, предшественников Мухаммеда, на восточной окраине положение было принципиально иным. Китайцы Срединной равнины и кочевники Великой степи столь разнились между собой, что не перенимали культуры друг друга. Кидани были исключением. Это-то и привело их как этнос к гибели.

Секрет хода событий, влекущих за собой утяжеляющие последствия, заключался, пожалуй, не в сфере экономики или политики, а в феномене этнологии, воздействовавшем на поведение людей. Китайцы и кочевники настолько различались по стереотипу поведения, что не хотели, не могли и не пытались наладить между собой контакт и не искали поводов к нему, считая контакты вообще лишенными смысла. Тут были важны некоторые подробности быта.

Прежде всего китайцы не употребляли молочных продуктов, основной пищи кочевников, и взаимопонимание отсутствовало из-за презрения к такой пище одних и непонимания и раздражения по поводу такого неприятия у других. Для китайца все жены отца - его матери. Для хунна, например, или тюрка мать только одна, наложницы отца - подружки, а вдова старшего брата становится законной его женой, которую он обязан содержать, причем чувства роли не играют.

Женщина в Китае в те века не работала, она рожала и нянчила детей и никаких прав не имела. В Великой степи женщина выполняла все домашние работы и была владелицей дома; мужу принадлежало только оружие, ибо ему полагалось умереть на войне. В армиях Китая обязательно полагался штат доносчиков, а тюрки, находившиеся на китайской службе, этого не терпели и раскрытых доносчиков убивали. Представители двух великих суперэтносов никак не могли ужиться рядом. Оптимальным решением для осуществления контактов было жить мирно, но порознь. А это-то не всегда удавалось. Поэтому кочевники заимствовали культуру и мировоззрения с Запада, а вовсе не из Китая.

Из Ирана уйгуры позаимствовали манихейство, из Сирии кочевники приняли несторианство, из Тибета - теистический буддизм. Правда, буддизм был воспринят позже, но принцип заимствования оставался прежним. Из Китая же заимствовался только шелк, а помимо него - печенье и в некоторых случаях фарфоровая посуда. Исключение составляли только кидани в Маньчжурии, часть которых восприняла китайскую культуру искренне и увлеченно. Другая часть упорно соблюдала свои, степные, традиции. И вот что из этого вышло.

Кидани были народом древним, появившимся одновременно с хуннами, сарматами и куманами. Они достигли фазы гомеостаза - мудрой и крепкой старости, но, увлекшись чужой, китайской, культурой, в самом деле очаровательной, превратили свое ханство в химерную империю Ляо.

В XII в. произошел новый взрыв этногенеза. Чжурчжэни, обитавшие на равнине Уссури и Сунгари, в 1115 г. восстали против киданей и к 1125 г. сокрушили империю Ляо. Культурные кидани подчинились победителям. А отсталые, т.е. необразованные, но не утратившие степной доблести отступили с боями в Семиречье и там столкнулись с сельджуками, с самим великим султаном Санджаром! Между 1134 и 1141 гг. шли упорные сражения между киданьским гурханом Елюем Даши и султаном Санджаром. Гурхана поддерживали "отсталые" степняки. Султана - лучшие воины из Хорасана, Седжестана, Гура, Газны и Мазандерана - еще не растраченные силы мира ислама - всего 100 тыс. воинов. Гурхан победил! Султан бежал, покинув семью и 30 тыс. храбрых соратников, убитых в честном бою. Сельджукский султан после этой битвы распался, но кидани проявили удивительную умеренность: обложили города Средней Азии небольшой данью и стали пасти скот в Семиречье и Джунгарии.

Итак, наглядно устанавливается соотношение уровней пассионарности, проявляющейся в степени боеспособности (нисходящий ряд): чжурчжэни > кидани > сельджуки > греки и крестоносцы > арабы [16]. Но когда появился этнос еще более пассионарный - монголы, то произошли события, о коих пойдет речь ниже.

"ЖЕЛТЫЙ ПЕС"

Путем сравнительной этнологии удалось установить приблизительную продолжительность периода, отделяющего момент пассионарного толчка от эпохи видимого начала этногенетического процесса. Этот инкубационный период длится вообще около 150 лет, но наша осведомленность о "началах" разных народов столь различна, что часто мы фиксируем "начало" истории этноса с запозданием. Именно это имеет место в истории монголов, весьма мало известных китайским географам до XIII в. Те просто отметили в VII-IX вв. южнее Байкала племя мэнъу (мэн-гу), а потом гору Мэньшань. В Х-XII вв. монголы были друзьями киданей и, следовательно, противниками татар и врагами чжурчжэней, от коих монголов отделяла река (?! - Л.Г.) [1].

По поводу древнейшего периода истории и этногенеза монголов есть несколько мифологических версий. Монгольских историков интересовала только генеалогия, а политические события, социальные ситуации, культурные сдвиги были вне сферы их внимания. Поэтому необходимые историку XX в. даты, являющиеся скелетом исторической науки, неустановимы. Но с середины XI в. начинается второй полуисторический, т.е. легендарный, период монгольского этногенеза, ознаменованный появлением легенды, в правдивости которой сами монголы сомневались. Прародительница монгольского этноса Алан-Гоа родила двух сыновей от мужа и трех от светлорусого юноши, приходившего к ней в полночь через дымовое отверстие юрты и уходившего с рассветом, словно желтый пес. Зачатие якобы происходило от света, исходившего от юноши и проникавшего в чрево вдовы. Обыкновенное чудо.

От этого странного, даже для современников, союза родился Бодончар, судя по описанию - типичный пассионарий, сначала считавшийся... дурачком. Ему приписано и изобретение охоты с прирученным соколом, и подчинение какого-то соседнего племени, т.е. установление неравенства, и введение некоего родового культа, описанного крайне расплывчато. К Бодончару возводили свою генеалогию многие монгольские родовые подразделения, в том числе Борджигины, что значит "синеокие". Считалось, что голубизна глаз и рыжеватость волос были следствием происхождения от "желтого пса".

Попробуем интерпретировать легенду. В ней констатированы факт этнического смешения двух субстратов и повышенная активность возникшей популяции. До этого на берегах Онона жили племена, не обращавшие на себя ничьего внимания, т.е. находившиеся в фазе этнического гомеостаза. Хозяйство их было натуральным, формы общежития - традиционными, воззрения - унаследованными от предков и постепенно забываемыми. Даже общение между исходными этническими субстратами шло вяло. Ради желанного покоя они предпочитали не встречаться, а тем более ничего не знать друг о друге. Но при внуках Бодончара, родившегося не раньше 970 г.[2], начался процесс формообразования этноса. Появилось деление на новые родовые группы, возникшие из чресл Алан-Гоа, - нирун - и древние - дарлекин. Внезапно стали известны имена вождей, еще не ханов. Буквальное название их - "сидящие во главе", т.е. "председатели"[3]. Одним из таковых был Хайду, правнук Бодончара, отец основателей самых видных родов (ноянкин, тайджиут, аралуд, куят-гергес, хабурход, сунид, хонгхотан и оронар). Монгольских родов становилось больше, росла и их численность.

За это время внутри монгольских родов произошла оригинальная социальная дифференциация. К именам тех или иных монголов присоединяются своеобразные эпитеты: багадур (батур) - богатырь; сэчэн (сэцэн) - мудрый; мэргэн - меткий; бильге - умный; бохо (боко) - сильный; тегин (тюркск.) - царевич; буюрук (тюркск.) - приказывающий; тайши (кит.) - член царского рода; сёнгун (кит.) - наследник престола; а жены их величаются: хатун и беги[4].

Нетрудно заметить, что основная часть этих эпитетов, являющихся титулами, связана не с аристократическим происхождением, ибо все монголы происходили от Алан-Гоа и Бур-тэ-Чино (лани и волка), и не с богатством, то появлявшимся, то исчезавшим, а с личными деловыми качествами. Из аморфного гомеостатичного состояния иргэн (племя или подплемя) перешел в новое, активное состояние - превратился в систему, где все способности членов мобилизованы. Человек как таковой стал элементом, составляющим иргэн, что налагало на него определенные обязанности, но и давало ему защиту и место под солнцем. За обиду члена иргэна должен был вступиться весь иргэн; за его преступление тоже отвечали все сородичи. Понятие коллективной ответственности стало для монголов поведенческим императивом. На этой основе кристаллизуются права, определяемые степенями и градациями родственных отношений, и обязанности, исчисляемые в связи со способностями члена племени. Это типичный случай становления первой фазы этногенеза, столь похожий на появление феодализма в государстве Каролингов, что даже была сделана попытка назвать организацию монгольского общества кочевым феодализмом[5].

Обычно для захвата чужих земель нужна крепкая военная организация, чтобы преодолеть сопротивление аборигенов. Но монголам помогла сама природа. Великая засуха Х в. кончилась, и граница ковыльных степей поползла от берегов Шилки на юг, к Онону и Керулену[6]. На месте былых пустынь, оживлявшихся кустами эфедры, снова, как в эпоху Тюркютского каганата, стали пастись стада сайгаков и джейранов, забегали крупные зайцы-русаки, вырыли себе норы сурки и суслики. Жить здесь стало легко и сытно, а первыми, кто освоил степные пространства вплоть до пустыни Гоби, были предки монголов.

На берегах бурной Селенги поселились кераиты; к югу от Керулена - отуз-татары, т.е. тридцать родов; южнее Байкала, на склонах Хамар-Дабана, - воинственные меркиты, а западнее их - многочисленные ойраты; самым западным монголоязычным племенем в Западной Монголии были найманы, пришедшие сюда не из Сибири, а из Семиречья и Джунгарии[7]. Это была северная ветвь кара-китаев, вытесненных в 1125 г. со своей восточной родины пассионарными чжурчжэнями. Из-за различия в происхождении, культуре и исторической судьбе найманы весьма отличались от восточных монголов, в том числе кераитов. Судьба этих северных племен, задетых пассионарным взрывом и прошедших в XI в. свой инкубационный период, сложилась иначе.

Но ведь ничего подобного не было во времена Бодончара, т.е. первого поколения потомков Алан-Гоа и "желтого пса". Братья обобрали Бодончара и выгнали его. Чтобы подчинить себе пришлое племя, Бодончар только уговаривал своих братьев, так же как и мать, на время прекратить ссоры. Никакого общественного императива не заметно - только близорукий эгоизм и личные капризы, без понимания общих задач. И это в конце Х века!

К этому необходимо добавить, что прирост населения в XI в. резко увеличился. В начале XII в. монголам уже мало долины Онона. Они распространяются на запад - к Хилку и нижней Селенге, где наталкиваются на храбрых и воинственных меркитов, мало затронутых пассионарным толчком, но хранящих традиции предков - самодийцев.

Монголам становится тесно в своей стране, и они делают то, что в таких случаях обычно предпринимается, - выбирают верховного владыку - хагана (хана). Им стал Хабул - представитель восьмого поколения потомков Алан-Гоа и "желтого пса". Он царствовал в 30-40-х годах XII в. Именно тогда закончился инкубационный период монгольского этногенеза и началась монгольская история.

Теперь вернемся к проблеме "желтого пса". Вряд ли стоит толковать миф буквально. Антропоморфизм и зооморфизм всего лишь метафоры, свойственные устному творчеству. Сами монголы и тибетцы считали светоносного юношу, преображающегося в пса, литературным образом, иносказанием. Значение же его ясно: монголы отметили и датировали путем счета поколений дату рождения своего этноса, или смену эпохи. Рождение Бодончара было для них исторической вехой, как для арабов - хиджра, с той лишь разницей, что они вели отсчет не по астрономическому, а по биологическому календарю. Ныне так считают своих мух генетики.

И наконец, пассионарный толчок описан как облучение плода в утробе. Это именно тот феномен, который порождает мутации. Выдумать такое невозможно, а поверить женщине, утверждающей это, трудно. По-видимому, сами монголы Х в. относились к рассказу Алан-Гоа скептически. Но когда ее потомки захватили сначала влияние, а потом власть, стало безопаснее не спорить. А еще позднее легенду стали воспринимать как сказку, потому что фольклористика и биофизика еще более несовместны, чем гений и злодейство.

Но мутационный импульс не может изменить только один, да еще поведенческий, признак. Разброс признаков обязателен... и он действительно имел место. Об отличии внешности Борджигинов от прочих кочевников говорят два автора: китаец Чжао Хун и тюрк Абуль-Гази. "Татары не очень высоки ростом. Самые высокие... 156-160 см[8]. Нет полных и толстых. Лица у них широкие, скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода редкая. Тэмуджин высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. Этим он отличается от других"[9]. У Борджигинов глаза "сине-зеленые (pers)..." или "темно-синие, где зрачок окружен бурым ободком"[10]. Итак, мутация сказалась не только на психике, но и на деталях наружности Борджигинов, что снимает сомнение в ее наличии. А какова была ее роль - увидим.

Ареал пассионарного толчка охватил Приамурье, Уссурийский край и Восточное Забайкалье. Восточные соседи монголов - чжурчжэни - овладели Северным Китаем до р. Хуай. Западные соседи монголов в долинах Селенги и Ангары оказались вне пределов действия толчка, захватившего монголов и татар в междуречье Онона и Керулена. Приняв этот тезис, мы можем легко объяснить подъем активности восточных кочевников, обитавших в степях менее обильных, чем западные. До сих пор этот факт не находил объяснения в литературе, но без введения понятия "биосфера" удовлетворительного объяснения и нельзя было найти.

Перейдем к истории монголов. Темп ее был поразительно быстрым. Хабул родился около 1100 г., восемь поколений прожило и умерло за 130 лет. Это значит, что монголы воспроизводили потомство в 16-18 лет, после чего быстро уступали место молодежи. Конечно, тридцатилетних воинов не списывали в запас по старости, но, видимо, редкие мужи доживали до этого возраста. Они гибли в постоянных войнах, успевая лишь зачать сыновей, тоже обреченных на раннюю гибель. И если при столь неблагоприятных условиях монгольский этнос не исчез и не стал подневольным племенем у сильных соседей, то, значит, монголы имели силы и способности к сверхнапряжению, благодаря чему они шли от победы к победе. Именно эти качества мы определяем как последствия возникшей пассионарности в инкубационном периоде возникающего этноса. В начале XII в. монгольский этнос стал уже фактом Всемирной истории, так что жертвенность юных предков, имена которых не сохранились, принесла свои плоды.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ РАЗНООБРАЗИЯ

Происшедший в XI в. пассионарный толчок коснулся не только чжурчжэней и монголов. Он не мог не затронуть их соседей, обитавших в ареале толчка. Татары, жившие южнее Керулена, и кераиты, кочевавшие по берегам Толы, также испытали подъем пассионарного напряжения. На беду, географическое положение их было не столь благоприятно, как у монголов. У них был мощный и неприятный сосед - киданьская империя Ляо. В 1100 г. в Степи шла постоянная война между кочевниками (кидани их называли цзубу) [11] и регулярными войсками, причем последние, имея тылы и базы, не могли не победить.

В этой войне многие народившиеся татарские пассионарии сложили головы, но успели перед этим оставить потомство, которое дождалось часа гибели ненавистного Ляо. Следуя принципу "враги наших врагов - наши друзья", татары подружились с чжурчжэнями, победившими киданей. Это была крайне близорукая политика, потому что чжурчжэни унаследовали политическую линию киданей - борьбу с Великой степью. Чжурчжэньские "алтан-ханы" (титул, обозначавший "золото" и эквивалентный китайскому Кинь) не любили татар, но использовали их против кераитов и монголов, которых татары рассматривали как естественных соперников в борьбе за право господствовать над Степью.

К политической вражде добавилась еще религиозная. В 1109 г. кераиты приняли христианство по несторианскому исповеданию. Несколько раньше монголы обратились в тибетскую религию бон - почитание солнечного божества Митры, покровителя верности и доблести[12]. А татары, подобно своим союзникам чжурчжэням, полюбили индийское учение шаманов, которых они называли тюркским словом "кам". Энергия пассионарного напряжения, одинаковая во всем своем ареале, повела к образованию трех оригинальных систем, война между которыми была неизбежна.

Религиозная принадлежность сама по себе не ведет к военным столкновениям, но при наличии конфликтной ситуации она является подобием лакмусовой бумажки, определяющей наличие кислот и щелочей. Несторианское христианство было "белой верой", противостоявшей "желтой вере" - буддизму, несмотря на то, что царевич Сиддарта, или Шакьямуни Будда, был признан святым царевичем Иосафом [13]. Дело было не в сложностях догматики, а в "ментальности", или характере мироощущения. Ментальность буддистов и несториан была различна, но христианство не шокировало последователей религии бон (от инд. "пунья" - небо). Митра (по-монгольски Мизир) был для верующих и неверующих как любой закон природы. Он карал не за военные уловки, хитрость и жестокость, а только за обман доверившегося, т.е. за нарушение договора. Христиане, отнюдь не одобрявшие поступок Иуды, хотя он просто донес властям, где искать "преступника", не имели противоречий с митраистами по этому самому главному в тех условиях вопросу. Почитание не самого Митры, а его принципа совпадало с христианской моралью. Поэтому "белая" и "черная" (точнее, темно-синяя) вера не вступали в идеологические конфликты.

Зато шаманизм - учение о трех мирах: среднем, где живут люди и звери, верхнем и нижнем, обитатели коих воспринимаются нами как духи, - принципиально отличался от теистических религий. Но поскольку шаманы умели лечить больных, чего не могли делать ни священники, ни ламы, то их услугами пользовались, хотя это иногда вело к конфликтам, если лечение было неудачным. А случалось и такое.

Однако для нас сейчас важно отметить принцип избирательности в принятии религии. При низких уровнях пассионарности люди индифферентны. Они либо сохраняют привычную идеологию, либо принимают ту, которую им навязывают силой. Но в данном случае никто не имел силы, достаточной для внедрения новой веры в среду свободных кочевников. Те отвечали просто: "Не будь ты нашим благодетелем, оставь в покое наши души". Принимали же они то исповедание, которое им искренне нравилось. А так как вкусы входят в поведенческие стереотипы как компоненты, то наличие трех разных исповеданий, принятых в одну эпоху, указывает на рост пассионарности этнических систем в XI в., после которого различия веры стали постепенно сглаживаться и образовался тот монгольский политеизм, который был описан в XIX в. [14]. Однако это была не исходная форма генезиса духовной культуры монголов и бурят, а конечная, финал напряженной до высокого трагизма истории монгольского взлета 1201-1370 гг. Почему так быстро? То, что горит ярко, сгорает быстро! Но сейчас нам важно посмотреть на то, как начинался процесс этногенеза, давший такой небывалый, хотя и кратковременный, эффект.

ВОЙНА В СТЕПИ

Хотя само по себе различие идеологических систем не вызывает войн, но такие системы цементируют группы, готовые к войнам. Монголия ХП в. не была исключением.

Уже в 1122 г. господство в восточной части Великой степи делили монголы и татары, а победоносные на других фронтах чжурчжэни заняли наблюдательную позицию[15]. Затем в 1129 г., когда чжурчжэньский корпус, преследовавший отступавших на запад киданей, выдвинулся в степь, монгольский глава Хабул-хаган объявил чжурчжэням войну, чем остановил их войска и принудил их вернуться в Китай, чтобы избежать столкновения. Осторожный император Укимай предпочел не приобретать врага на севере в то время, когда его лучшие войска сражались с китайцами и тибетцами[16]. Он даже попытался договориться с Хабул-хаганом и пригласил его в свою столицу. Но монгольский вождь вел себя грубо и неуступчиво: не доверяя чжурчжэням, он во время дипломатического пира постоянно выходил из зала, чтобы отрыгнуть пищу, потому что боялся отравы. Тем не менее Укимай запретил арестовывать его, справедливо считая, что нового хана монголы найдут, а войско их от потери нескольких человек не станет менее грозным[17].

Но после смерти Укимая в 1134 г. на престол вступил Ходу, человек несдержанный и злопамятный. Он послал в степь лазутчиков, чтобы поймать Хабул-хагана, что они и сделали, застав его в пути. Но пока они везли хана на расправу, его родственник, у которого лазутчики остановились на отдых, заподозрил недоброе и сменил лошадь Хабул-хагана на белого жеребца. Хабул нашел удобный случай, пустил свежего скакуна в мах и ускакал домой, а преследователей убили его родичи[18].

И тогда в 1135 г. пошла настоящая война. В 1139 г. монголы наголову разбили чжурчжэней при горе Хайлинь[19], местоположение которой неизвестно. В 1147 г. чжурчжэни вынуждены были просить мира и согласились уплачивать монголам дань. Но договор не был соблюден, а мир не был долог.

Одновременно шла война на западной окраине монгольских земель. Там неукротимые меркиты отвечали набегом на набег, ударом копья на удар[20]. Эта война, где обе стороны руководствовались понятиями кровной мести и коллективной ответственности, не могла кончиться, пока хоть один из сражающихся сидел в седле. Забегая вперед, скажем, что она затянулась на 80 лет.

Но еще хуже оказалось на юго-востоке, с татарами. Случилось, что к тяжело заболевшему шурину Хабул-хагана вызвали кама (шамана) от татар. Тот не смог вылечить больного и был отправлен назад. Но родичи покойного решили, что кам лечил недобросовестно, поехали за ним и избили до смерти.

Так возникла новая вендетта: кровь за кровь... и война до полного истребления противника[21].

Читателю может, да и должно показаться странным, что монголы, меркиты и татары меньше всего руководствовались соображениями экономической выгоды. Но и монголам XII в. показалось бы удивительным, что можно отдавать жизнь ради приобретения земель, которых так много, ибо население было редким, или стада овец, потому что их следовало быстро зарезать для угощения соплеменников. Но идти на смертельный риск, чтобы смыть обиду или выручить родственника, - это они считали естественным и для себя обязательным. Без твердого принципа взаимовыручки малочисленные скотоводческие племена существовать не могли. Этот принцип лег в основу их адаптации к природной и этнической среде в условиях растущего пассионарного напряжения. Не будь его, монголы жили бы относительно спокойно, как, например, эвенки севернее Байкала. Но пассионарность давила на них изнутри, заставляла приспосабливаться к этому давлению и создать вместо дискретных, аморфных систем новые этносы и жесткие общественные формы родо-племенных организаций, или улусов, нуждающихся в правителях-хаганах. Началось рождение государств.

Создание государства, даже когда необходимость его очевидна, - процесс диалектический. Одни тянут вправо, другие - влево, третьи - вперед, четвертые - назад. И каждый недоволен соседом. Однако постепенно варианты устремлений интегрируются и поддаются обобщению историка. Так было и в Монголии XII в., где сложились две линии развития, исключающие друг друга. Без учета этого внутреннего противоречия понять развитие дальнейших событий невозможно.

"ЛЮДИ ДЛИННОЙ ВОЛИ"

В XII в. основным элементом древнемонгольского общества был род (обох), находившийся на стадии разложения. Во главе родов стояла степная знать. Представители ее носили почетные звания: багадур, нойон, сэчэн и тайши. Главная забота багадуров и нойонов была в том, чтобы добывать пастбища и работников для ухода за скотом и юртами. Прочими слоями были: дружинники (нухуры), родовичи низшего происхождения (харачу, или черная кость) и рабы (богол), а также целые роды, покоренные некогда более сильными родами или примкнувшие к ним добровольно (унаган богол). Эти последние не лишались личной свободы и по существу мало отличались в правовом отношении от своих господ. Низкий уровень развития производительных сил и торговли, даже меновой, не давал возможности использовать подневольный труд в кочевом скотоводстве. Рабы употреблялись как домашняя прислуга, что не влияло на развитие производственных отношений, и основы родового строя сохранялись.

Совместное владение угодьями, жертвоприношения предкам, кровная месть и связанные с ней межплеменные войны - все это входило в компетенцию не отдельного лица, а рода в целом. В монголах укоренилось представление о родовом коллективе как основе социальной жизни, о родовой (коллективной) ответственности за судьбу любого рода и об обязательной взаимовыручке. Член рода всегда чувствовал поддержку своего коллектива и всегда был готов выполнять обязанности, налагаемые на него коллективом. Но в такой жесткой системе пассионарность отдельных родовичей не только не нужна - она ей прямо противопоказана, ибо подрывает авторитет старейшин, а тем самым и родовые порядки.

Но монгольские роды охватывали все население Монголии только номинально. На самом деле постоянно находились отдельные люди, которых тяготила дисциплина родовой общины, где фактическая власть принадлежала старейшим, а прочие, несмотря на любые заслуги, должны были довольствоваться второстепенным положением. Те богатыри, которые не мирились с необходимостью быть всегда на последних ролях, отделялись от родовых общин, покидали свои курени и становились "людьми длинной воли" или "свободного состояния", в китайской передаче - "белотелые" (байшень), т.е. белая кость[22]. Судьба этих людей часто была трагична: лишенные общественной поддержки, они были принуждены добывать себе пропитание лесной охотой, рыбной ловлей и даже разбоем, за что их убивали. С течением времени они стали составлять отдельные отряды, чтобы сопротивляться своим организованным соплеменникам, и искать вождей для борьбы с родовыми объединениями. Число их неуклонно росло, в их среде рождались идеалы новой жизни и нового устройства общества, при котором их бы перестали травить, как волков. Этими идеалами стали: переустройство быта на военный лад и активная оборона родины, т.е. Великой степи, от чжурчжэньских вторжений, недвусмысленно названных в империи Кинь "уменьшением рабов и истреблением людей"[23]. Эти истребительные походы повторялись раз в три года, начиная с 1161 г. Девочек и мальчиков не убивали, а продавали в рабство в Шаньдун. "Татары убежали в Шамо (пустыню), и мщение проникло в их мозг и кровь"[24]. Те, кому удавалось спастись из плена, пополняли число "людей длинной воли", которое увеличивалось в течение 20 лет. Но не будем забегать вперед, а сосредоточим внимание на середине XII в. - фазе этнического становления монгольского этноса.

Закономерно поставить вопрос: на чьей стороне должно оказаться сочувствие читателя или кто был прав: родовичи или "люди длинной воли"? Вопрос этот лежит скорее в сфере эмоций, нежели в области научного анализа. Однако эмоции и рациональный анализ так переплетены друг с другом, что размежевание их было бы искусственно и бесперспективно.

Конечно, вопрос надо формулировать несколько иначе: не кто прав или симпатичен, а кто мог обеспечить монгольскому этносу возможность существования и развития? Кто мог организовать оборону от истребительных походов чжурчжэней и сохранить наследие предков - верность ближним, святость очага, нерушимость произнесенных клятв и уважение к обычаям, заменявшим монголам законы? Казалось бы, что поборниками обычного права и законов гостеприимства должны были оказаться не бездомные бродяги с "длинной волей", а родовичи, связанные с традициями и родными угодьями, консерваторы по принятому принципу. Но посмотрим, как эти приличные люди вели себя в десятилетия своего безраздельного господства.

ЗАБВЕНИЕ ДРЕВНИХ ОБЫЧАЕВ

Хотя в 1147 г. монголы победоносно окончили войну с чжурчжэнями и заключили почетный, выгодный и желанный мир, в Великой степи было неспокойно.

Мир был непрочен. Будучи шаманистами, а не митраистами, чжурчжэни клятв не соблюдали. А еще хуже, что они развратили своих соседей - татар. Эти последние использовали свой престиж степного народа для того, чтобы получать от Алтан-хана империи Кинь мзду за наигнуснейшие преступления, главным образом предательства.

Старший сын Хабул-хагана, Окин-Барха, красотой и изяществом напоминал девушку[25]. Люди поражались его круглому открытому лицу с полным подбородком[26]. У него был женатый сын, но внука своего, Сэчэн-беки, Окин-Барха не увидел. Окин-Барху подстерегли татары и выдали Алтан-хану, т.е. чжурчжэньскому монарху Холу. Несчастного царевича приколотили железными гвоздями к деревянному ослу и дали умереть медленной и мучительной смертью. Это случилось еще при жизни Хабул-хагана, т.е. до 1147 г., но и потом было не лучше.

В 1150 г. новый император Кинь, Дигунай, приказал напасть на непокорных кочевников[27], несмотря на мир, заключенный в 1147 г. На этот раз жертвой предательства татарского вождя Нор-Буюрук-хана оказался хан кераитов Маркуз, т.е. Марк (несторианин). Его тоже выдали на смерть, и он погиб на том же деревянном осле. Его вдова, красавица Кутуктай-херикун ("волнующая своей красотой"), нашла способ, столь же вероломный, убить несколько татарских вождей во время пира[28], но это, хоть и удовлетворило ее чувства, ничего не изменило.

После смерти Хабул-хагана и гибели Маркуза монгольскими родами стал ведать племянник Хабула Амбагай-хаган, которого покойный предпочел семи своим сыновьям. Его также заманили к себе татары[29] с которыми у монголов был в это время мир, скрепленный помолвкой сына Амбагая с дочерью вождя племени "белых (чаган) татар". По монгольскому обычаю, между помолвкой и свадьбой должно пройти несколько лет, иногда даже пять-шесть[30]. За эти годы политическая ситуация изменилась, о чем Амбагай не знал.

Пока в империи Кинь правил изверг и самодур Дигунай, убивавший своих приближенных и стремившийся покорить Южный Китай, в Степи было относительно спокойно. Но в 1161 г. Дигунай был убит своими приближенными, и новый император Улу издал манифест, в котором говорилось о войне с монголами. [31]. Был задуман большой карательный поход против ничего не подозревавших монголов, и чжурчжэньские дипломаты привлекли на свою сторону татар. Именно в эти роковые дни Амбагай-хаган поехал в гости к "белым татарам", чтобы привезти к себе домой невесту с приданым. Спутниками его были его младший брат Тодоен-отчигин и советник Чинтай-нойон. Последний, будучи человеком умным и предусмотрительным, пытался уговорить Амбагая вернуться, ссылаясь на неблагоприятные приметы, но тот отказался считаться с суевериями и прибыл на пир, устроенный в его честь.

Вождь соседнего племени байат-дуклат Мунка-чаутхури пригласил к себе Тодоен-отчигина вместе с советником и тоже угощал на славу. Через десять дней, в разгар пира, прибыл гонец от татар и сообщил, что Амбагай схвачен, татары просят доставить и Тодоена, а самим выступить в поход на монголов.

Однако дуклаты не предали гостя. Мунка по совету своих старшин дал ему коня и рекомендовал не медлить в пути. Тодоен спасся, но татары разграбили становище дуклатов[32].

Привезенный к чжурчжэньскому "алтан-хану" Улу, Амбагай был пригвожден к деревянному ослу, но перед смертью велел одному из своих нухуров (дружинников) передать императору: "Ты не полонил меня своим мужеством, доблестью и ратью, а другие... привели меня к тебе. Убивая меня так позорно, ты делаешь своими врагами Хадана-тайши, Хутула-каана и Есугей-багатура, старших и младших родичей улуса монгольского... Нет сомнения, они подымутся для мщения тебе за мою кровь. Убивать меня неблагоразумно". В ответ на это Улу рассмеялся и дал дружиннику несколько коней, чтобы тот уведомил монголов об убийстве Амбагая. Тот, добравшись до кочевий племени дурбан, попросил сменить усталого коня, но те вопреки степному обычаю отказали. Бедняга загнал своих лошадей насмерть и дошел домой пешком[33].

Как же встретили монголы эту трагическую весть? Они, сославшись на волю покойного, поставили ханом Хутулу. "И пошло у монголов веселие с пирами и плясками... вокруг развесистого дерева на Хорхонахе (у берега Онона). До того доплясались, что выбоины образовались по бедро, а кучи пыли по колено"[34]. Да, в каждом из нас достаточно сил, чтобы перенести страдания ближнего!

Новый хан был могуч и свиреп, как медведь, но еще более глуп. Поход на чжурчжэней, в отмщение за кровь Амбагая, не состоялся потому, что хан не мог его организовать[35]. Вместо этого он затеял охоту с соколами и был застигнут в степи дурбанами. Нухуры разбежались кто куда, а хан с конем увяз в небольшом болотце. Тут-то он себя проявил. Врагов, подъехавших к другому краю болота, он отогнал выстрелами из лука, потом схватил коня за холку и вытащил из грязи, затем, решив, что возвращаться без добычи стыдно, украл у дурбанов жеребца с табуном кобылиц и, наконец, наполнил сапоги (ибо другой тары у него не было) яйцами дикой утки. После этих подвигов он вернулся домой, где по нему шли поминки. Как он погиб - неизвестно, но вскоре его сменил Хадан-тайши, который только за 1161-1162 гг. проиграет татарам тринадцать сражений[36].

Особенно трагичным для монголов было поражение при озере Буир-Нор в 1161 г., после чего монгольское ханство распалось, так как часть племен отказалась класть жизнь за бездарного предводителя и выполнять приказы, неисполнимость которых была очевидна.

Чжурчжэньское правительство, узнав о таком сверхудачном для него обороте дел, приостановило готовившийся поход [37] ради экономии средств, которые понадобились новому императору Улу для подавления восстания киданей. Кидани продолжали ненавидеть своих поработителей. Узнав об убийстве кровожадного Дигуная, они сочли 1162 г. моментом, благоприятствующим восстанию. Однако чжурчжэньские ветераны снова одержали победу. Захваченных в плен воинов предали казни, а женщин обратили в наложниц[38]. Эта неожиданная диверсия спасла монголов от полного истребления.

С другой стороны, китайская война поглощала большие силы чжурчжэней вплоть до 1165 г., когда китайцы были наголову разбиты при Хуай-Яне. После этой битвы был заключен выгодный для чжурчжэней мир, но время для войны с монголами оказалось упущено.

Но даже при столь благоприятном стечении обстоятельств Монгольское ханство находилось на краю гибели. Зажатые татарами с юго-востока, а меркитами - с северо-запада, монголы должны были найти союзника, который помог бы им даже не победить, а хотя бы уцелеть. Тогда Хадан обратился за помощью к кераитскому принцу, сыну погибшего Маркуза, носившего титул "гурхан" (глава межплеменного объединения). По-видимому, они договорились, но перед отъездом кравчие гурхана угостили монголов, согласно обычаю, тарасуном (молочной водкой). Нухуров вырвало, и они уцелели, а Хадан, пивший последним, вскоре скончался. Видимо, чжурчжэньские шпионы проникли и сюда. После гибели Хадана Монгольская держава распалась, но поскольку защищаться от врагов было нужно, то военным предводителем стал один из внуков Хабул-хагана - Есугей-багатур.

ЕСУГЕЙ-БАГАТУР

В то самое время, когда татары везли связанного Амбагай-хагана на смертную муку в Китай, его молодой племянник Есугей забавлялся охотой на птиц на зеленом берегу светлого Онона. Навстречу ему попался возок, в котором сидела молодая, очень красивая девушка, а рядом ехал ее новобрачный - Еке-Чиледу из племени меркит. Есугей немедленно съездил домой и вернулся с двумя своими братьями. Чиледу понял, что он один не справится с тремя богатырями, и, хлестнув коня, пустил его полным галопом, пытаясь скрыться за холмом. Монголы помчались за ним, но отстали настолько, что Чиледу, обогнув холм, вернулся к возку. Умная девушка быстро сказала ему: "Разве ты не понял, что дело идет о твоей жизни? Найди себе другую жену, но назови ее моим именем - Оэлун. Спасайся". Трое преследователей уже показались из-за сопки и подлетали к Чиледу. Снова хлестнул своего скакуна меркит и помчался вверх по Онону. Монголы долго гнались за ним, но отстали. Тогда они вернулись к возку и повезли плачущую пленницу к себе в становище. Они не были злыми и утешали Оэлун тем, что теперь, мол, все равно ничего вернуть нельзя.

Да, по тем жестоким временам это было обыкновенное умыкание невесты, хотя все-таки даже и тогда полагалось спросить ее мнение и получить согласие. Но с такой мелочью не посчитались, и Оэлун стала первой женой Есугея.

Трудно было найти лучшую подругу, и столь же трудно было нажить более непримиримых врагов, чем воинственные меркиты, которые не забывали ничего. Таким образом монголы, которым предстояла война с южными соседями - татарами, снова поссорились с северными соседями - меркитами, причем в самый неподходящий момент. Медовый месяц Есугея оборвался в самом начале - разгорелась война с татарами за кровь Амбагая.

В этой войне наибольший успех выпал на долю Есугей-багатура. В 1162 г. ему удалось захватить в плен нескольких татарских богатырей как раз в то время, когда Оэлун подарила ему первенца. Растроганный отец назвал его Тэмуджином, по имени пленника, убитого при рождении сына. Таким образом, новорожденный сразу стал кровным врагом могучего татарского племени. Это в дальнейшем весьма осложнило его жизнь.

Как ни странно, брак Есугея и Оэлун оказался счастливым. Она родила еще трех сыновей: Хасара - в 1164 г., Хачиуна - в 1166 г., Тэмуге - в 1169 г. и дочь Тэмулун - в 1170 г. От второй жены у Есугея было два сына: Бектер и Бельгутей. За эти годы Есугей-багатур сделался сильным и влиятельным вождем, хотя и не был выбран в ханы. Впрочем, это не мешало ему весело жить, а в свободное время заниматься политикой. Серьезная политика началась около 1170 г.

Естественным союзником монголов в борьбе с чжурчжэнями были кераиты, но в этой могучей орде не было порядка.

Многолюдное, богатое и культурное Кераитское ханство было окружено со всех сторон врагами, а родовичи вместо того, чтобы крепить державу, вступали в сделки то с найманами, то с меркитами, то с татарами. Сам хан был неприкосновенным, но его сыну Тогрулу пришлось плохо. В семилетнем возрасте он попал в плен к меркитам, и его заставляли толочь просо в ступе, т.е. использовали ханского сына как домашнюю прислугу. Спас его отец, совершивший набег на меркитское становище, чтобы вернуть сына. Через шесть лет Тогрула вместе с матерью захватили татары. На этот раз он помощи из дому не дождался. Будучи человеком смелым, царевич бежал сам и вернулся к отцу, наследником которого он был.

Эти события указывают на крайнюю напряженность отношений в ставке кераитского хана. Дважды пленить царевича враги могли лишь при пособничестве ханских родственников и вельмож. И неудивительно, что, вступив на престол, Тогрул казнил нескольких своих родственников. Но уцелевший дядя, носивший титул "гурхан", возмутил народ и сверг Тогрула.

Вспомним, что в ставке этого самого гурхана был отравлен Хадан-тайши. Пусть даже сам гурхан был в этом неповинен, но ведь он не принял мер к охране особы союзника и гостя. Поэтому симпатии монголов оказались на стороне Тогрула. В 1170 или 1171 г. с берегов Онона на берега Толы пришел с верным войском Есугей-багатур и вынудил гурхана бежать за Гоби, к тангутам, а Тогрул снова сел на престол.

После такого подвига Есугей вернулся к личным делам: он помолвил своего девятилетнего сына Тэмуджина с десятилетней Бортэ из племени хонкират. Искренний и добродушный Дай-Сэчэн, отец невесты, очень хорошо принял будущего зятя. "Во взгляде его - огонь, а лицо - что заря", - сказал он Есугею. А тот, оставляя сына в кочевье хонкиратов, только об одном просил свата: "Побереги моего мальчика от собак. Он их очень боится". Это последнее было несколько необычно. Страшные волкодавы, охраняющие овец, никогда не трогают детей. Монгольский мальчишка одним взмахом широкого рукава запросто разгоняет лающую свору псов. Предупреждение Есугея говорит о повышенной нервозности Тэмуджина, часто сопутствующей развитому воображению и предприимчивости. С годами такая нервозность подавляется волей и рассудком, благодаря чему не приносит ущерба.

Возвращаясь домой, Есугей заметил группу людей, пировавших среди степи. Так как он устал и томился жаждой, то подъехал к ним и... увидел, что это татары. Те его тоже узнали, но пригласили на пир как гостя. Есугей поел и выпил, но, уезжая, почувствовал себя плохо. С трудом добрался он до дому, будучи уверен, что его отравили за старые обиды. С этой уверенностью он и умер.

Трудно утверждать, что Есугей поставил себе правильный диагноз. Все-таки после пира он провел в седле три дня, хотя и очень плохо себя чувствовал. Болезнь обострилась лишь на четверные сутки, когда он был дома. Тут возможна любая инфекция. Важно другое: его уверенность, что степные обычаи гостеприимства могут быть попраны и забыты. Твердый стереотип поведения монголов ломался на глазах.

Перед смертью Есугей-багатур позвал к себе одного из своих нухуров, Мунлика, поручил ему заботу о семье и просил скорее вернуть домой Тэмуджина. Мунлик оказался достойным оказанного ему доверия: немедленно поехал к хонкиратам, сказал, что отец скучает о сыне, и привез мальчика домой. Узнав о потере, Тэмуджин упал от горя на землю и бился в судорогах. Отец Мунлика, старый Чарха, сказал ему: "Что ты, бедняга, бьешься, как пойманный таймень? Позови своих турхаудов (стражу)". Совет был мудр, но неисполним. Тэмуджин был сыном не царя или феодального сеньора, а богатыря, все богатство которого заключалось в его энергии и незаурядных организаторских способностях.

Соплеменники Есугея эти способности ценили, ибо им было удобно переложить ответственность за военные действия, которые производились ежегодно, на плечи человека не чужого и не очень близкого. Но как часто бывает, они не испытывали к своему вождю ни любви, ни привязанности, а уважение - не гарантия верности, особенно в случае внезапной беды. Юный наследник погибшего богатыря был никому не нужен и не интересен.

Однако среди монгольских знатных родовичей нашлись люди добросердечные. Таким оказался глава племени тайджиутов Таргутай-Кирилтух. Он посетил кочевье Есугея и привел к себе юного Тэмуджина, чтобы "учить его, как учат трехлетнего жеребенка". Таргутай-Кирилтух помог ему перенести горечь потери, не помышляя о том, что это через много лет избавит его от мучительной смерти. Но Таргутай-Кирилтух был не хаганом, а лишь нойоном в своем племени. Он мог советовать, а не повелевать; советы же, даже если их выслушивают, редко принимают к исполнению. Именно такую свободу обеспечивал древний родовой строй, при котором общественное мнение направляется не политическими расчетами мудрых старейшин и энергичных вождей. Подчас решающее значение приобретает мнение капризных женщин и их слуг. Они могут безнаказанно совершать безответственные поступки, отнюдь не задумываясь над их последствиями.

Так было и в этом случае. Прошла зима, память о заслугах Есугея померкла... и тогда началось[39].

ГОРЕЧЬ СИРОТСТВА

Весной 1172 или 1173 г., вдовы Амбагай-хана Орбай и Сохотай, согласно обычаю, поехали на кладбище - в "Землю предков", чтобы совершить традиционную тризну. Оэлун поехала тоже, но случайно запоздала и крайне огорчилась, увидев, что ее не подождали. Она обратилась к женщинам с упреками; те ответили, что она не заслуживает приглашения и что они не желают иметь с нею никаких отношений. Казалось бы, это пустяк, но, как ни странно, именно женская ссора оказалась выражением настроений масс, которые не замедлили воспользоваться случаем. Они откочевали вниз по реке Онон, покинув семью Есугея на произвол судьбы.

По сути дела, поступок монголов-тайджиутов был не только гнусной неблагодарностью, но и преступлением. Остаться в степи без помощи и защиты - это перспектива медленной смерти, с ничтожными шансами на спасение. Друг Есугея, старик Чарха, попытался уговорить уходивших людей... и получил удар копьем в спину. Оэлун подняла бунчук Есугея и призвала народ не покидать знамя. Многие усовестились и вернулись, но ненадолго. Вскоре они опять ушли вслед за остальными.

Но каков же был мотив у ушедших? Он был крайне прост и подл. "Ключ иссяк, бел-камень треснул", - сказал Тодоен-Гиртай, ударивший копьем верного Чарху. Эта монгольская пословица означала крах чего-либо. А поддерживать ослабевшего и нуждающегося в помощи обывателю противопоказано. Обыватель, степной или городской, будет ползать на животе перед богатырем, но расплатится за свое унижение с его вдовами и сиротами. Так семья Борджигинов превратилась в "людей длинной воли", хотя и вопреки своей воле. То, что дети Есугея остались живы, - заслуга Оэлун. Ведь старшему ее сыну в это время было только 11 лет, а младшей дочке - один год. Скот Есугея тайджиуты угнали, единственной пищей, которой Оэлун и вторая жена Есугея, Сочихэл, кормили своих сыновей, были мучнистые клубни саранки и острые, похожие на чеснок корни черемши. Когда дети подросли, они стали ловить рыбу в Ононе и из детских луков стрелять дроф и сурков. Но для того чтобы прокормиться таким образом, приходилось забыть слово "отдых", потому что на зиму надо сделать запас. И этот кошмар продолжался пять или шесть лет.

Можно только приблизительно вычислить, что около 1178 г. (плюс-минус 2 года), когда Тэмуджину было 16 лет, а его брату Хасару -14, у семьи Борджигинов уже было 9 соловых меринов, луки и достаточное количество стрел. К этому времени подросли и дети Сочихэл, Бектер и Бельгутей, ровесники Тэмуджина и Хасара.

Источники не сообщают об отношениях семьи Борджигинов с другими монгольскими племенами. Но ведь долина Онона не планета в космосе, и, следовательно, дети Есугея были не совсем одиноки. Так, в 1173 г. одиннадцатилетний Тэмуджин играл в альчики (бабки) на льду Онона с Джамухой, членом знатного рода племени джаджиратов. Весной того же года они обменялись стрелами и поклялись друг другу в верности, как анды - побратимы. Трогательный обычай побратимства, унаследованный монголами от далеких предков и ставший в XII в. почти анахронизмом, заключался в крепкой и постоянной взаимовыручке. "Анды - как одна душа" - эти слова были ими услышаны от стариков, и они их запомнили на всю жизнь.

БРАТОУБИЙСТВО

И вот начинается пора загадок. В 1178 или 1179 г. Тэмуджин и Хасар убили своего сводного брата Бектера. И главное, из-за чего? Из-за пустяков! Вот на это-то и следует обратить внимание.

Бектер был самым сильным из братьев и, пользуясь своим влиянием на Бельгутея, обращался с Тэмуджином и Хасаром безобразно. Он отнимал у них то пойманную рыбу, то подстреленную птицу, а когда братья жаловались матери, та ханжески укоряла их за то, что они не могут жить в мире с обидчиком.

Однажды Тэмуджин и Хасар подкрались к Бектеру, сторожившему табун, с луками наготове. Бектер, понимая, что обречен, будто бы сказал: "Думаете ли вы о том, с чьей помощью можно исполнить непосильную для вас месть за обиды, нанесенные тайджиутскими братьями? Зачем вы смотрите на меня, будто я у вас ресница в глазу или заноза в зубах... В минуты, когда у нас нет друзей, кроме своих теней, нет плети, кроме бычьего хвоста. Не разоряйте моего очага, не губите Бельгутея" (Сокр. ск. §77)-и, сев на корточки, дал себя застрелить.

Речь эта тем более удивительна, что в ней даже не упомянута причина ссоры - отнятая рыба. Перед лицом смерти обычно говорят то, что думают, и то, что может спасти. Бектер о рыбе и птице забыл, но вспомнил о "тайджиутских братьях", месть которым "непосильна". И вряд ли здесь можно видеть "факт, свидетельствующий о мстительности и жестокости характера будущего Чингисхана", который будто бы видел в Бектере соперника[1]. Эту концепцию старательно навязывал читателям автор "Тайной истории", тенденциозность которой несомненна[2]. О каком соперничестве можно говорить, когда речь идет о четырех мальчиках, против которых настроено могучее племя? Нет, тут что-то иное, гораздо более серьезное.

Судя по словам Вектора, если только они переданы историком правильно, он вполне понимал, что убить его есть за что. Но за неуживчивость не убивают, особенно когда можно просто разъехаться. И еще более странно, что в повествовании нет ни слова о реакции матери Бектера, но приведено древнее проклятие, обрушенное на голову Тэмуджина и Хасара их собственной матерью Оэлун, которая была Бектеру мачехой и не могла любить злого мальчишку, постоянно обижавшего ее сыновей.

Оэлун почему-то все время защищала Бектера, даже когда он был заведомо не прав, и только причитала: "Ах, что мне с вами делать? Что это вы так неладно живете со своими братьями! Не смейте так поступать!" (Сокр. ск. § 76). Похоже на то, что она боялась Бектера и стремилась избежать ссоры любым путем.

Но когда убийство свершилось и Оэлун по выражению лиц сыновей узнала о происшедшем, она обрушила на них проклятие, смысл коего был в том, что нельзя убивать родственника, когда "нет друга, кроме своей тени, нет плети, кроме конского хвоста" (Сокр. ск. § 77-78). Укор сам по себе циничный, пожалуй, не по существу.

Теперь попробуем разобраться, откуда автор источника мог знать о последних словах Бектера? Только от его убийц. Последние же не были заинтересованы ни в чем, кроме самооправдания. Значит, они передали потомству то, что считали нужным. Однако если доверять тексту, то Хасар поступил дурно, выстрелив в грудь брата, а Тэмуджин еще хуже, стреляя ему в спину. Полно, так ли просто все это дело? И вряд ли Бектер, доведший своих братьев до исступления, вдруг оказался столь робким и тихим! И почему его брат Бельгутей так спокойно перенес его предательское убийство, что даже не испортил отношений с Тэмуджином? Не слишком ли много вопросов, на которые автор источника не дает ответов?

Можно предложить два варианта истолкования этого странного братоубийства: один - основанный на доверии к источнику, второй - скептический.

Допустим, что Тэмуджин и Хасар убили Бектера за постоянное издевательство, а Оэлун отругала их за то, что они сами лишили себя военного товарища. Но разве можно идти в бой рука об руку с человеком, который даже пойманную рыбу у тебя отнимает? А ну как в бою он выкинет что-нибудь подобное? Ведь это может стоить жизни.

Затем, имеет ли право человек, стремящийся к власти, допускать, чтобы им помыкали? Такая уступчивость обязательно вызывает презрение тех, кто должны были бы быть его последователями. А так как Бектеру ничего нельзя было внушить, то возникает мысль, что его поведение было нарочитым. Тэмуджин подрос и, очевидно, уже стал проявлять способности, которые впоследствии доставили ему престол. Бектер полагал, что ему ничего не грозит. Значит, у него были сильные защитники.

И тут возникают веские основания для скепсиса. А что, если автор источника знал только то, что ему сознательно внушили и чему он искренне поверил? Не было ли скрытой причины для братоубийства, которой не знала даже Оэлун? Такой веской причиной могла быть только измена. Этого монголы не прощали не только в силу характера, но и по догмату своей религии. Врагами Тэмуджина был тайджиуты; следовательно, именно они были заинтересованы в том, чтобы в стане Борджигинов был их лазутчик. Но откуда мог это узнать Тэмуджин? Только от Бельгутея, человека искреннего, простодушного и болтливого. Вот поэтому-то Бельгутей и не негодовал после убийства брата, а Тэмуджин любил его всю жизнь больше, чем родных братьев.

Но если наша догадка правильна, то смерть Бектера не могла остаться неотомщенной. Таков был древний монгольский обычай. Так что же случилось после смерти Бектера или, точнее, из-за нее?

ОХОТА НА ЧЕЛОВЕКА

События разворачивались быстро. Оэлун причитала недаром. Глава тайджиутов Таргутай-Кирилтух со своими тургаутами (стражей) нагрянул на становище Борджигинов, но не застал их врасплох. Матери и дети бросились в тайгу и укрылись в укреплении из поваленных деревьев, которое быстро соорудил Бельгутей. Хасар, стрелял из лука, удерживал неприятеля на расстоянии, но тайджиуты не обращали на него внимания и кричали: "Выдайте нам Тэмуджина. Других нам не надо!" (Сокр. ск. § 79). Если до этого могли быть сомнения в том, что Бектер занимался шпионажем, то теперь для них места не осталось. И следил он не за всей семьей, а только за Тэмуджином, потому что на Хасара, также принимавшего участие в убийстве шпиона, тайджиуты внимания не обращали, хотя он стрелял в них. Незаурядность Тедмуджина открылась слишком рано, а это ничего, кроме неприятностей, не приносит.

Тэмуджину оставалось только одно - бежать в горный лес. Чащи на монгольских горах до того густые, что, не зная звериных тропинок, пройти в лес нельзя. Но есть в лесу нечего. И хотя Тэмуджин девять дней переносил голод, ему пришлось спуститься в долину. А там его ждали дозоры тайджиутов, которые привели пленника к Таргутаю-Кирилтуху. Но этот добрый человек опять спас жизнь сыну своего друга. Он "подверг его законному наказанию" (Сокр. ск. § 81), т.е. заменил смерть колодкой на шее и запрещением ночевать более одного раза в одной юрте. Несчастный мальчик должен был скитаться из юрты в юрту, вымаливая, чтобы его покормили и напоили, потому что колодник не может есть и пить без посторонней помощи.

Тайджиуты полагали, и не без оснований, что юноша, попавший в плен, обязан потерять самообладание и надежду на спасение. Так бы оно и было, если бы Тэмуджин был как все. Но ведь тогда его не стоило бы преследовать.

16-го дня первого летнего месяца, в полнолуние, тайджиуты справляли очередной праздник и, как водится, выпили изрядно. Тэмуджина в этот день сторожил какой-то слабосильный парень, который не принял участия в общей выпивке. Тэмуджин подождал, пока пирующие разошлись спать, и тогда, развернувшись, ударил своего стража по голове той самой колодкой, которая сжимала его шею. Тот упал, а Тэмуджин бросился бежать, сначала в лес на берегу Онона, а потом к реке, где лег на мелком месте, пустив колодку по течению. Парень, стороживший пленника, очухавшись, закричал: "Упустил я колодника!", и тайджиуты бросились искать беглеца. Луна освещала лес, и было светло как днем. И вот Тэмуджин увидел, что прямо над ним стоит человек и смотрит ему в лицо. Это был Сорган-Шира из племени сулдус, находившегося в подчинении у тайджиутов. Некоторое время они смотрели друг другу в глаза, а потом Сорган-Шира сказал: "Вот за то-то тебя и не любят твои братья, что ты так сметлив. Не бойся, лежи так, я не выдам" - и уехал дальше.

Не найдя беглеца, тайджиуты стали советоваться. Сорган-Шира предложил пройти каждому по своему пути обратно, тщательно осматривая местность, и, проходя мимо Тэмуджина, бросил ему: "Твои братцы тут точат на тебя зубы, но не бойся, лежи" - и проехал.

Нетрудно понять, что поиски результата не дали. Тайджиуты разошлись спать, решив, что человек в колодке далеко не уйдет.

Когда преследователи разошлись по юртам, Тэмуджин вылез из воды и пошел искать юрту Сорган-Ширы. Он легко ее обнаружил по шуму от мутовки при сбивании кумыса. Сорган-Шира был напуган до полусмерти, но его сыновья Чимбай и Чилаун сказали: "Когда хищник загонит пташку в чашу, то ведь и чаша ее спасает". Они сняли колодку с шеи узника и сожгли ее в огне очага, а самого Тэмуджина спрятали в повозке, нагруженной шерстью, поручив заботу о нем своей сестренке Хадаан, наказав ей не проболтаться.

Три раскаленных летних дня и три душные ночи лежал Тэмуджин под грудой шерсти. На третий день тайджиуты, обыскивая все становище, пришли к юрте Сорган-Ширы и стали раскидывать шерсть на телеге. Но Сорган-Шира, побуждаемый вполне понятным страхом, сказал им: "В такую жару разве можно вытерпеть, лежа под шерстью?" Это показалось столь убедительным, что тайджиуты спустились с телеги и ушли.

Поведение тайджиутов как нельзя лучше характеризует образ жизни монгольского кочевья старого типа: полное отсутствие дисциплины и вялое отношение к общественным задачам. Тайджиутские мужи не могли не понимать, что беглец таится где-то близко и убежать пешком не может. Стоило им выставить дозоры, которые бы взяли под наблюдение окрестности кочевья... и пленник был бы пойман. Но вместо этого они вернулись к своим привычным делам, а скорее всего разошлись по домам отдыхать. И не нашлось вождя, который заставил бы воинов преодолеть привычную лень. Это спасло Тэмуджина.

Сорган-Шира постарался как можно скорее отделаться от гостя, который "чуть было не погубил его, словно ветер, развеивающий пепел". Для Сорган-Ширы, как, впрочем, и для всей его семьи, был единственный способ остаться живым: помочь Тэмуджину спастись. Поэтому Сорган-Ширн привел яловую саврасую кобылицу, сварил полуторагодовалого ягненка, наполнил водой бурдюк и добавил к этим дарам лук и две стрелы. Но ни седла, ни огнива он не дал Тэмуджину, хотя великолепно знал, насколько нужно в пути то и другое.

Последнее показывает, насколько рискованно было в те времена хранить чистую совесть. Тэмуджина могли настичь на дороге, но тогда Сорган-Шира от своего участия в побеге мог отпереться. Лошадь беглец мог поймать на пастбище, мясо и бурдюк - украсть, потому что малоценные предметы часто оставляли вне юрты. Лук вообще запрещалось вносить в чужой дом: его клали на верхний карниз входной двери. Утащить лук оттуда не составляло никакого труда. Но седло хранили дома, а огниво носили при себе: обе эти вещи имели вполне индивидуальный облик, что делало их неоспоримыми вещественными уликами. Поэтому Сорган-Шира оставил Тэмуджина без огня и седла, но Тэмуджин никогда этого не ставил ему и вину и даже, став ханом, запретил произносить упреки по адресу своего спасителя.

Сначала Тэмуджин добрался до места, где стояла его разрушенная юрта, а потом по следам нашел свою семью, не чаявшую увидеть его живым. Борджигины двинулись дальше и укрылись на южном склоне хребта Бурхан-Халдун, где их не смогли отыскать тайджиуты. Одно это уже показывает, что Бектер был убит не напрасно: некому стало доносить вражи о местопребывании семьи.

В этом эпизоде привлекает внимание не столько авантюрный сюжет, сколько четкая разница поведенческих стереотипов старого и молодого поколений. Пожилые - Таргутай-Кирилтух, Сорган-Шира и их сверстники - люди добродушные, отзывчивые и довольно инертные. Им легче не сделать, нежели совершить, а начав дело, они его до конца не доводят: убежал Тэмуджин неизвестно куда - ну и пусть его, а нам искать некогда. Это типичная психология обывателя: в деревне, в городе, в степи она одна и та же.

Молодежь этого поколения совсем иная. Не только Тэмуджин и его братья, но и дети Сорган-Ширы инициативны, верны своим принципам, упорны и без страха идут на смертельный риск. Если бы такими были соратники Амбагай-хана, то он не умер бы пригвожденным к деревянному ослу. Его бы либо выручили, либо так отплатили бы чжурчжэням, что отбили бы у них охоту к завоеваниям. И то, что это не единичные случаи, которые бывают постоянно, но редко, мы увидим из дальнейшего описания, посвященного тем годам, когда эти юноши подросли и начали действовать самостоятельно. А пока они питаются тарбаганами да сусликами и копят силы, вернемся к биографии Тэмуджина, единственной освещенной источниками. Это еще не жизнеописание, а рассказ о жизни небогатого монгольского юноши, лишенного поддержки и заступничества, но полного энергии и мужества.

ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК

Мирное и одинокое существование семьи Борджигинов было нарушено внезапной бедой: грабители угнали восемь соловых меринов и скрылись. Тэмуджин бросился в погоню на последней лошади, уцелевшей потому, что Бельгутей ездил на ней охотиться. Погоня по следу продолжалась семь дней, т.е. пришлось проехать около 200 км. В пути Тэмуджин встретил молодого пастуха Боорчу, сына Наху-Байана, вполне состоятельного монгола. Боорчу дал Тэмуджину свежего коня и отправился с ним. Когда же они обнаружили стойбище похитителей и уведенных коней, пасшихся поодаль, Боорчу вместе с Тэмуджином отогнали их. Похитители бросились вдогонку, но друзья скрылись под покровом наступившей ночи.

Добравшись через трое бессонных суток до стойбища Наху-Байана, Тэмуджин предложил Боорчу взять за помощь несколько спасенных коней, но тот отказался. Столь же бескорыстным оказался Наху-Байан. Он даже разрешил сыну присоединиться к Тэмуджину и стать его нухуром, т.е. дружинником. Пока же он снабдил гостя на дорогу бараниной и кумысом. Тэмуджин спокойно достиг кочевья Борджигинов, где его мать и братья извелись от беспокойства: ведь Тэмуджин отсутствовал целых две недели. Боорчу приехал к Тэмуджину на службу некоторое время спустя.

Этот эпизод излагался в литературе неоднократно и гораздо более подробно, с воспроизведением диалогов, которые в свою очередь были плодом литературной фантазии автора "Тайной истории", но вне поля зрения комментаторов остались некоторые обстоятельства, на которые следует обратить внимание.

В источнике не названо племя грабителей, хотя невозможно, чтобы оно было Тэмуджину неизвестно. Кочевье конокрадов отстояло от становища Борджигинов на семь дней пути. Это слишком далеко для случайного вора. Видимо, здесь была целенаправленная акция, но чья? По источнику, Боорчу бросился помогать Тэмуджину только под обаянием его личности. Это допустимо, но странно, что старый Наху-Байан проявил такое бескорыстное участие и отпустил единственного сына в услужение случайному знакомому. Тут что-то не так.

Напрашивается мысль, что личные качества Тжмуджина, вызвавшие ненависть тайджиутов, были известны и представителям других родов. Боорчу принадлежал к племени арулат, считавшемуся одним из коренных монгольских племен. Арулаты происходили от младшего сына Хайду и, таким образом, были в родстве с тайджиутами и Борджигинами (Сокр. ск. § 47). Это обстоятельство дало повод Б.Я. Владимирцову зачислить Боорчу в разряд "аристократов" [3]. Однако в перечислении активно действовавших в XII в. племен раздела нирун [4] - арулатов нет. Они упоминаются только в числе родовых подразделений племени урут[5]. Поэтому можно предположить, что древность происхождения не означала процветания, скорее наоборот.

Предположение переходит в уверенность при описании становища Наху-Байана: он живет одиноко, аилом, а не куренем. Значит, это один из "людей длинной воли", что куда больше определяет его вкусы и симпатии, нежели туманная генеалогия. Для людей, предоставленных самим себе, знатное происхождение может быть обузой, но никак не подспорьем. Общность судьбы арулатов и Борджигинов была очевидна. Видимо, именно это толкнуло их потомков друг на друга, тем более что Тэмуджин уже стал известен в Великой степи.

А теперь посмотрим на неизвестных врагов Тэмуджина - конокрадов. Они живут куренем - значит, это большое, организованное племя. Они хорошо одеты: красный халат - не овчина, его надо купить. Но доблесть их относительна. Как только они увидели, что в них может попасть стрела, они отстали и прекратили погоню, несмотря на численное превосходство. Либо они не были лично заинтересованы в сохранении украденных коней, либо просто трусоваты, а скорее и то,и другое. Главное здесь то, что родоплеменная организация выступает против "людей длинной воли", причем последние только защищаются. Но до каких пор можно обороняться? Рано или поздно придется перейти в наступление.

Что же касается безымянности грабителей, то здесь вина автора "Тайной истории". Умолчание не случайно. Скорее всего это были его родные или очень к нему близкие. Поэтому он решил предать их имя забвению, дабы обеспечить их потомкам покой. Но если так, то это было коренное монгольское племя, ибо иноплеменников автор источника не щадит.

Выходит, что внутренняя борьба раздирала монгольское общество, но партии создались не на основе имущественного ценза или знатности, а вследствие выделения "людей длинной воли" - пассионариев, выброшенных из жизни своими более удачливыми собратьями. Но если это так, то именно такое явление следует именовать пассионарным толчком.

ПЕРВАЯ ЖЕНА

Следующим шагом Тэмуджина был его брак с нареченной невестой Бортэ. Когда жених приехал на берег Керулена к хонкиратскому Дай-Сэчэну, тот удивился тому, что Тэмуджин еще жив, так как ненависть тайджиутов к нему получила широкую огласку. Но хонкираты были достаточно самостоятельны, чтобы не считаться с тайджиутами. Они были другой "иргэн", т.е. субэтнос монгольского этноса, столь же древний и столь же сильный, как и тайджиуты[6]. А так как соперничество соседей - явление обычное, то Дай-Сэчэн еще и "обрадовался" (Сокр. ск. § 94). Обручение состоялось по всем правилам, мать невесты проводила ее в семью мужа и подарила ей соболью доху. А это и по тем временам была огромная ценность.

Вряд ли можно осуждать Тэмуджина за то, что он тут же отобрал у молодой жены эту доху и повез ее кераитскому хану Тогрулу в подарок. Тэмуджин знал психологию своих современников. Неблагодарность не была свойством монголов, но услуги, оказанные Тогрулу, успели забыться, а покровительство молодому отверженцу было крайне необходимо. Расчет оказался правильным. Тогрул растрогался, вспомнил былую дружбу с Есугеем и обещал Тэмуджину собрать его рассеянный улус (Сокр. ск. § 96).

Поддержка и покровительство самого сильного хана Монголии сразу изменили положение Тэмуджина. К нему пришел старый кузнец из рода Урянхадай и привел сына в услужение. Это был второй нухур Тэмуджина, Джэлмэ. Ему не пришлось пожалеть о поступке своего отца.

Но не только Боорчу и Джэлмэ умножили число сторонников Тэмуджина, хоть автор "Тайной истории" больше никого не упомянул. За два года (1179 и 1180) сторонниками Тэмуджина стали около 10 тыс. воинов. Они не группировались вокруг его ставки в верховьях Онона[7], а, по-видимому, жили рассеянно, как подобало "людям длинной воли". Как только весть о милости кераитского хана к Тэмуджину распространилась по Великой степи, эти люди объявили себя сторонниками нищего царевича. Соболья доха окупилась сверх меры.

По сути дела Тэмуджин не стал ни ханом, как Тогрул, ни вождем племени, каким был его отец, ни даже богатым человеком, потому что никто из новоявленных сторонников не был его данником или слугой. Тэмуджин стал знаменем создававшейся, но еще не оформившейся партии, человеком, от которого ждали многого, но не давали ему ничего. Положение его стало еще более острым. И неприятности не замедлили воспоследовать.

СТЕПНАЯ ВЕНДЕТТА

Обычно беда приходит неожиданно и не оттуда, откуда ее ждут. Тэмуджин и его родня летом 1180 г. ожидали нападения тайджиутов. Поэтому они откочевали с Онона на истоки Керулена, подальше от своих недругов. Но это не помогло.

Однажды ранним утром, "когда начинает желтеть воздух" (Сокр. ск. § 98), Хоахчин, служанка "матушки" Оэлун, услышала, как от конского топота дрожит земля. Решив, что это едут тайджиуты, она немедленно разбудила хозяев. Те подготовились встретить именно их: поймали девять лошадей, пасшихся неподалеку, и сели: Оэлун с дочкой Тэмулун на одну лошадь, Тэмуджин на другую, затем Хасар, Хачиун, Тэмуга, Бельгутей, Боорчу и Джэлмэ, а одну лошадь оставили заводной, так что Бортэ лошади не досталось.

Остановимся и подумаем, не слишком ли помыкал Тэмуджин молодой женой? И доху он у нее отнял, и во время набега врагов покинул, хорошо ли это? И если это было так, то почему именно Тэмуджин снискал в столь молодые годы преданность и симпатии одних и зависть и ненависть других? В чем тут дело?

Напомним, что Борджигины ждали набега тайджиутов, своих соплеменников и даже родичей. В те времена в семейных стычках женщине из чужого иргэна ничто не грозило. А Бортэ была хонкиратка по крови, на что факт замужества не влиял. Если бы нападавшие были тайджиутами, то Бортэ вместе со старой Хоахчин и матерью Бельгутея, Сочихэл, пересидела бы набег в юрте, но напали не тайджиуты, а меркиты. Они проделали путь свыше 300 км[8], чтобы захватить Борджигинов врасплох, и своей цели почти достигли. Однако настороженность и привычка быть преследуемыми сказались... и Борджигины скрылись на горе Бурхан, в лесистом Хэнтэе. Предусмотрительная Хоахчин решила, что хотя тайджиуты Бортэ не убьют, но молодые воины для красивой женщины всегда опасны. Поэтому она скрыла Бортэ в крытом возке, запрягла в него пестрого быка и поехала к бору, темневшему на склонах долины в первых лучах рассвета. Однако воины обыскали возок, нашли Бортэ и увезли всех трех женщин, говоря, что это воздаяние за похищение Оэлун Есугеем.

Похищения меркитам было мало. Они бросились искать Тэмуджина. Но в лесной чаще, "где сытому змею не проползти" (Сокр. ск. § 102), меркиты оказались бессильны. Бросив бесплодную погоню, меркиты повернули коней домой.

Тэмуджин послал на разведку Бельгутея и Боорчу. Те следили за меркитами трое суток и выяснили, что это были три племенных вождя: Тохта-Беги, Даир-Усун и Хаатай-Дармала - во главе трехсот всадников. Набег их был интерпретирован как месть за похищение Оэлун, но уж очень она запоздала: на целых 20 лет! И почему меркиты так искали в лесной чаще Тэмуджина? Видимо, им было нужно его убить, но для чего?

То, что непонятно нам, было ясно современникам событий, и в первую очередь самому Тэмуджину. В молитве или речи, произнесенной им после ухода меркитов, звучат трагические ноты: "Бурханхалдуном (название горы, поросшей лесом в Хэнтэе) изблевана жизнь моя, подобная жизни вши... защищена жизнь моя, подобная жизни ласточки. Великий ужас я испытал" (Сокр. ск. § 103). И он повелел потомкам поклоняться этой горе, как святыне.

Самое удивительное, что никто из монголов XII-XIII вв. не расценил поведение Тэмуджина как трусость или слабодушие. Наоборот, бегство в горы рассматривалось как подвиг, а пленение покинутой жены - как неприятность, не более. Видимо, была немалая разница между племенной борьбой внутри монгольского этноса и войной с меркитами, которые монголами не были, но соперничали с монголами за место под солнцем. Для того,чтобы уяснить разницу между войной на уровне этноса и войной на уровне суперэтноса, вспомним судьбу двух Наполеонов - III и IV. Первый после капитуляции в Седане был освобожден и коротал конец жизни в Англии, второй, попавшись зулусам, был тут же заколот ассегаями.

Но даже не просто опасность для жизни, а что-то большее имело значение для Тэмуджина. Это будет видно из того, что похищение Бортэ вызвало те же последствия, что и похищение Елены Спартанской Парисом. Только монголы оказались куда оперативнее ахейцев, и война не затянулась.

"ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА" НА СЕЛЕНГЕ

Тэмуджин не терял ни минуты. Сразу же после набега меркитов он поехал к Тогрулу в его ставку Темный Бор, на берегу Толы, рассказал о случившемся и просил помощи. Доха и тут решила дело. Тогрул ответил, что в благодарность за черную доху он предаст огню всех меркитов, возвратит Бортэ, выставит для этой цели две тьмы (20 тыс. сабель), но предложил немедленно обратиться к Джамухе, вождю джаджиратов, побратиму Тэмуджина, чтобы тот привел тоже 20 тыс. всадников для образования левого крыла, и назначил место встречи (Сокр. ск. § 104).

Кажется удивительным и то, что против 300 меркитов, участвовавших в набеге, мало 20 тыс. кераитов, и то, что Тогрул ставит выполнение своего обещания помогать Тэмуджину в зависимость от позиции вождя джаджиратов Джамухи. Джаджираты входили в раздел нирун, так как происходили от сына одной из жен Бодончара, которую тот захватил беременной. Бодончар ребенка усыновил. Потомком этого мальчика был Джамуха-сэцэн.

Юридически джаджираты считались равноправными с другими монгольскими племенами, но оттенок неполноценности из-за сомнительной генеалогии родоначальника лежал на них нетяжелым, но противным бременем. И вот теперь от позиции их вождя зависела судьба военной операции, по масштабу равновеликой среднему крестовому походу. Приходится признать, что прямые данные источников по нашей проблеме создают у читателя не только неполное, но и искаженное представление о действительной расстановке сил в Монголии XII в.

Тэмуджин послал к Джамухе Хасара и Бельгутея напомнить о принадлежности к одной большой семье, передать обращение Тогрула и просить выставить 20 тыс. воинов для освобождения Бортэ. Все это выглядит похожим на мобилизацию ахейских базилевсов для возвращения Елены Прекрасной, с той лишь разницей, что Елену спасали вопреки ее желанию.

Мотив, по которому Джамуха должен был поднять в поход свой народ, - только общемонгольский патриотизм. Однако этого оказалось достаточно. Джамуха согласился привести одну тьму, а вторую составить из ''людей анды", т.е. Тэмуджина (Сокр. ск. § 106). На том и порешили.

Тэмуджин послал уведомление кераитам и через некоторое время соединился с Тогрулом и его братом Чжа-гамбу (тибетский титул, присвоенный этим принцем). Как ни странно, войска Тэмуджин не привел, но когда союзники с трехдневным опозданием прибыли к месту встречи, то Джамуха их ждал во главе двух тумэнов - своего и тэмуджиновского. Видимо, влияние джаджиратского вождя среди монголов было больше, чем у кого бы то ни было. И когда Джамуха взял на себя составление диспозиции и командование, то против такой инициативы никто не возразил.

Тумэн (букв. 10 тыс. воинов) - число условное: часто эти дивизии были в неполном составе. Даже в этом случае монголов и кераитов было около 30 тыс., т.е. в 100 раз больше, чем напавших меркитов. Но и при таком численном перевесе монголы стремились использовать фактор внезапности. Надо думать, за спиной у меркитов были большие силы из людей, настроенных к монголам дурно, и монголы это знали. Видимо, меркиты были не монголы или тюрки, а тогда остается только самодийская группа, к коей их и следует причислить[9].

И ведь вот что любопытно: огромная армия, равная тем, с которыми Чормагун завоевал Иран, а Батый прошел насквозь через Русь, была приведена в действие не для покорения меркитов, а, согласно официальной версии, для возвращения трех пленных женщин. Хотя Джамуха и заявляет, что "налетим и в прах сокрушим... весь народ до конца истребим" (Сокр. ск. § 105), но это похвальба. Ниже мы увидим, что никто из четырех воевод к достижению этой цели не стремится. Наоборот, к походу готовились чрезвычайно тщательно, но крайне быстро, чтобы сохранить преимущество внезапности.

А меркиты почему-то контрудара не ждали. Трудно объяснить это легкомыслие их вождей, потому что впоследствии Тохта-Беги и Даир-Усун проявили себя как незаурядные полководцы. Они рассредоточились, очевидно не предполагая, что Тэмуджин сможет поднять против них своих соплеменников. Это их погубило.

Монголо-кераитская армия выступила из урочища Бото-гон-Борчжи (с верховий Онона), когда полынь пожелтела, рыбаки приступили к осеннему лову, а охотники - к промыслу соболя (Сокр. ск. § 105, 109). Быстро добравшись до реки Хилок, монголы были вынуждены переправляться не вплавь, что было бы скорее, а на плотах, чтобы промокшие люди не застыли на ветру. Здесь они потеряли темп наступления, а меркитские рыбаки и охотники, завидев подходившего к реке врага, бросили свои занятия и поскакали, чтобы предупредить своих соплеменников. Благодаря этому Тохта-Беги и Даир-Усун, а также весь меркитский улус в панике бежали вниз по долине Селенги. Счастливым удалось спастись в "Баргуджин", т.е. за Байкал[10].

Отставшим пришлось плохо. Монголы настигли убегавших меркитов в лесистых низовьях Селенги ночью. Кераиты и монголы "гнали, губили и забирали в плен беглецов" (Сокр. ск. § 110). Исключение составил сам Тэмуджин. Он обогнал толпу бегущих и громко кричал: "Бортэ, Бортэ!" Она услышала его крик, соскочила с телеги вместе со старухой Хоахчин, и обе женщины ухватились за поводья Тэмуджинова коня. Тут Тэмуджин послал нухуров к Тогрулу и Джамухе с просьбой прекратить преследование. Это спасло многих меркитов. Видя, что резня прекращена, они тут же расположились на ночлег.

Меркитам в ту ночь угрожали не только монгольские сабли. Осенняя тайга сулила старикам и детям смерть от утомления и холода (развести костер и обогреться, чтобы не выдать себя врагу, нельзя). Поэтому прекращение преследования было равносильно помилованию: те, кто мог и хотел бежать, получили эту возможность. Среди последних был богатырь Чильгир, которому отдали плененную Бортэ в наложницы. Его не преследовали. Как ни странно, от монголов бежала мать Бельгутея - Сочихэл. Она не пожелала даже увидеть сына, который нашел ее дом. Когда Бельгутей открыл правую дверь, его мать, накинув рваный тулуп, вышла в левую, только чтобы не видеть сына. Разъяренный Бельгутей стал стрелять в сдавшихся меркитов и перебил тех, что сделали набег на гору Бурхан. После того как его уняли, родственниц убитых разделили победители: миловидных - в наложницы, прочих - в домашнюю прислугу.

А потом, как некогда ахейские цари ушли от развалин Трои, монгольские вожди разошлись по домам. О территориальных приобретениях не было и речи.

ПЕРВЕНЕЦ

Испытание, посланное Тэмуджину судьбой, не окончилось с возвращением любимой жены. Бортэ вернулась беременной и вскоре родила сына - Джучи. Тэмуджин признал его своим сыном и заявил, что Бортэ попала в плен уже беременной. Но сомнения грызли и отца,и сына. В семье и ставке роились сплетни, которые преследовали Джучи до самой смерти. Даже родной брат Джагатай в присутствии отца назвал царевича "наследником меркитского плена" [11] (Сокр. ск. § 254), чем вынудил того отказаться от претензий на наследие престола в пользу младшего брата, Угэдэя.

Официальная история монголов, версия которой воспроизведена Рашид-ад-Дином, не могла обойти молчанием этот общеизвестный факт, который к тому же показывает, сколь беззащитен был в молодости будущий великий завоеватель. Для нас, людей XX в., такой подъем от бедности до вершины власти кажется замечательным явлением, но для людей XIV в. трудно было признать, что народ не ценил своего будущего вождя и не помогал ему. Поэтому Рашид-ад-Дин опускает пленение Бортэ и ее спасение из истории подвигов хана Чингиса, но вводит этот эпизод в биографию Бортэ, являющуюся примечанием к его книге. Делает он это крайне осторожно, употребляя оборот, с помощью которого в персидской историографии намекают на отсутствие достоверности сказанного: "Утверждают следующее", а ответственность за переданное пусть лежит на тех, кто "утверждал".

Якобы меркиты увели в плен беременную Бортэ и отдали ее кераитскому хану, а тот вернул ее вместе с новорожденным сыном Чингису[12]. Тенденциозность версии очевидна.

В этих сложных обстоятельствах Тэмуджин показал то величие духа, которое затушевали и официальная,и "тайная" истории. Первая лакировала образ Тэмуджина, пока не превратила его в куклу, а вторая собирала сплетни и сдабривала ими повествование.

Вдумаемся не в слова, а в суть дела. Тэмуджин проявил великодушие, пощадив меркитов, за исключением одного из трех вождей набега, Хаатай-Дармалы, которому надели колодку и увезли судить на место преступления, т.е. на гору Бурхан. Сына признал, жену не попрекал, друзей - Тогрула и Джамуху - поблагодарил и, самое главное, не велел разыскать обидчика Чильгира и свою мачеху Сочихэл. Вопрос с последней очень сложен. Будто бы она мотивировала свое бегство от любящего сына Бельгутея тем, что ей стыдно "смотреть в глаза детям", которые "поделались ханами", а она мается с простолюдином, который только месяц прожил с ней. Ой, врет баба! Ни Бельгутей не сделался ханом, ни она не успела бы привыкнуть к похитителю за столь краткий срок. А стыдно ей действительно было потому, что без помощи кого-то из Борджигинов меркиты не смогли бы найти их ставку. Но если Сочихэл приняла миссию своего старшего сына, Бектера, то понятны и целенаправленный набег меркитов, и ее привязанность к новому мужу, и бегство в тайгу, потому что она боялась - не раскрыта ли ее предательская роль? Но честный и искренний Бельгутей не подозревал свою мать, поэтому он был в отчаянии, потеряв ее.

Да, тяжела была доля Тэмуджина, окруженного лжецами и предателями! И с каким достоинством он ее нес, не дав понять Бельгутею. которого он любил, чем занимались его брат и мать! Такая выдержка ради стремления к цели и есть характерная черта пассионарного человека.

СМЕНА ПОКОЛЕНИЙ

А теперь поставим вопрос иначе: что думали меркитские вожди, бросая 300 всадников в набег на целый народ? Как могли они не ждать контрудара? А ведь они не приняли никаких мер предосторожности. Простительно ли такое легкомыслие?

Однако вспомним, как вели себя монголы 20 лет назад, когда они потеряли Амбагай-хана, предательски выданного татарами на казнь. Выбрали нового хана и напились. А после смерти Есугей-багатура разграбили имущество его сирот. Сирот! Таких врагов меркиты не опасались.

Но прошли годы, и число пассионариев в популяции возросло - соответственно изменился и характер этноса. Равнодушие перестало быть нормой поведения. Более того, оно стало презренным. За обиду одной монголки 40 тыс. воинов сели на коней, и уговаривать их было не нужно. Конечно, не все они искали выхода обуревавшей их энергии. Наверно, многие из них могли бы, подумав, остаться дома и есть жирную баранину, но думать им было некогда. Энергичные и горячие энтузиасты в их среде создали такое настроение (или такое напряжение биополя этносоциальной системы), что оставаться в юрте стало позорно. А после того как воины встали в строй, их вовлекла лавинообразная инерция системы, приведенной в движение, остановить которое до достижения цели мог только равновеликий встречный удар.

Могли ли предвидеть это меркиты? Конечно, нет! Ведь сами они жили северо-западнее ареала пассионарного толчка, и у них молодое поколение воспроизводило стереотип поведения старого. Меркиты были храбры, выносливы, метко стреляли из луков, были верны старейшинам, но этого мало для того, чтобы успешно сражаться с противником, способным на то же самое плюс сверхнапряжение.

Итак, пассионарность Тэмуджина была созвучна настрою многих его сверстников. Благодаря стечению обстоятельств - сочетанию происхождения и таланта, мужества и ума - Тэмуджин стал нравиться людям нового склада, а те в свою очередь были симпатичны ему. Но для того чтобы привести инертную систему в иное состояние, нужно было хоть маленькое потрясение. Так иной раз не закипает перегретая вода, пока кто-нибудь не помешает ее: тогда кипение идет бурно.

Таким "помешиванием" оказался поход на меркитов. "Люди длинной воли" вдруг поняли, что поддержать симпатичного царевича можно, только рискуя жизнью. Риск же был их стихией. И тогда начался процесс, который стимулировали кераитский хан и джаджиратский вождь, видимо не предполагая, к чему это приведет. Но они были не одиноки. Есть аутентичное сведение, хотя и анонимное, но заслуживающее доверия. "В то время существовал некий мудрый и проницательный старец из племени баяут. Он сказал: Сэчэ-бики из племени кият-юркин [13] имеет стремление к власти, но это дело не его. Джамуха-сэчэну, который постоянно сталкивает друг с другом людей и пускается в лицемерные ухищрения различного рода[14], чтобы продвинуть свое дело вперед, это также не удается. Джучибэра, иначе говоря Джучи-хасар, брат Чингиса, тоже имеет такие же стремления. Он рассчитывает на свою силу и искусство метать стрелы, но ему это также не удастся. У Алак-Удура из племени меркит, обладающего стремлением к власти и проявившего известную силу и величие, также ничего не получится. Этот же Тэмуджин, т.е. Чингис-хан, обладает внешностью, повадкой и умением для того, чтобы главенствовать и царствовать, и он, несомненно, достигнет царственного положения.

Эти речи он говорил, согласно монгольскому обычаю, рифмованной иносказательной прозой"[15].

Старец из племени баяут перечислил далеко не всех претендентов на исключительное положение в монгольском обществе конца XII в. Был еще кераитский царевич Илха-сенгун; был жрец "черной веры" Кокочу, присвоивший себе титул Тэб-Тэнгри - Образ Неба [16] чуть было не осуществивший государственный переворот в 1206 г.; был найманский принц Кучлук, биография которого могла бы стать сюжетом приключенческого романа; был Тохта-беги, меркитский вождь, отдавший свою жизнь и жизнь своих сыновей за свободу своего племени: были Джэбэ - искусный стрелок, Субутай - замечательный стратег, Шики-Хутуху - первый монгольский грамотей и многие другие, имена коих не сохранила история. Это показывает, что не личные способности Тэмуджина, добрые или злые, послужили причиной грандиозных событий, связанных с его именем. Больше того, когда Чингис очутился в чжурчжэньском плену [17], видимо около 1185-1196 гг., процесс нарастания пассионарности не прекратился и в 1201 г. перешел в решительную борьбу, гораздо более ожесточенную, чем феодальные и межгосударственные войны. Это было начало монгольской истории.

ГОД СВЕРШЕНИЯ

После набега на меркитов полтора года не происходило никаких заметных событий, потому что энергия закономерностей набухала. Прошу простить применение этого отнюдь не научного термина, но он наиболее адекватно отражает направление процесса, описать который наконец необходимо.

Весной 1182 г. анды Тэмуджин и Джамуха почему-то рассорились и разъехались[1]. Смысл этой размолвки, оказавшейся роковой для всей Евразии, был неясен даже автору "Тайной истории монголов". Он сообщает об этом эпизоде сбивчиво и невнятно[2]. Ясно одно: через сутки после того, как побратимы поссорились, к Тэмуджину стали стекаться монгольские богатыри, как будто они этого момента специально ждали, а Джамуха остался нойоном своего племени, пребывая в дружбе с нойонами соседних племен[3].

Очевидец перечислил поименно 29 батуров (Сокр. ск. § 120), из коих пять привели своих сыновей и братьев. Если этих родственников было по 5-6, то окажется 50-60 человек - число недостаточное для организации державы. Однако это было ядро будущего государства, т.е. первичная консорция, из которых вырастают суперэтносы. У Мухаммеда в начале его деятельности было всего 43 последователя[4], а у Игнатия Лойолы - 6. При этом нельзя утверждать, что 29 богатырей были пассионарны. Субпассионарии тоже трудно уживаются в жестких системах родовых общин - куреней, но так как бежать из них рискованно, то они терпят унижения ради покоя. Когда же создалась орда[5], пусть небольшая, они стали примыкать к ней, сознательно предавая своих родственников. Образцом такого психического склада был старец Хорчи, отделившийся от Джамухи вопреки всем моральным нормам (Сокр. ск. § 121) и предрекший Тэмуджину царскую власть[6]. За это он потребовал обещания не только поставить его нойоном-темником, но и дать ему в жены тридцать красавиц и слушать его советы. Это никакой не пассионарий, а предатель, подхалим и шкурник, и, вероятно, он был не один. Но когда начинается лавинообразный процесс, то он неизбежно втягивает в свое русло разных людей.

А как же "тьма (тумэн) из улуса анды", т.е. Тэмуджина? Очевидно, это племя, связанное с Борджигинами, их можно было пригласить для похода на меркитов как ополчение: после похода они расходились по домам. Драться они могли, но войском не были. Именно отсутствие войска делало монголов беззащитными перед регулярной армией чжурчжэней. Здесь же мы обнаруживаем хоть и небольшой, но дисциплинированный отряд. Это поняли главы некоторых куреней, которые пожелали примкнуть к орде Тэмуджина. Таких нашлось 6, в том числе потомки ханов: Алтан-отчигин, сын Хутула-хана, Хучар-беки, сын Некун-тайджи, Даритай-отчигин, сын Бартан-багатура и главы племени чжурки, считавшегося одним из самых сильных в Монголии: Сэчэ-бики и Тайчу. Вспомним, что Сэчэ-бики назван выше одним из претендентов на престол. Шестым был Ханум из рода Гэнигэс. "Посоветовавшись между собой, Алтан, Хучар, Сэчэ-бики и прочие" поставили Тэмуджина ханом, обещав ему за это выделять половину военной и охотничьей добычи и соблюдать воинский устав, согласно которому за непослушание в военное время полагалась смертная казнь, а в мирное - ссылка на север, в Сибирь. Титулом хана было избрано имя - Чингис. Этносоциальная система усложнялась.

Примечательно, что здесь не было еще народа-войска, собравшегося на курултай. Чингис воспринимался как первый между равными. Однако нойонам пришлось считаться с тем, что особу хана окружали не они, а богатыри. Тэмуджин последних явно предпочитал и больше им доверял. Что же толкнуло нойонов от былой независимости к добровольному подчинению - источник не сообщает. Видимо, Джамуха чем-то вызвал у них недоверие и вражду, но у него осталось еще много сторонников, а детали взаимоотношений между монгольскими нойонами нам неизвестны. Ясно одно: с обеих сторон были и аристократы, и народные массы.

ОБРАЗОВАНИЕ ХАНСТВА

Государство - институт не этнический, а социальный. Возникая при первобытнообщинном строе, оно может охватить один этнос целиком, или несколько соседних этносов, или часть своего этноса, так как две системы отсчета - социальная и этническая - не совпадают[7]. "Аристократы" и "демократы"-багатуры, которых объединяло только стремление к смене старого, прогнившего родового строя на более справедливый, предложили Тэмуджину стать их предводителем с титулом "хаган" (хан), подразумевая под этим только несение военно-административных обязанностей.

Эти люди были аналогией тюркских беков, военных вождей "черной кости" (кара-сеок) [8] у средневековых казахов, унаследовавших чингисовскую военную систему, сложившуюся именно в конце XII в. и отнюдь не повторившую ни хуннскую, ни тюркютскую, ни уйгурскую, хотя некоторые титулы тюрков были заимствованы найманами, кераитами и монголами, однако они приобрели у них иные смысловые оттенки, потому что наряду с обывателями в орде жили степные богатыри - "люди длинной воли", наиболее близкие к хану. Именно благодаря им Тэмуджин стал Чингисом, а термин "хан" получил новое значение - государь.

Термин "Kayav" зафиксирован в истории Восточной Азии сравнительно поздно -в III в. н.э. Хунны и южные сяньби называли своего правителя шаньюй, а слово "хан" отмечено китайскими географами у народа тоба, или табгач. Значение этого титула - военный вождь и первосвященник - по смыслу и звучанию совпадает с дакотским словом "waqan" и, видимо, является отголоском американо-сибирских связей, имевших место на рубеже н.э., до того как эскимосы пресекли общение индейцев с сибирскими народами, причем прослеживалось проникновение американоидов через Берингов пролив в Сибирь, а не наоборот.

В 1-м тысячелетии титул "каган" (или хан) распространился по всей степной зоне Евразии. Так именовались правители тюркютов, действительно бывшие царями-жрецами; уйгуров - до принятия ими манихейства, ограничившего власть хана; хазар, пока еврейская община не перехватила инициативу и не превратила хана в марионетку. Ханами были правители авар, болгар, венгров и даже русов: этот титул носили Владимир Святой, Ярослав Мудрый и, наконец, его внук - Олег Святославич. Но при таком широком распространении смысловые нюансы неизбежно варьировали. В начальном виде значение термина помнили, пожалуй, только монголы, хотя, как было показано выше, не придавали титулу "хан" большого значения. Потому они избрали ханом человека небогатого и невлиятельного, хотя из знатного рода. Это была их ошибка, за которую они заплатили жизнью.

Теперь можно вернуться к вопросу о том, чьи интересы представлял Чингис: аристократии (по В.В.Бартольду) или демократии (по С. А. Козину)[9], но прежде поставим другой, предваряющий вопрос: а были ли в Монголии XII в. аристократы и "демократы"? По происхождению все монголы были равны, ибо предками их были Пестрая Лань и Серый Волк. Богатство преходяще: оно то есть, то потеряно. Влияние в племени зависит от личных качеств, а не от социальной принадлежности. Думается, что сама постановка вопроса неправомерна. Она как бы механически переносит коллизии Западной Европы, где действительно была аристократия из победоносных франков и демократия из покоренных галло-римлян во Франции и саксов в королевствах Германии и Англии, на Великую степь. Стоит ли отказывать этносам в праве на оригинальное развитие? Нужно ли подгонять их историю под рамки тех периодов, которые привычны для немца или француза? Именно это пытались проделать над историей Византии и Руси немецкие историки и их русские последователи в XIX в. Гордые греки с презрением отвергали сопоставление своей высокой культуры с диким Западом, а наши предки робко, но упрямо заявляли: "Мы хотим по-своему пахнуть".

Надо полагать, что целесообразнее не искать сходство Монголии с Францией, а учитывать их различия, особенно очевидные в аспекте географии времени, или палеогеографии голоцена, куда входит и этносоциальная история как необходимый компонент.

Поскольку в Чингисовой орде, не традиционной, а возникшей вопреки традиции, главную роль играли добровольцы, то им было необходимо объяснить цель и смысл дела, за которое надо было отдавать "труды и силы". Иными словами, им была нужна простая и желанная программа. Тэмуджин, испытавший на себе половину тягот своих соратников... вторую половину ему еще предстояло испытать - великолепно понимал, что они хотят двух вещей: справедливого вознаграждения за заслуги, без учета родового старшинства, обычно сводившегося к непотизму (покровительству родственникам за счет героев), и мира! Да-да, вселенского мира[10], при котором можно было бы жить не в тесных куренях, а в аилах, выпускать скот ночью на пастбище и спокойно спать в герах (юртах), не ожидая внезапного нападения чжурчжэньских или меркитских головорезов, а также их наемников - татар.

Первое желание было выполнено, потому что всецело зависело от характера хана, но второе порождало диалектическое противоречие: мира должны хотеть обе стороны, в противном случае он недостижим.

Меньшим, но все же существенным препятствием к установлению мира на границах была принятая в то время форма дипломатических посланий. Этикет требовал, чтобы хан выступал как миродержец и диктовал народам свою волю. Так же составляли свои ноты все тогдашние суверенные государи: германские императоры, греческие базилевсы, арабские халифы и китайские "сыны Неба". Когда эта манера выражения воспринималась буквально, возникали эксцессы, часто кровавые. Послов убивали, а за гостеубийство монголы шли в карательные походы. Да и не могли не идти, ибо их этническая психология была основана на принципе взаимовыручки и признания юридической ответственности коллектива за все поступки его членов. Хан не мог поступать вопреки сложившемуся стереотипу поведения, даже если бы он этого желал. Но ведь он сам был членом этого коллектива, думал и чувствовал так же, как его ратники, а следовательно, неизбежно вступал в войны ради обеспечения приемлемого мира. Увы, незнание соседей и невнимание к их особенностям иногда дорого стоили легкомысленным правителям и их невежественным подданным, полагавшим, что их задача - только подчинение султанам, королям, царям и князьям. Но об этом пойдет речь ниже, а пока отметим, что члены разных этносов реагируют на одинаковые возбуждения разнообразно. Если монголы XIII в. не мыслили, что предательство может остаться безнаказанным, и справедливости ради уничтожали население городов, где были убиты их послы, то переднеазиатские мусульмане считали убийство посла пустяком, из-за которого не стоило волноваться, а "франки" - европейцы, пошедшие в крестовые походы, - не считали нужным кормить своих воинов, из-за чего последние голодали, будучи вынуждены покупать пищу у венецианцев по повышенным ценам, в то время когда их герцоги давали роскошные пиры и балы. А южные китайцы - чиновники и помещики - так прижали своих подчиненных, что вынуждали их бежать в джунгли и составлять банды, жертвами коих становились сами. Доказательство последнего читатель найдет в популярном романе "Речные заводи" (XII в.). Скажу только, что для ликвидации этих банд потребовалась военная операция, которой руководил лучший из китайских полководцев, Йо Фэй, позднее казненный не за неудачи, а за победы, вызвавшие зависть придворных интриганов. Таков был мир перед началом Монголии.

ПРОГРАММЫ

Какова была позиция Тэмуджина, после того как его избрали ханом с громким титулом "Чингис", можно судить только по его предсмертным заявлениям, приведенным в официальной истории и опущенным в "Тайной". Чингис, по словам Рашид-ад-Дина, высказывался так: "У степных народов, которых я подчинил своей власти, воровство, грабеж и прелюбодеяние составляли заурядное явление. Сын не повиновался отцу, муж не доверял жене, жена не считалась с волей мужа, младший не признавал старшего, богатые не помогали бедным, низшие не оказывали почтения высшим, и всюду господствовали самый необузданный произвол и безграничное своеволие. Я положил всему этому конец и ввел законность и порядок"[11].

Это очень важная характеристика того перелома, который по нашей системе отсчета означает начало нового витка этногенеза. Инерция хуннского толчка иссякла, новый можно назвать монголо-маньчжурским или, как принято у французских ориенталистов, татарским, хотя тюркские этносы были втянуты в него благодаря переносу генофонда. Однако вспомним, что этноним "татар" относился к монголоязычному народу, обитавшему на берегах Керулена. Он стал сначала прозвищем всех кочевников, входивших в империю Чингисидов, и лишь в XV в. закрепился за группой поволжских, крымских и тюменских тюрок, сохранивших верность потомкам Чингиса. Поэтому расширенное применение термина "татар" для XIII-XIV вв. правомерно[12].

Сам факт широкого распространения древних "татар" от Хингана до Алтая показывает, что наиболее актуальную политическую проблему - защиту от агрессивных соседей - разные группы кочевников решали различно. У самых культурных и сильных - кераитов и найманов - были ханы и религиозные системы: у кераитов - несторианство, у найманов - буддизм, в меньшей степени несторианство. Ну и что? Ни те, ни другие не сумели возглавить кочевой мир для обороны против империи Кинь, Хорезмийского султаната и Тангутского царства, потому что внутри этих ханств шла борьба придворных клик, парализовавшая их силы.

Большая часть монголов: тайджиуты, сальджиуты, хатагины, дурбэны и икирасы (отрасль хонкиратов), а также их союзники - отуз-татары, ойраты и меркиты - стремились к созданию племенной конфедерации, где власть хана была бы номинальной, а фактическая власть принадлежала бы главам племен. Назвать эту программу "аристократической" было бы неверно, потому что без поддержки "черного" народа вожди племен были бы бессильны, чего на самом деле не было. Недостатком этой политической программы была легализация права на самоуправство, безнаказанные грабежи соседей, угон скота и убийства. Поэтому эта программа, проводившаяся последовательно, потерпела крах.

Но какая-то часть монголов поступилась свободой ради безопасной жизни и гарантированных прав. Эти избрали ханом Тэмуджина и добровольно приняли обременительный закон - Ясу. Любопытно, что большая часть их были "люди длинной воли".

Интересно и очень важно, что Тэмуджин, избранный ханом, сам воспринимал себя столь же обязанным нести службу, как и все те, которые его избрали. Хотя его обращение к Алтану и Хучару, старшим родственникам, датируется 1203 г., оно отражает программу, принятую в 1182 г.:

"Я высказал лишь свое мнение, что земли по Онону не должны оставаться без главы. Я убеждал каждого из вас стать этим, главой, но вы отказались. Я был этим несказанно огорчен... Разве я домогался власти? Я был избран ханом единогласно, дабы оградить от неприятельских покушений земли, занятые нашими предками в области трех рек. Избранный ханом, я подумал, что обязан обогатить тех, кто был мне предан. И все, что я приобретал: скот, юрты, женщин и детей, все это я отдавал вам. Облавой я сгонял вам животных степи. С гор гнал горных животных. А теперь вы служите Ван-хану. Но разве вы не знаете, как он непостоянен?!" [13]

Итак, здесь зафиксировано не безоговорочное подчинение власти, основанной на силе, а острая необходимость обрести силу для самообороны, жертвуя при этом привычной независимостью и личной свободой. Вряд ли все монголы были столь предусмотрительны, что в ожидании будущих благ были готовы проститься с привычным укладом. Поэтому можно думать, что и "аристократы", выбравшие Тэмуджина ханом, и "демократы", послушавшие своих беков, были одинаково ненадежны. Искренними могли быть только "люди длинной воли".

Но кто были эти последние? Класс? Нет! Ибо они не сменили способа производства и производственных отношений. Сословие? Сословием предстояло стать их потомкам в отдаленном будущем. Партия? Тоже нет! Ведь внутренней структуры, организации у них не было.

Это были люди особого поведенческого настроя, отличавшиеся от своих предков и большинства соплеменников большей энергичностью, предприимчивостью, способностью к самопожертвованию, короче говоря - пассионарным напряжением. Все они заражали этим духом тех. кто случайно к ним примкнул. И те вели себя аналогичным способом, видя в послушании хану высшую цель своей жизни. Не произволу хана подчинялись они, а закону, которому подчинялся сам хан. Назывался этот закон Яса.

Разумеется, далеко не все монгольские пассионарии объединились вокруг Чингиса. Многие стали его заклятыми врагами. Они оставались в своих племенах, готовые отстаивать свободу, но... рядом с ними, в одних куренях, жили их субпассионарные и гармоничные родственники, связывавшие инициативу своих защитников.

Такова была расстановка сил в момент избрания Тэмуджина ханом. Она позволила небольшой консорции его сторонников уцелеть и за 20 лет вырасти в самостоятельный субэтнос. Но в эти решающие десятилетия в Монголии не было покоя. Начался тот период фазы пассионарного подъема, который в этнологии характеризуется как раскол этнического поля.

ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ

Когда Тогрул, хан кераитов, узнал, что монголы избрали ханом Тэмуджина, сына его анды и в этом смысле его племенника, он проявил полное удовольствие. Послам, уведомивших его об избрании Тэмуджина, он сказал: "Дело, что посадили на ханство сына моего Тэмуджина! монголам быть без хана? Не разрушайте же этого своего согласия... не обрезайте собственного ворота" (Сокр. ск. § 126).

Думается, что он был прав. Кераитское ханство было зажато между чжурчжэньской империей Кинь и найманским ханством, которое поддерживали воинственные меркиты. Внутри державы

существовала мощная оппозиция хану. Монгольская подмога была необходима как воздух. А договариваться с каждый родовым старейшиной было трудно и бесперспективно: один согласится помогать, а другой откажет из-за лени, тупости или вражды к первому. Легче иметь дело с ханом, сыном лучшего друга и спасителя.

Иначе воспринял весть об избрании Тэмуджина Джамуха. Он ответил не ему, своему анде, а Алтану и Хучару: "Зачем вы, Алтаи и Хучар, разлучили нас с андой, вмешиваясь в наши дела?.. И почему вы не возводили в ханы моего друга Тэмуджина в ту пору, когда мы были неразлучны? И с каким умыслом вы поставили его на ханство теперь?.. Блюдите же данное вами слово покрепче! Получше служите анде моему!" (Сокр. ск. § 127).

Так вот где причина разлуки двух вождей монгольского народа! Просто интриги, которые на личном уровне дали последствия, на первый взгляд пустяковые. Но когда дело перешло на уровень субэтноса, эта размолвка выросла в нечто грандиозное, а при образовании этноса - в трагичное[14].

Мефистофель, уговаривая Фауста расписаться на договоре кровью, говорил: "Кровь - сок совсем особенного свойства", Это подтвердилось в Монголии XII в.

Брат Джамухи, Тайчар, вздумал отогнать у чингисовцев табун. То ли это было легкомыслие, желание проявить удаль, те ли он хотел за что-то насолить Чингису, но, так или иначе, он пустился на баранту, угнал коней, был настигнут и застрелен, Хотел ли табунщик его убить? Вряд ли! Но стрела пробила Тайчару хребет, и он умер. Это был повод к войне, хотя отнюдь не причина ее. Три тумэна (30 тыс.) монголов сели на коней ради мести за жизнь конокрада. Джамуха во главе их пошел на своего анду (Сокр. ск. § 129).

У Чингисхана было тринадцать куреней[15], которые он тоже вывел в поле. Джамуха опрокинул строй чингисовцев, но те отошли в ущелье Цзерен при Ононе. Джамуха не штурмовал ущелье, но безжалостно расправился с пленными. Семьдесят юношей из рода Чонос [16] он вертел сварить в котлах, а своему бывшему соратнику - Чахан-Ува - отрубил голову и привязал ее к хвосту коня. После этих сомнительных подвигов он вернулся домой[17].

Нарочитая непоследовательность Джамухи вызвала среди его соратников такое недовольство, что два наиболее храбрых и воинственных племени - уруты и мангуты - покинули Джамуху и перешли к Чингису. Они сочли Джамуху хитрым и лукавым, а надо сказать, что отношение к этим качествам в Западной Европе и в Сибири диаметрально противоположно. Немцы говорили: "Конунг думает за нас". Французский сенешаль давал проходимцу луидор, говоря: "Любезный, возьми это и говори всем, что наш герцог - добрый герцог". А в Сибири и в Великой степи обман доверившегося считался худшим из возможных поступков. Монголы были готовы рисковать жизнью ради избранного ими предводителя только при условии, что он с ними искренен и откровенен. То, что считалось в Европе талантом политика, в Сибири вызывало отвращение. Этнопсихологические структуры всегда различны.

Появление в орде урутов и мангутов усложнило систему, а тем самым изменило расстановку сил внутри ее. Если раньше под знаменем Чингиса сражались пассионарные "люди длинной воли" и субпассионарные потомки Хабул-хана и Хутул-хана, то теперь к ним добавились люди с гармоничной психологией, близкие к гомеостазу, но индуцированная пассионарность повысила их энергетический уровень. Благодаря этому они стали подлинной опорой Тэмуджина, а субпассионарии оказались в оппозиции, что повлекло цепь непредвиденных событий, в которых главную роль сыграли капризные женщины.

На пиру, устроенном по случаю избавления от Джамухи, кравчий ошибся в очереди наливания вина: молодой жене Сэчэ-бики налил раньше, чем старшим. За это разъяренные старухи его избили. В то же время Бельгутей поймал вора, хотевшего украсть оброт (узду и повод) с коновязи. Чжуркинец Бури-Боко вступился за вора и нанес Бельгутею рану, правда неглубокую. Чингис рассердился... и началась драка, где чжуркинцев побили.

Кончилось дело миром, но, пожалуй, лучше бы была добрая ссора, чем худой мир, ибо "как раз в это время" (Сокр. ск. § 132) пришла весть, что чжурчжэньский карательный отряд преследует татар на р. Улзе [18], гоня их прямо в руки монголам. Тэмуджин вспомнил старую вражду с татарами, пригласил кераитского хана Тогрула принять участие в походе и приказал чжуркинцам присоединиться к нему. Кераиты пришли вовремя, а чжуркинцев прождали зря.

Тэмуджин и Тогрул разбили татар до прихода чжурчжэней, убили их предводителя, а командиру чжурчжэньского отряда послали извещение о победе. Тот обрадовался и наградил неожиданных помощников титулами[19]. Это ему ничего не стоило, так как власти они не получили, но свою роль это пожалование в дальнейшем сыграло, и важную.

А чжуркинцы, воспользовавшись отсутствием монгольских воинов, напали на остававшихся дома стариков и детей, ограбили их донага и убили десять человек. С их точки зрения, в этом поступке не было ничего зазорного - просто они рассчитались за проигранную драку. Но Тэмуджин был человеком нового склада, с иным стереотипом поведения. Он повел свое дисциплинированное войско на чжуркинцев и разгромил их кочевье. Сэчэ-бики и Тайчу пытались бежать, но были пойманы и казнены. При этом оба не понимали, что заслужили казнь: ведь до Чингиса межплеменные столкновения были в порядке вещей, а нового порядка, Ясы, они просто не могли вообразить.

Племя чжурки (юркины) перестало существовать, но не как масса людей, а как система. Пленные получили пощаду и даже милость! Например, некий Гуун-Ува предоставил Тэмуджину двух своих сыновей для службы. Один из них стал впоследствии известным полководцем; прочие пленники были зачислены в монгольское войско, и многие дослужились до офицерских чинов (Сокр. ск. § 137).

Любопытно, что детей из враждебных племен монголы не обижали. Но поскольку те становились сиротами, их отдавали на воспитание женщинам. Так, мать Тэмуджина Оэлун воспитывала четверых найденышей: Кучу, подобранного в кочевье меркитов; Кокочу из рода Бесуд, жившего у тайджиутов; татарского мальчика Шикикан-Хутуху, впоследствии воеводу и первого татарина, выучившегося грамоте, и чжуркинца Бороула. Она стала для них матерью (Сокр. ск. § 138). Надо полагать, что другие монгольские женщины подражали ханше. А когда через 20 лет эти дети выросли, они умножили число сторонников Чингиса.

А в эти годы в Европе готовился третий крестовый поход, руководимый Фридрихом Барбароссой, Ричардом Львиное Сердце и Филиппом Августом. История его известна, но вот некоторые детали этнопсихологического значения. Прибыв в Палестину и овладев Аккой, Ричард оставил у себя 2 тыс. заложников-мусульман, а потом велел их убить. У Салах-ад-Дина тоже было много пленных христиан, ждавших, что их разменяют, - теперь их ждала смерть. Но Салах-ад-Дин не казнил пленных, а повел своих воинов к месту, где лежали труппы заложников. После этого мусульмане стали драться как львы. Наступление английских рыцарей к 1192 г. захлебнулось.

Показали себя и немцы. Сын Барбароссы Генрих VI в 1194 г. захватил Сицилийское королевство, разграбив по дороге город Салерно, где всех жителей убивали или брали в рабство. Палермо открыл ему ворота, регентша-королева Сибилла договорилась передать ему власть с тем, что ее сыну будут оставлены наследственные владения. Генрих на все согласился, а потом начал расправу над беззащитными подданными. Он ослеплял, сажал на кол, вешал, сжигал, зарывал живыми в землю. Сибиллу с тремя дочерьми отвезли в Эльзас и там держали в темнице. Король-ребенок был ослеплен, оскоплен и умер в подземелье замка Гоэнемс, а тела его сторонников были вырыты и преданы поруганию.

Французский король Филипп Август просватал датскую принцессу Ингеборг, а когда она приехала в Париж, забрал ее приданое, а ее прогнал "под предлогом неодолимого отвращения". Это возмутило папу и парижан, но король, даже отлученный от церкви, был непреклонен.

В Константинополе Андроник Комнин осуществлял немыслимые по своей жестокости казни. Осужденный Исаак Ангел сумел вырваться из рук палача и возмутил народ. Пойманный Андроник был повешен за ноги и медленно замучен. Вот какова была в XII в. рыцарская цивилизация!

Но не ко всем чжуркинцам была проявлена такая милость. Богатырь Бури-Боко, силач и боец, во время пьяной ссоры на пиру ранивший Бельгутея, тоже оказался в числе пленных, но пользовался свободой наряду с прочими. Чингис на празднике велел ему бороться с Бельгутеем, так как состязания в борьбе были постоянным развлечением монголов. Бури-Боко решил поддаться Бельгутею, чтобы не гневить хана. Он сделал вид, что побежден, и лег на землю, а Бельгутей оседлал его и по знаку хана сломал ему хребет.

Неблаговидный поступок был совершен на глазах у всех. Автор "Тайной истории" не сообщает реакции общественного мнения, но... дальше идет хронологический пропуск в 15 лет.

Где оказался Чингис, сообщает только один китайский источник "Мэн-да Бэй-лу". Он провел 11 лет в чжурчжэньском плену. А как он туда попал? Остается только догадываться.

Оказаться в неволе Тэмуджин мог, только будучи преданным. Видимо, у Сэчэ-бики и Тайчу были верные друзья, отомстившие за их казнь. Конечно, когда Чингис пользовался полным уважением и симпатией в орде, схватить его было трудно. Но предательское убийство улусного борца уронило авторитет хана. Тогда заговорщики осуществили свой замысел, полагая, что Тэмуджина, как и его предков, прибьют гвоздями к деревянному ослу. Но Тэмуджин имел важный чин за помощь против татар, и, может быть, поэтому его задержали, но не казнили. Это домысел, но версия не противоречит известным фактам. Остается неясным только, в каком году это произошло и насколько сближены описанные здесь события.

ХРОНОЛОГИЯ

При описании хода перечисленных событий наибольшую трудность представляет отсутствие хронологии. Автор "Тайной истории" отмечает только последовательность событий, а о промежутках между ними, видимо, сам имеет крайне приблизительное представление. Пишет он невнятно: "Вскоре после того" (Сокр. ск. § 128), "затем" (Сокр. ск. §. 129), "как раз в это время" (Сокр. ск. § 132), а далее идет пропуск до 1201 г. Что-то тут не так. Но ведь сочинение писалось в 1240 г. Автор мог многое забыть или просто не знать.

Попробуем применить "живую хронологию" по возрасту детей Тэмуджина. Первенец, Джучи, родился сразу после освобождения Бортэ из меркитского плена, т.е. в 1182 г. Третий сын, Угэдей, умер в 1241 г. 56 лет. Значит, он родился в 1185 г., его старший брат, Джагатай, - между 1183-1184 гг., а последний сын, Тулуй, - в 1193 г., о чем есть точное указание китайского источника[20].

Зато другое указание китайского автора Чжао Хуна говорит, что Тэмуджин пробыл в чжурчжэньском плену "десять с лишним лет", пока не убежал[21]. Когда он попал в плен, неизвестно, но в 1198 г. Тэмуджин опять стоит во главе своей орды и выручает несчастного Тогрула, в 1197 г. выгнанного из кераитских земель найманами[22]. Значит, он был захвачен в 1186 г., а Тулуй - единственный брюнет среди Борджигинов - появился на свет в отсутствие отца, который, однако, признал его сыном. Предлагаемая версия непротиворечива и объясняет лакуну в изложении событий источниками. Писать о десятилетнем рабстве миродержца, видимо, было неудобно.

За время отсутствия Чингиса его орда пережила тяжелый период. Хасар был прекрасный стрелок, атлет и храбрец, но талантов правителя у него не было. Больше того, он оказался противником Тэмуджина и сторонником Тогрула, которому он подчинил орду. В этом его поддерживали Алтан и Хучар. Народ, видя бездарность правителя, видимо, стал разбегаться, потому что, когда Тэмуджин вернулся из плена, у него вместо 13 тыс. воинов оказалось всего 2600 человек. Все надо было начинать заново.

Однако этнический рост шел. Это сказалось и на хронологии. Сезонный счет времени - по зазеленению травы - с 1201 г. сменился на 12-летний звериный цикл, т.е. каждый год носил название зверя. Этот отсчет был заимствован у китайцев[23], которые усовершенствовали его, введя пять названий стихий: огонь (красный), земля (желтый), вода (черный), металл (белый) и трава (сине-зеленый), а прибавив к ним мужской и женский род, получили 120-летний цикл, вполне достаточный для бытовых потребностей и для записей в летописи: ведь ошибка на 120 лет практически невозможна.

Монголам, поскольку их история была короткой, оказалось достаточно 12-летнего цикла, а позднее они усовершенствовали его удвоением: желтый и желтоватый, синий и синеватый и т.д.[24]. Но эта система отсчета в наших источниках не применяется.

Циклический календарь удобен для пользования в быту. Мы ведь не отказались от семидневного цикла по планетам, заимствованного у шумеров, - недели[25].

Тема календаря имеет для нас еще одно значение - она относится к той грани культурогенеза, которая тесно смыкается с этногенезом. Тюрки и уйгуры, былые хозяева Великой степи, не являются предками монголов. Между этими двумя витками этногенеза лежит разрыв, пропасть, не заполненная живой этнической памятью. Религии у тюрок и монголов были разные. Сходство приемов хозяйствования объясняется одинаковой адаптацией к одним и тем же природным условиям. Направление социального развития не совпадает именно в тех деталях, которые важны и заметны для народных масс. Энергия этнического развития у потомков хуннов и табгачей иссякла к Х в., а монгольская - вспыхнула в XII в. Короче говоря, хунно-тюркюты и монголы - два разных суперэтноса, как римляне и германо-романская Европа или эллино-римляне начала новой эры и византийцы, которые называли себя ромеи. Известно, что природные явления неизбежно изменчивы, а плоды человеческих рук и умов, т.е. культура, лишены саморазвития[26]. Они могут либо заимствоваться, либо разрушаться. Материальная культура из нестойких материалов существовала недолго, хотя и оставляла реликты: осколки посуды, надписи на камнях, погребения, а такие изобретения, как календарь, заимствовались, когда в этом возникала потребность. У монголов она возникла тогда, когда хан и народ стали вместе "создавать государство". Это произошло в 1201 г., и, видимо, работа в этом направлении шла два-три десятилетия в конце XII в. Одновременно шел пересмотр норм и морали, религии и системы воспитания.

ЗАКОН ПРОТИВ ОБЫЧАЯ

Казалось бы, введение нового закона, Ясы, вместо некодифицированного обычного права - явление, не имеющее никакого касательства к этногенезу, но вдумаемся: установление новых законов, отменяющих привычные нормы взаимоотношений, совершается тогда, когда изменяется стереотип поведения, т.е. при перерождении этноса, или, в меньшей степени, при смене фаз этногенеза. Второй вариант может быть связан с изменением способа производства, но скот пасся на тех же пастбищах, охота шла привычным порядком, предметы быта изготавливались местными мастерами из местных материалов. Значит, появление закона, позднее записанного, было результатом изменения не окружающей среды, а самих людей, и не всех, а той этнической подсистемы, пассионарное напряжение которой резко повысилось. Такой системой стала мозаичная орда хана Чингиса.

Новое законодательство формировалось десятилетия, с одной стороны, долго, а с другой - моментально. Для всех монгольских племен Чингисова улуса Яса была опубликована на Великом курултае в 1206 г., одновременно с провозглашением Тэмуджина Чингисханом всей Великой степи. Но и после этого Яса дополнялась и расширялась. Это произошло в 1218 г., перед войной с Хорезмийским султанатом, и в 1225 г., перед завоеванием Тангутского царства[27]. Но элементы нового стереотипа поведения начали слагаться, надо полагать, до 1206 г., что вызвало резкое сопротивление всех ревнителей старины.

В самом деле, зачем создавать новые законы, вместо того чтобы кодифицировать старые, привычные? Только для того, чтобы обеспечить существование новому стереотипу поведения, непривычному, но целесообразному. Это значит, что каждый закон запрещает то, что раньше считалось допустимым или извинительным. Яса была новым законом[28].

Законы Чингисхана карали смертью за убийство, блуд мужчины и неверность жены, кражу, грабеж, скупку краденого, сокрытие беглого раба, чародейство, направленное ко вреду ближнего, троекратное банкротство, т.е. невозвращение долга, и невозвращение оружия, случайно утерянного владельцем в походе или в бою[29]. Так же наказывался тот, кто отказал путнику в воде или пище[30]. Неоказание помощи боевому товарищу приравнивалось к самым тяжелым преступлениям.

Более того, Яса воспрещала кому бы то ни было есть в присутствии другого, не разделяя с ним пищу. В общей трапезе ни один не должен был есть более другого[31].

Наказанием за тяжелые преступления была смертная казнь; за малые преступления полагались телесные наказания или ссылка в отдаленные места (Сибирь). Иногда за конокрадство и убийство на монгола накладывалась пеня: за мусульманина больше, чем за китайца.

Можно подумать, что новое законодательство не содержит ничего нового: мол, а как же иначе? Однако вспомним, что сам Тэмуджин за убийство Бектера казнен не был, что ему же пришлось признать Джучи своим сыном, дабы оградить обожаемую им Бортэ от обвинения в неверности, что конокрад Тайчар был застрелен согласно новому закону, что вызвало поход ревнителей старого и битву, весьма кровавую.

Но самым значительным нововведением надо считать закон о взаимопомощи, точнее - взаимовыручке. Обыватель, городской, деревенский или степной, охотно признает запреты, ограничивающие его свободу, но не может даже представить, что он кому-то чем-либо обязан, особенно если он не видит в этом выгоды. В этом принцип конвиксий.

Зато члены консорций - группы космонавтов, экипажа корабля, экспедиции в безлюдные места, банды разбойников, батальона солдат и т.п. - имеют диаметрально противоположный стереотип поведения. Без взаимовыручки они обречены на гибель и должны быть уверены, что боевой товарищ их не бросит. Чингис сделал из своих подчиненных организацию фазы этнического подъема с общественным императивом: "Будь тем, кем должен быть". Называть эту фазу этногенеза "крепостным правом" [32] неточно, ибо "закрепощены" были все, включая хана. Здесь отчетливо представлена начальная фаза любого этногенеза, выраженная столь же четко в походах викингов, джихаде ранних мусульман, жертвенности первых христиан, послушании зулусов вождю - Чаке. Смысл Ясы как источника - в том, что появление ее знаменует не инкубационный, а очевидный пассионарный подъем нового этноса - монголов.

САМОЕ ГЛАВНОЕ

Как бы значительно ни было изменение норм поведения внутри новорожденного этноса, но решающим было не это, а отношение с соседями, т.е. этническим окружением. Большая часть монголов категорически предпочитала старые, привычные формы быта. Военно-демократический строй их не манил; напротив, он вызывал у них отвращение. Меркиты, стрелометное племя, были врагами Чингиса, воинственные татары - тоже. Чжурчжэни противились любому упорядочению степняков. Найманы сами претендовали на первенство в Степи, причем их поддерживали ойраты - лесной этнос в Западной Монголии.

Единственным союзником монгольской орды был кераитский Тогрул, получивший от императора Золотой империи (Кинь) титул "ван". Монголы называли его Ван-хан. Однако Тогрул не пользовался в своем царстве популярностью. Многие подданные настолько ненавидели своего хана, что предпочитали поддаться найманам. Тогрул держался только благодаря помощи монголов - сначала Есугея, потом Тэмуджина. Естественно, противники Тогрула стали врагами Тэмуджина. Поэтому поддержка кераитов была ненадежна.

Но и внутри орды было неспокойно. Субпассионарии не любят подчиняться дисциплине. Поэтому за время отсутствия Тэмуджина численность воинов его орды, которой управлял его брат Хасар, значительно сократилась. Верными остались лишь нухуры Чингиса и племена урут и мангут. Лучшим выходом был бы мирный договор, но в те времена договариваться было трудно, ибо понятия дипломатической неприкосновенности не существовало во всем мире. Если посол передавал неприемлемое предложение, его убивали. Иногда за этим следовала война, но не всегда, и рассматривалась она не как воздаяние за преступление, а просто как решение проблемы, о которой не удалось договориться. Новый общественный императив монголов - взаимовыручка - включал в себя гарантию, даваемую боевому товарищу, ставшему жертвой предательства. Если его не могли спасти, то за него следовало отомстить нарушителям закона гостеприимства. Противники монголов на это возражали, что и на войне убивают, и что обман, ныне называемый дезинформацией, дозволен, и что те, кто не убивал посла, не виноваты, а следовательно не несут за чужой поступок ответственности.

На это монгольское правосознание возражало, что смерть на войне действительно естественна, ибо "за удаль в бою не судят". Более того, самым доблестным противникам, попадавшим в плен, предлагалась не только пощада, но и прием в ряды монгольского войска с правом на выслугу. Дезинформацию монголы, как митраисты, делили на обман противника, который должен воспринимать обстановку критически, и на предательство или обман доверившегося клятве, т.е. договору или обычаю гостеприимства. Предателей и гостеубийц уничтожали беспощадно вместе с родственниками, ибо, считали они, склонность к предательству - наследственный признак.

И наконец, истребление населения городов, где были убиты послы, с точки зрения монголов, было тоже логично. Народ, поддерживающий своего правителя, должен делить с ним ответственность за его поступки. Для классовых обществ, где народ угнетен, такое мнение нелепо, но монголы такого безобразия, как классовый гнет, не могли вообразить. Города, в которых были убиты парламентеры, монголы называли "злыми городами" и громили их, считая, что это справедливо. Так были разрушены Балх и Козельск, причем последнему никто не оказал помощи, хотя рядом были Смоленск, Киев и Чернигов, а владимирский князь Ярослав ходил с войском на Литву. Видимо, они знали, из-за чего гибнет Козельск. И отнюдь ему не сочувствовали.

Позднее из-за убийства послов погибла империя Сун и была разорена Венгрия. Католические и мусульманские авторы приписывали эти разрушения особой кровожадности монголов, забывая, а вернее, умалчивая о причинах этих войн. А ведь в прочих случаях дело обстояло по-иному. "В конце февраля 1221 г. монголы взяли Мерв, якобы частью перебив, частью уведя в плен его население; в конце того же года Мерв восстал, был взят, и погибло свыше 100 тыс. человек... а через несколько месяцев Мерв выставил 10 тыс. воинов для войны с монголами. Очевидно, сотни тысяч человек, будто бы избивавшихся монголами в Закаспии и Иране, существовали только в воображении восточных авторов"[33].

Нет, конечно, монголы не были добряками! Иначе они не могли поступать, ибо на всех трех фронтах - китайском, переднеазиатском и кумано-русском - против них стояли силы, значительно превышавшие их по численности и вооружению. Побеждали они благодаря дисциплине и мобильности, но ведь и то, и другое возможно только при высокой пассионарности, а эта последняя в свою очередь порождает оригинальную ментальность и стереотип поведения. Монгольские воины не рассчитывали последствий своих поступков, потому что на войне думать некогда. Они вели себя так, как им подсказывала их природа, изменившаяся из-за пассионарного толчка. Им и в голову не приходило спрашивать себя: правы ли они или в чем-то виноваты? На популяционном уровне действия этноса запрограммированы окружающей средой, культурой и генетической памятью. На персональном - они свободны. То, что среди монголов, как впрочем, и среди их противников, были люди добрые и злые, жадные и щедрые, храбрые и слабодушные, для статистической закономерности этногенеза не имело никакого значения. Важно другое: столкновение разных полей мироощущения всегда порождает бурную реакцию - гибель избыточных пассионариев, носителей разных традиций.

Но то, что остается, уже не похоже на исходные компоненты процесса. Уцелевает серая посредственность, прозябающая до очередного пассионарного взрыва. А поскольку здесь описан природный процесс, то моральные оценки к нему неприложимы.

ВЕРА И ЗАКОН

Выше были перечислены три параметра, формирующие стереотипы поведения: географический - среда, биологический - наследственность признаков, психологический - культура, в которую входят идеологические концепции, как религиозные, так и атеистические. Атеизмов на Земле было не меньше, чем религий, а различия между ними часто бывали глубже, чем между религиями. Так, конфуцианство, рекомендующее не тратить времени на бесполезные размышления; чан-буддизм, предлагавший только созерцать собственные фантазии и не расстраивать себя, наблюдая окружающие безобразия; гностицизм, признающий материю несуществующей (мэ он), а источником существования считающий безличную Плерому (полноту) и ее эманации - зоны; шаманизм - способ общения нашего, "среднего", мира с "верхним" и "нижним", вполне аналогичным "среднему"; исмаилизм, отрицающий Аллаха, но проповедующий антимир, обратный нашему миру, - все это виды безбожия, хотя на научный атеизм они и многие другие отнюдь не похожи[34].

Зато теистические идеологические системы - христианство, ислам, индуизм и митраизм - имеют четкие черты сходства и менее глубокие различия. Однако культуры, с ними связанные, оригинальны, что указывает на невозможность однозначного сведения этнологических проблем к теологическим: хотя учет последних имеет значение при изучении этнических контактов, но только как своеобразный индикатор культур.

А в Монголии XII в. был подлинный стык исповеданий. Кераиты были несторианами, найманы - несторианами и буддистами, татары и чжурчжэни - шаманистами, тангуты исповедовали "красный" буддизм, уйгуры - буддизм Хинаяны и несторианство, "лесные народы" Сибири имели свои родовые культы, а древние монголы исповедовали религию бон - восточный вариант митраизма. В Риме митраизм был воспринят как культ Непобедимого Солнца и распространялся главным образом среди легионеров, потому что Митра осуждал нарушение клятв, обман доверившегося и предательство. На Востоке Митра выступал как Бог Белый Свет - космическое божество. Небо, для которого Солнце - только "Глаз Митры". Но мировую справедливость он соблюдал и в Монголии. И поскольку самым страшным, непрощаемым грехом митраисты считали предательство, в том числе убийство гостя, то воздаяния за убийство послов были вызваны не только практическими соображениями, но и глубоким убеждением или наследием древнего мировоззрения, впитанного монголами в плоть и кровь.

Надо сказать, что закон о неприкосновенности послов монголы выполняли столь последовательно, что позднейшие дипломаты должны были скинуться на памятник Чингисхану и его закону, потому что в древности и в средние века убийство чужеземца преступлением не признавалось. Поэтому люди XIII в. искренне обижались на монголов, забывая причину, вызвавшую репрессии.

Хунны и древние кочевники не сумели достигнуть таких результатов. В этом одно из принципиальных отличий хуннов и уйгуров, легко воспринимавших чужие религии, от монголов, соблюдавших Ясу. Другие монголы, противники Ясы и враги Чингиса, верные старым обычаям, добавили наклонности к грабительским набегам, практику предательства друзей и гостей.

Венгерский монах Юлиан, совершивший два путешествия в Великую Венгрию (Заволжье), в 1235 и в 1236 гг.[35] описал этнос, сменивший самоназвание "измаэлиты" на "татар"[36].

Будто бы государь татар Гургута [37] имел воинственную сестру, которая, совершая набег на соседние племя, попала в плен. Вождь этого племени изнасиловал ее и казнил. Гургута счел несправедливым двойное наказание и объявил этому вождю войну. Убийца "со своими" бежал к султану Орнаха (Ургенч[38]).

А после этого [39] в стране куманов "вождь с реки Буз"[40], Гурег, напал на другого вождя, Витута, победил его и ограбил. Витут с двумя сыновьями бужал к султану Орнаха, но тот, приняв его, повесил на воротах. Сыновья успели бежать обратно, но Гурег схватил старшего и разорвал его конями. Младший бежал к Гургуте и умолял о помощи и справедливости. Гургута согласился и победил и Гурега, и султана города Орнаха, после чего, "подчинив себе царство персидское", напал на куманов и подчинил себе их страну. Оттуда они (татары) воротились в Великую Венгрию и через 14 лет покорили ее.

А МОГЛО ЛИ БЫТЬ ИНАЧЕ?

Конечно, могло! Тэмуджин мог погибнуть от случайной стрелы или от болезни, находясь в чжурчжэньском плену. Его брат Хасар был храбр и силен, но других талантов у него не было. Пассионарные люди были среди противников Чингиса в не меньшем числе, чем в его орде. Сам Чингис талантом полководца не обладал. Зато он умел находить и привлекать на свою сторону талантливых людей, становившихся прекрасными полководцами. И они ни разу его не подвели. Но так как эти нойоны и нухуры оставались верны потомкам Чингиса, выбираемым самими воинами на курултаях, то, надо думать, они служили не персоне Тэмуджина, а тому правопорядку, выражением которого была Яса.

Но коль скоро так, то можно предположить, что создание мировой империи было запрограммировано пассионарным толчком и она просто не могла не возникнуть. Отнюдь нет! Огромной империи могло и не быть, если бы в 1201-1206 гг. монголы Чингисхана не одержали несколько побед над своими соплеменниками и соседями. Только тогда процесс стал лавинообразным, хотя и тут полный детерминизм неуместен: египетские мамлюки, чехи и японцы отразили монгольский натиск.

Но ведь то же самое могли сделать меркиты, кераиты, татары, найманы и, наконец, талантливый полководец Джамуха. Верно, но что от этого изменилось бы? Было бы меньше побед в борьбе с чжурчжэнями: в Средней Азии и Иране вместо монголов свирепствовали бы печенеги и карлуки, а на Руси... но об этом потом. От того, что малочисленная орда Чингиса перестала бы существовать, не возникла бы Яса, а продолжало бы действовать обычное право. И все!

Однако одержать полную и окончательную победу над обычаями Ясе не удалось, так же как принцип "народ - войско" возобладал над принципом "народ - союз племен" лишь временно, до трагических событий конца XIV в.

В Китае монгольские воины, находившиеся на постое в домах китайцев, были зарезаны в одну ночь, после чего уцелевшие монголы с ханом в 1369 г. вернулись в Степь, обезлюдевшую и обескровленную, и перешли к обороне, крайне неудачной. Тогда защиту Степи от китайской агрессии возглавили ойраты - отсталые племена, сохранившие начальный пассионарный потенциал и старые обычаи. Они не были "добрее" монголов, но ареал их военных операций был уже. Из-за этого европейские ученые не удостоили их созданием очередного мифа.

В Золотой Орде, после того как она стала мусульманским султанатом, возникла "великая замятня", за которой последовал политический распад государства и этническое разделение на татар казанских, крымских, астраханских, сибирских, ногайских и казахов. Все они вернулись к обычаям предков и в ряде случаев восстановили республиканский строй - племенные союзы, или джусы.

В Средней Азии и Иране возникла мусульманская реакция на засилье кочевников. Возглавил ее отюреченный монгол (барлас) Тимур, восстановивший было Хорезмийский султанат, разрушенный монголами.. Здесь Ясу заменил шариат, нухуров - гулямы, хана - эмир, свободу вероисповедения - мусульманский фанатизм. Монголы в этих странах, завоеванных их предками, сохранились лишь как реликт - хазарейцы в Западном Афганистане. Вместе с Ясой исчезли стереотип поведения, способность к сопротивлению и собственная культура. Часть потомков завоевателей мира стали буддистами, часть - мусульманами, часть, смешавшаяся с русскими, - христианами. И все это преображение кочевого мира совершилось всего за 200 лет. Как это могло произойти так быстро?

Обывателю свойственны две крайности, часто совмещающиеся при игнорировании логики: фатализм и волюнтаризм. Он считает, что либо все происшедшее было неизбежно, либо оно произошло благодаря доброй или злой воле тех или иных деятелей. Первый вариант удобен потому, что он избавляет от необходимости думать и искать причинно-следственные связи, второй - потому, что он даст разгуляться чувствам и заменить анализ симпатиями или антипатиями. Так, один современный автор озаглавил свою книгу так: "Жизнь Темучжина, думавшего покорить мир" [41] (выделено мною. - Л.Г.). Вот уж кто не мог даже мечтать о престоле, когда он таскал на себе тайджиутскую колодку, когда его молодую жену увезли меркиты, когда его покинули родные дядя и брат, предают спасенный им Ван-хан и когда на него навалилось огромное войско найманов. В эти годы Тэмуджин думал, как спасти жизнь своей семьи и свою, а то, что ему удалось одержать победы над могучими и безжалостными врагами, - это вопрос, который следует ставить корректно.

Конечно, все можно свалить на судьбу, которую нынче называют "исторической закономерностью". "Они, мол, победили потому, что не могли не победить" -

это часто можно слышать, но не стоит слушать. Ход событий статистичен, но в нем всегда бывают зигзаги, определяемые вероятностью уклонений. Для истории человечества это мелочи, а для живых людей - отнюдь нет.

После этих событий история Азии пошла так, как будто Чингисхана и его завоеваний не было. От них осталась лишь память. "Но, - спросит читатель, - для чего же написана эта книга, если она не даст простых ответов и оценок?"

А вот для чего. Этносы возникают как природные феномены вследствие пассионарных толчков - мутаций. Надо показать, как это происходит. Этнические системы теряют энергетический заряд вследствие энтропии, из-за чего молодые этносы потенциальнее старых. Это объясняет успехи монголов в XIII в. и их быстрый упадок в XIV в. Объяснение кровавых событий путем сопоставления их с натуральными катаклизмами снимает стремление к дискриминации отдельных этносов, переживающих фазу подъема пассионарного напряжения. Это протест против расизма и европоцентризма, ибо каждый ныне спокойный этнос пережил свою буйную молодость. И наконец, монголы, тюрки, хунны, сарматы и скифы ничем не хуже эллинов, римлян, арабов, французов, немцев, англичан, потому что закономерности этногенезов глобальны. А то, что каждый этнос имеет право на свою культуру, свой строй мыслей и свои идеалы, увы, приходится доказывать. И кочевники Великой степи не исключение. Для этого написана книга.

СХЕМА ХОДА СОБЫТИЙ

В XII в. на Западе и на Дальнем Востоке сохранялось политическое равновесие. Силы крестоносцев, византийцев и мусульман оказались почти равными, и Иерусалимское королевство могло благодаря этому поддерживать существование. На берегах Желтого моря мирно сосуществовали киданьская империя Ляо и тангутское царство Си-Ся. Уйгурия жила спокойно, богатея за счет караванной торговли. Ханство кимаков безмятежно разваливалось, разъедаемое враждой с племенами гузов и канглов, а Великий Сельджук - султан Санджар - содержал в порядке Среднюю Азию и Восточный Иран. На этом фоне Древняя Русь, уже превратившаяся из каганата в Конфедерацию восьми "полугосударств"[42], могла не опасаться ни восточных, ни западных соседей. Но беда пришита, все перепуталось, кровь потекла и засохла на опустелой земле, города вспыхивали, как костры в ночи, а жены и матери Южной Сибири оплакивали своих мужей и сыновей. На Дальнем Востоке, от Уссури до Селенги, произошел пассионарный толчок[43].

В роковое двадцатилетие (1115-1135) на границе тайги и степи две группы разрозненных сибирских племен сплотились в два могучих этноса: чжурчжэней и монголов, схватившихся насмерть друг с другом. Военное счастье улыбнулось монголам. Это позволило им решать насущные задачи внешней политики. Если еще в прошлом веке историки не сомневались в том, что монгольский улус Чингиса и его потомков был плодом их стремления покорить мир, что монгольские завоевания были совершены многочисленными скопищами, которые двигались, подобно саранче, уничтожая на своем пути культурные, просвещенные и почему-то бессильные оседлые государства, то в наше время накоплены знания и о монголах и об их соседях, противоречащие концепциям, существующим только вследствие привычности.

Существует ходячее мнение, что кочевники - дикари, уничтожавшие культурные города и безжалостно истреблявшие оседлое население. Действительно, в театре военных действий разрушения происходили как всегда и везде на войне, но дело было не в оседлости или культуре. Древние города Уйгурии - Турфан, Харашар, Куча, Кашгар, Яркенд и Хотан - не пострадали, а монголов тюркскими наемниками хорезмшаха Мухаммеда в 1212 г., Газна - в 1215 г., а Тбилиси - теми же войсками Джеляль ад-Дина в 1225 г., и тогда же ими же разорена Грузия. Монголы шли по руинам. Ясно, что истинный преступник скрыт от суда истории, а деяния его приписаны тому, кто не умел защищаться от клеветы и, видимо, даже не предполагал, что его можно в чем-то обвинить. Попробуем разобраться.

Монголия вела войну на три фронта в течение 80 лет. Главным ее противником был Северный Китай, перед тем завоеванный чжурчжэнями. Победа над ними далась монголам лишь в 1234 г., когда пала последняя чжурчжэньская крепость - Кайфын, и тогда уже началась война с Южным Китаем - империей Сун, после того как китайцы убили монгольских послов.

Вторым по значению был юго-западный фронт, где в 1219 г. монголы вели войну с мусульманами. Там они держали постоянно действующий корпус численностью от 30 до 60 тыс. всадников против туркменов-сельджуков. Северо-западный (восточноевропейский) фронт стоял на третьем месте, причем основным объектом ярости монголов были не русские, а половцы, союзные с русскими князьями. Кроме того, монголы были вынуждены то и дело совершать отдельные походы то в Тибет, то в Сибирь, то против камских болгар, то на мордву. Монголы нигде не могли иметь численного перевеса, а равно и перевеса в технике, потому что своего производства железа у них не было. Однако они до 1260 г. везде одерживали победы, а к 1279 г. закончили завоевание Южного Китая.

Как это могло произойти?

Видимо, в грандиозных успехах монголов "повинны" не только победители, но и побежденные. Только исключительно слабым сопротивлением китайцев можно объяснить победу монголов над Чжурчжэньской империей. Но это можно понять: чжурчжэни в Китае были такими же завоевателями, как и монголы, и еще более жестокими правителями. Китайцы не стремились поддерживать ни тех, ни других. Они искали спасения в горных лесах и были не воинами, а жертвами войны. Зато в Южном Китае они сопротивлялись отчаянно, война там затянулась, и только изменение соотношения сил решило ее в пользу монголов, привлекших на свою сторону племена мань: мяо, ицзу, яо, лоло и др.

Китайцы завоевывали территорию южнее Янцзы медленно и планомерно. Племена, обитавшие в джунглях Гуаньдуна и Гуаньси, сопротивлялись мужественно, иной раз переходя в контрнаступление. Однажды они создали свое самостоятельное царство - Наньчжао (649-902), но при династии Сун, к 972 г[44], большая часть этих племен подпала под власть империи, отнюдь не по доброй воле. Появление монголов они использовали для освобождения, и их помощь сыграла роковую роль в гибели империи Южная Сун. Виноваты ли монголы в том, что обрели союзников?

Самая долгая и упорная война протекала внутри Великой степи. Она началась в 1201 г. с образованием коалиции племен: татар, ойратов, найманов и меркитов, к которым примкнули пять монгольских родов: тайджиуты, сальджиуты, хатагины, дурбэны и икирасы. Эти племена противопоставили орде (военной организации[45]) принцип конфедерации - гур - и выбрали гурханом Джамуху. Любопытно, что собственное племя Джамухи - джаджираты - не вошло в состав античингисовской коалиции, равно как и хонкираты, родственники икирасов[46].

Из рассмотрения племенного состава коалиции видно, что в ней сконцентрированы этносы старого типа, не затронутые пассионарным толчком. Они-то и боролись против нового, пассионарного объединения "людей длинной воли", сплотившихся вокруг Чингиса[47]. Особую позицию занимали кераиты, сначала поддержавшие Чингиса, а потом, в 1203 г., выступившие против него и разбитые. Но в среде самих кераитов проходил раскол. Часть их сочувствовала Чингису. А он видел в кераитах противников, но не врагов. Дочь погибшего хана Тогрула стала женой любимого сына Чингиса - Толуя, кераитские богатыри - нойонами монгольского войска, а народ "влился" в монгольскую орду[48]. Через год пало Найманское ханство, и снова побежденные были приняты в состав орды.

Тем не менее родовой строй имел еще много защитников, сражавшихся и в тайге, и в степи против Чингиса и его орды. Только в 1206 г. возникло общемонгольское государство, но многие племена продолжали сопротивление. Наиболее неукротимы были меркиты.

С 1182 г. монголы воевали с меркитами и в 1208 г. вытеснили их в долину Иргиза. Обитавшие там куманы приняли беглецов, тем самым став врагами монголов. В 1216 г. монголы истребили остатки меркитов [49] и вступили в войну с куманами, которая им была совсем не нужна.

Война монголов с куманами затянулась надолго потому, что между ними существовал этнический барьер - Великая Венгрия, ныне именуемая Башкирией. Эта страна располагалась на р. Белой, которую башкиры называли Ак-Идель. Монголо-башкирская война тянулась 14 лет, т.е. значительно дольше, чем война с Хорезмийским султанатом и Великий западный поход. Столько же сопротивлялись монголам только чжурчжэни империи Цзинь, пассионарность которых не уступала монгольской; но результаты башкирской и чжурчжэньской кампаний были различны. Башкиры неоднократно выигрывали сражения, и наконец заключили договор о дружбе и союзе[50], после чего монголы объединились с башкирами для дальнейших завоеваний[51].

Рассчитаем даты этой войны. В 1216 г. монголы на р. Иргиз были отбиты хорезмийцами. Возобновить наступление они смогли, лишь победив Хорезм и обезопасив свой левый фланг, т.е. в 1220-1221 гг. Куманов монголы разбили впервые у Саксина в 1229 г.; в 1236 г. венгерский монах Юлиан встретил в Башкирии татарского посла; значит, война шла с 1220 по 1234 г., после чего монголо-башкирское войско в 1235 г. покорило "пять стран"[52]: Сасцию (Саксин), Фулгарию (Камскую Болгарию), Меровию (страна севернее Волги, между Ветлугой и Унжей), Ведин (севернее Меровии до р. Сухоны), Пойдовию (?) и ''царство морданов".

Итак, монгольское войско вышло из этой тяжелой войны не ослабленным, а усиленным. Юлиан отмечает, что у заволжских "венгров", т.е. башкир[53], не было ни земледелия, ни религии, даже идолов, но при этом они были гостеприимны и воинственны. То и другое указывает на высокий уровень пассионарности, значительно превышавший пассионарность соседних этносов. Видимо, она связана с хуннами, которые 200 лет жили в симбиозе с уграми и интенсивно мешались. Хунно-угорскую смесь принято называть "гуннами". Так хуннская пассионарность попала к уграм и была использована монголами. Прошлое часто воскресает в сердцах потомков.

Одновременно с началом войны против куманов монголам пришлось столкнуться с хорезмийцами. Хорезмшах Мухаммед, имея в войске канглов и карлуков, напал на монгольский отряд. Сражение не было особенно кровопролитным, но монголы отошли назад, а куманы получили короткую передышку.

Чингисхан был крайне удивлен таким оборотом дела. Переговоры монгольского хана с хорезмшахом начались в июне 1215 г., когда в только что взятый монголами Пекин прибыло посольство из Гурганджа. Чингис сказал послу: "Передай хорезмшаху: Я владыка Востока, а ты владыка Запада! Пусть между нами будет твердый договор о мире и дружбе, и пусть купцы обеих сторон отправляются и возвращаются, и пусть дорогие изделия и обычные товары, которые есть в моей земле, перевозятся ими к тебе, а твои... ко мне"[54].

Среди даров, отправленных ханом хорезмшаху, был самородок золота величиной с верблюжий горб (его везли на отдельной повозке); караван - 500 верблюдов - вез золото, серебро, шелк, собольи меха и другие ценные товары. Видимо, война не планировалась.

Любопытно, что в 1218 г. хорезмшах направил в Монголию торговый караван, очевидно не придавая значения битве при Иргизе. Чингисхан снова послал хорезмшаху драгоценные подарки, дабы установить "отношения мира, дружбы и добрососедства"[55]. Договор был заключен и тут же нарушен хорезмийцами, точнее, тюркскими сардарами (офицерами) хорезмшаха, который, однако, одобрил их самоуправство в 1219 г. А за эти три года произошло следующее.

Найманский царевич Кучлук, убежавший к своим соплеменникам - кара-китаям, воспользовавшись благоприятной ситуацией, в 1211 г. захватил власть и использовал ее для того, чтобы ударить в тыл монголам. В 1218 г. монгольский корпус рассеял его войско. Кучлук бежал на Памир и там погиб, а кара-китаи, уйгуры, хотанцы, кашгарцы и тюрки без сопротивления признали монгольскую власть, за что были награждены разнообразными привилегиями, особенно торговыми.

Все степные правители властвовали над народами, жившими натуральным хозяйством. Поэтому с подданных взять было нечего. Средства, необходимые для ведения мировой политики, доставляли купцы, водившие караваны из Китая до Испании. Торговали они шелком и другими предметами роскоши[56], так что их деятельность более походила на валютные операции, нежели на торговлю в современном смысле.

Правители получали с этих купцов большие доходы за гарантию безопасности. И вдруг в 1219 г. караван, прибывший в город Отрар из монгольских владений, был разграблен правителем города, а купцы и их слуги убиты по обвинению в шпионаже, явно вымышленному[57].

Чингис послал к хорезмшаху посольство для выяснения обстоятельств преступления. Хорезмшах часть послов казнил, а некоторых выгнал голыми в степь. Они погибли не все, и Чингис получил весть о происшедшем, после чего война стала неизбежной.

Силы были неравны. У хорезмшаха было 400 тыс. регулярного войска против 200 тыс. монгольского ополчения. Но монголы победили. Хорезмшах погиб во время побега на острове, где находилась колония прокаженных, но его сын Джеляль ад-Дин продолжал войну до 1231 г., когда был разбит и затем убит каким-то курдом. Тогда войну продолжили туркмены-сельджуки и курды Эюбиды, потомки Салах-ад-Дина. Но монголы и тут обрели союзников: их поддерживали армяне и сирийцы, а также грузины, которые затем выступили против, но были подавлены.

Передняя Азия превратилась в кровавый ад. Остатки разгромленных хорезмийских войск - канглы, карлуки и гузы - свирепствовали в Сирии и Палестине, где взяли в 1244 г. Иерусалим, уступленный египетским султаном Камилем императору Фридриху II Гогенштауфену. Хорезмийцы пытались найти службу в Египте, но их своеволие и жестокость вынудили египетского султана перебить их.

Исмаилиты из своих неприступных горных замков посылали убийц-фанатиков против неугодных им людей. Ни мусульманин, ни христианин ни минуты не был спокоен за свою жизнь.

Халиф, избавившись от хорезмийской угрозы, объявил священную войну против монголов, справедливо полагая, что союз степных несториан с армянами-монофизитами угрожает всему исламу. На это монголы ответили "желтым крестовым походом", который смел с лица земли исмаилитов, халифат и сирийских Эюбидов. Но могли ли они поступить иначе?

В военной науке есть понятие "развитие успеха". Остановка, потеря темпа всегда грозят поражением, особенно если у противника есть численное превосходство. У мусульман оно было, а кроме того, монголы воевали на трех фронтах, и войска их были распылены. Было у мусульман преимущество в материальной и духовной культуре, причем последнее было более важно, так как пропаганда ислама шла среди самих монголов, даже ханского рода Борджигинов. Поэтому у мусульманского суперэтноса шансы на победу имелись.

Однако спасли мусульманскую культуру не создатели ее - арабы, не учителя их - персы, не потомки древних египтян - копты и феллахи, тогда еще бывшие христианами, а половцы, купленные на невольничьих базарах, родные братья тех, что, оставшись в родных степях, не смогли отстоять свою родину от монголов. Как это могло случиться?

Гомеостатичный этнос, как всякая популяция с усредненным стереотипом поведения, стремится избавиться от экстремальных особей, выделяющихся из посредственности благодаря уровню пассионарности. Римляне бросали мечтателей (христиан) на арены цирков, немецкие инквизиторы их сжигали, обвиняя в колдовстве, византийцы принуждали эмигрировать в Персию и Китай, китайские легисты закапывали живьем читателей Конфуция и Цюй Юаня, а гуманные половцы продавали их в Египет. Так, там на берегу одного из протоков Нильской дельты, широкого, как море (бахр), скопилась колония пассионариев, остатки носителей древней динлинской доблести. По сравнению с этими реликтами монголы были мальчиками, а крестоносцы - юношами. У тех и других было будущее, а у мамлюков-бахритов - только неумолимая энтропия, протянувшаяся до 1382 г., когда их сменили мамлюки-бурджиты - черкесы и грузины, лагерь которых помещался в цитадели Каира.

"Желтый крестовый поход" в 1260 г. кончился катастрофой, обстоятельства которой весьма примечательны. Простодушные монголы, двинувшись из завоеванного Багдада на освобождение Иерусалима, полагали, что все христиане должны стать их союзниками. Таковыми оказались армяне и сирийцы, сочувствующими - греки и немецкие гибеллины, а злейшими врагами - паписты-гвельфы, в том числе влиятельный Орден тамплиеров. Все они принесли монголам вред, но различный.

Восточные христиане, крайне озлобленные против мусульман, стали применять жестокие способы казни пленных - это возбудило в мусульманах волю к сопротивлению. Греки были заняты освобождением Константинополя от крестоносцев и не помогли монголам завершить поход. Антиохийский князь Боэмунд выступил в поддержку монгольской армии... и был отлучен от церкви. Крестоносцы в Сидоне, Тире и Газе снабдили египетских мамлюков провиантом и фуражом, чем подарили им победу при Айн-Джалуде, так как монгольские кони устали от длительных переходов по пустыням, а в те времена состояние лошадей значило очень много. Разбитые монголы откатились за Евфрат, и эпоха монгольских побед окончилась. Правда, крестоносцы "Заморской земли" заплатили за свое предательство сполна. Мамлюки взяли все крепости христиан в Палестине и убили всех сдавшихся в плен, вырезали восточных христиан в Сирии и Армении, а феллахов Египта и Нубии обратили в ислам.

Мусульманский суперэтнос вступил в инерционную фазу этногенеза, нарушенную в XIV в. новым пассионарным толчком - возникновением этноса турок-османов.

Монгольская власть удержалась в Иране, но лишь благодаря вероотступничеству. В 1295 г. ильхан Газан принял ислам, что означало капитуляцию перед большинством населения страны. Помощи ждать ему было неоткуда. В Монгольском улусе с 1259 г. полыхала жестокая гражданская война узурпатора Хубилая с ревнителями традиций кочевой старины - западными монголами, которых поддерживали ханы Золотой Орды. Война закончилась в 1304 г. вследствие предельного утомления обеих сторон[58]. В Монгольском улусе наступила фаза надлома. Интеграция кочевых этносов в "монголосферу" сменилась дезинтеграцией, вследствие которой возникли новые самостоятельные этносы.

Интенсивное течение процесса этногенеза в этот период отличает широкую меридиональную полосу - от Пскова до Бурсы и далее на юг, в Абиссинию: то же повышение активности в популяциях, перемешивание этносов, появление новых социальных форм, короче говоря, очередной взрыв этногенеза, с той лишь разницей, что ареалы меридиональных толчков всегда шире, чем широтных, видимо, из-за того, что происходит размывание границ за счет вращения Земли.

Этот феномен имеет столь большое значение для нашей Родины, что мы имеем право перенести внимание с востока на запад Евразии и перейти к описанию упадка и подъема России.
da-nie
О том, как Украина вошла в состав России.

ВОССОЕДИНЕНИЕ

В борьбе за совесть. По Столбовскому миру (1617) и Деулинскому перемирию (1618) западные русские земли отошли к Швеции и Полыпе. Но если в шведских владениях было немного русского населения, то в польских - гораздо больше. Речь Посполитая включала в себя не только Белоруссию и Украину, но и часть Великороссии - Смоленск, а кроме того Литву и часть Латвии. В начале XVII в. Польша переживала те же неприятности, которые переживали все европейские государства, а назывались эти неприятности Контрреформацией. Правда, сама Польша не участвовала в Тридцатилетней войне между католической и протестантской коалициями, но ей приходилось сдерживать Россию, которая выступала как сторонница протестантской унии. Так Польша и Россия снова оказались соперницами в политической борьбе.

Начало военных действий не заставило себя ждать. В 1632 г. русские войска сделали попытку отбить Смоленск. Брошенное под стены Смоленска русское войско состояло из четырех солдатских полков, которых западному воинскому артикулу обучали служилые немцы, дворянской конницы и казаков южнорусских окраин. Русские осадили город, но Смоленск, имевший прекрасные оборонительные укрепления, долгое время успешно защищался. Когда же полякам удалось спровоцировать очередной набег крымского хана на юг России, "дети боярские" (дворяне) из-под стен Смоленска ушли на защиту южной русской границы - туда, где они были нужнее.

Основной силой осаждавших стали теперь пехотные полки западного строя. Но когда король Владислав подошел к Смоленску с двадцатитысячным войском, немцы просто сдались, а затем перешли к нему на службу. Оставшееся практически без командования русское войско было окружено поляками, блокировано, принуждено капитулировать, выдав артиллерию и сложив знамена перед польским королем (1634).

Командующий русским войском боярин Шеин, герой обороны Смоленска еще во времена короля Сигизмунда III и Тушинского вора, был отпущен поляками в Москву. В Москве же несчастного Шеина, нисколько не виновного в поражении, обвинили во всех смертных грехах и казнили. И хотя казнь Шеина была вопиющей несправедливостью - война есть война, и никто не застрахован от неудачи, - истины ради надо сказать и другое. Жестокость в отношении Шеина стала выражением того возмущения, которое царило в Москве после смоленской неудачи. Вскоре с поляками был заключен Поляновский мир. Король Владислав навсегда отказался от претензий на московский престол, но сохранил Смоленск и Чернигов. Таким образом, и после войны 1632-1634 гг. земли России вместе с многочисленным русским населением оставались в руках Польши.

Велико-, бело- и малороссы, которые оказались подданными Речи Посполитой, в целом были вполне лояльны по отношению к польскому правительству. Однако поляки относились к своим православным подданным свысока и даже с презрением. И ведь нельзя считать, что истинной причиной здесь явились религиозные разногласия. Православные, с точки зрения католиков, - "схизматики", раскольники, но их грех гораздо меньше, чем, скажем, у протестантов, которых католическая церковь считает еретиками. А ведь после Реформации в Польше появилось множество "ариан" - антитринитариев, а также евангелистов и представителей других реформаторских религиозных течений. Почтенные люди разных сословий принимали чаще всего арианство и кальвинизм. Например, князья литовского происхождения Радзивиллы - один из самых богатых и знатных родов Польши - тоже делились на протестантов и католиков, однако вовсе не ссорились между собой и великолепно ладили друг с другом в вопросах веры. Но, как только речь заходила о православных, от польской терпимости не оставалось и следа.

Русское дворянство с занятых поляками земель было лишено всех прав на чины, а значит, и всякой возможности делать карьеру; русское купечество и городское ремесленное население было начисто вытеснено из торговли евреями, пользовавшимися покровительством католической церкви и польских панов. Механизм их взаимоотношений был крайне прост. Польские магнаты, получив в захваченных ими русских землях большие поместья, совсем не хотели заниматься хозяйством, они предпочитали ездить по блестящим столицам Западной Европы. Да и в самой Польше - в Варшаве, Кракове - тоже было не скучно: шли представления в театрах, давались балы, собирались застолья. Поскольку такой отдых был дорог, отнимал массу сил и времени, паны нуждались в посредниках, способных обеспечивать постоянный приток денежных средств. Таких посредников они нашли в лице евреев, которых пригласил в Польшу еще в XIV в. король Казимир Великий. Евреи неплохо устроились в этой стране, арендовали корчмы и лавки, занимались ростовщичеством и меной денег. В поместьях они становились доверенными лицами польских панов - факторами - и выжимали деньги из русских крестьян-арендаторов.

Короче говоря, перед русским населением Речи Посполитой стоял выбор не столько тяжелый, сколько аморальный сам по себе: или переходить в католицизм и становиться поляками, или терпеть всевозможные унижения. Русские, украинцы и белорусы, жившие на захваченных Польшей территориях, пошли на огромные жертвы ради сохранения даже не свободы совести (этой свободы у них не было), а самой православной веры. Очень немногие переходили в католичество и униатство; в большинстве своем православное население отказалось менять веру греческую на веру латинскую. И ведь нельзя сказать, что безграмотные украинские казаки или белорусские крестьяне понимали теологические различия между православием и католичеством. Никому из них и в голову не приходило интересоваться таковыми различиями, ибо для множества людей определенное вероисповедание выступало прежде всего индикатором принадлежности к вполне определенному коллективу - "своим". Те, кому по стереотипу поведения, мироощущению были ближе католики, - примыкали к католикам; те, кому были более симпатичны православные, - пополняли их ряды.

Но, может быть, поляки, вошедшие в круг западноевропейских народов, были осознанно убеждены в правоте догматов, принятых римской Церковью? Ничуть не бывале". Двумя самыми массовыми сословиями у поляков была безграмотная шляхта и крестьяне - "хлопы". Сословную границу между ними проще всего определить так: "хлопы" - это люди, освобожденные от военной службы и обложенные налогами; шляхта, напротив, - подданные, освобожденные от налогов и обязанные короне военной службой. Разница между "хлопами" и шляхтой была, по сути, невелика: подавляющее большинство шляхты составляла так называемая застенковая шляхта, аналог русских однодворцев. Ее представители обитали в крошечных хуторах ("застенках"), сами пахали землю вместе с крестьянами, поскольку все их дворянское достояние зачастую заключалось в дедовской сабле да "польском гоноре". Мелкая польская шляхта составляла то же военное сословие, что и казачество польской Украины, то есть окраины, ничем от него не отличаясь по существу. И потому у нас нет никаких причин думать, будто польские шляхтичи разбирались в теологических тонкостях лучше украинских казаков. Следовательно, причины кровавой борьбы, вспыхнувшей на Украине в XVII в., лежат за пределами конфессиональных разногласий.

К середине XVII в., когда Москва отбилась и оправилась от польско-шведской интервенции и надежда на объединение двух государств под скипетром польского короля рухнула, в Польше появились представители католического ордена иезуитов.

Орден иезуитов был основан испанским офицером Игнатием Лойолой в 1534 г. Официально объявленной целью деятельности нового братства стало противодействие Реформации - борьба с ересью и расширение сферы влияния католицизма. Но стереотипы поведения, закрепленные в уставе этого ордена, свидетельствовали о том, что иезуиты являются реформаторами католицизма ничуть не в меньшей степени, чем последователи Лютера или Кальвина. Ограничимся одним красноречивым примером. По христианским догматам, высшим судьей каждого человеческого поступка является сам Христос, и его оценка обнаруживается в нашей совести. Иначе говоря, каждый, кто искренне считает себя христианином, обязан ради спасения души соотносить свои деяния со своей совестью, а не оправдывать их доводами разума. Иезуиты же приняли тезис об абсолютном послушании младших старшим и считали обучение методом формирования веры. Именно поэтому в деятельности иезуитов "к вящей славе Божией" такое большое место занимала педагогика. Братья трудились по всему миру, открывая коллегии и академии, подготавливая войны, занимаясь шпионажем и подкупом с единственной целью - вернуть как можно больше еретиков в лоно католической церкви.

С теми же целями развернули ученики Лойолы свою деятельность и в Польше. На территории Белоруссии была открыта иезуитская коллегия, которая активно вела католическую пропаганду. Прежде всего было объявлено, что соглашение восточной и западной церквей уже достигнуто и закреплено Флорентийской унией 1439 г., хотя к тому времени об этой унии успели забыть и сами католики. На этом весьма зыбком фактологическом основании всем православным предлагалось принять католическую веру как более совершенную. Разумеется, в доказательство "превосходства" католической веры ее проповедники приводили свои доводы. Первый из них касался роли языка. Так, католик Петр Скарга - автор книги о преимуществе католической веры - говорил об универсальности латинского языка в богослужении и общении католиков, о превосходстве латыни над славянскими языками. В некотором отношении он был прав: латинский язык наряду с греческим давно стал одним из основных богослужебных языков, и действительно именно на латыни существовала огромная богословская литература.

У Петра Скарги нашлись весьма толковые оппоненты из числа православных белорусов. Правда, имена многих из них неизвестны, поскольку возражения католикам в то время могли обойтись человеку дорого, но смысл аргументации вполне ясен. Они указывали прежде всего на наличие своей, святоотеческой традиции славянского богослужения, на наличие практически всех необходимых переводов религиозной литературы на церковнославянский язык. На этом основании они отрицали необходимость изучения чужого языка, практически им не нужного. И нельзя не признать, что правда здесь была целиком на стороне православных.

Владение любым языком в полной мере подразумевает прежде всего возможность довести до своих собеседников сложные мысли с соответствующими деталями и нюансами. А такое знание языка возможно лишь при знакомстве с поведением того этноса, который на этом языке говорит и думает, при жизни в соответствующей этнической среде. В противном случае собеседники вынуждены ограничиваться примитивными штампами. Следовательно, навязываемая католиками замена церковнославянского языка на латинский могла привести только к упрощению форм духовной практики. Таким образом, католики, по существу, боролись за снижение интеллектуального уровня населения Восточной Европы, в чем их и упрекали, кстати сказать, не только православные, но и протестанты.

Второй предмет споров католиков с православными породила проблема церковных авторитетов. Латиняне утверждали, и, на первый взгляд, весьма убедительно, что мнение церковных иерархов, как людей грамотных и знающих, предпочтительнее общего мнения простых прихожан. (Логическим завершением вышеприведенного утверждения, естественно, стал тезис о безусловном авторитете папы римского.) Оппоненты Петра Скарги, возражая католикам, ссылались на целый ряд примеров из истории церкви, когда крупные иерархи - Несторий, Евтихий, Македонии - оказывались основоположниками ересей, осужденных церковными соборами. Православные отвергали латинское понимание церковного авторитета и, руководствуясь принципом соборности, требовали оставить за ними право на определение истины, исходя из чувства совести всех и каждого.

Анализируя эти противоречия православных и католиков, можно сделать вывод, что в данном случае под религиозными, идеологическими оболочками скрывались два разных мироощущения. Понятно, что при возникших коллизиях жизнь русского населения в Польше стала тяжела (В то время все православное население Польши называло себя именно русским, тогда как слово "украинец" обозначало просто жителя окраины. При этом русские, жившие в Русском государстве, четко отделялись от русских Польши и назывались "российские". Такое различие представляет типичную фиксацию общей суперэтнической принадлежности). Конечно, существовавшие проблемы могли быть решены, но только при наличии доброй воли обеих сторон, а ее-то как раз и не хватало.

Заметим попутно, что крепостного права как такового в Польше не было: каждый крестьянин мог уйти от пана, если хотел. Но уйти означало бросить все имущество, а часто и потерять личную свободу, потому что личная свобода крестьян ограничивалась жесткой системой налогов. Налоги платились помещику, и, если у крестьянина денег не находилось, он становился дворовым человеком. Как видим, отсутствие крепостного права создавало для крестьян условия жизни гораздо худшие, нежели при крепостном праве, имевшем место на Московской Руси. Парадоксально, но отсутствие крепостной зависимости крестьян обрекало их на полное бесправие. Налогами были обложены земли, водоемы, охотничьи угодья, сенокосы и даже православные церкви. Последнее особенно возмущало православных: еврей-фактор пользовался ключами от церкви так же, как ключами от амбара, открывая храм для службы по своему желанию в зависимости от уплаты прихожанами соответствующей суммы.

Конечно, от произвола польских панов и еврейских факторов страдали и польские, и литовские крестьяне, но крестьяне-католики могли договориться со шляхтичами и помещиками - они оставались "своими", несмотря на социальную рознь. У православных же не было такой возможности: польские паны их слушать не хотели, ибо они были "чужие", "схизматики". Именно в силу этого различия ни польские, ни литовские крестьяне никаких крупных бунтов или восстаний против панов, несмотря на всю тяжесть эксплуатации, не устраивали. А православным, напротив, ничего другого делать не оставалось, и с конца XVI в. восстания русских шли одно за другим. Первым поднял мятеж Наливайко (1594-1596), но был схвачен и казнен в Варшаве. За восстанием Наливайко произошли и другие: Павлюка, Остраницы, Гуни. Апофеозом долгой борьбы православия и католицизма по праву считается восстание Богдана Хмельницкого, положившее начало освободительной войне на польской Украине.

Гетман и народ. Богдан Хмельницкий был православный шляхтич русского происхождения, служивший в пограничных польских войсках. Как и всякий шляхтич, Хмельницкий имел собственный хутор и нескольких работников. Местный староста (помощник губернатора) католик Чаплицкий невзлюбил Хмельницкого до такой степени, что даже устраивал покушения на его жизнь. Так, один раз только шлем спас будущего гетмана Украины от смертельного удара. Затем Чаплицкий устроил набег на хутор Хмельницкого, захватил его вместе с семьей и отобрал все имущество, включая лошадей и хлеб с гумна. Когда же Хмельницкий пригрозил обращением в суд, разъяренный Чаплицкий, желая показать свою безнаказанность, велел пороть на базаре десятилетнего сына Хмельницкого. Ретивые исполнители запороли несчастного мальчика, и на третий день он умер. Понимая бесполезность своего обращения в суд, где заседали те же католики, что и Чаплицкий, Хмельницкий отправился прямо в Варшаву к королю Владиславу. Дела Владислава шли трудно: сейм, контролируемый польскими панами, постоянно отказывал ему в средствах для войны с турками и операций против Московии. Владислав принял Хмельницкого, но, выслушав шляхтича, король только пожаловался на свое бессилие перед панами. Не добившись правосудия у короля, Хмельницкий поехал в Запорожье.

В XVII в. Запорожье, располагавшееся на границе Польши и Дикого поля, представляло собой явление исключительное: туда бежали от шляхетского ига православные русские пассиопарии. Само Запорожье представляло собой густую сеть населенных пунктов, в которых развивались кузнечное, столярное, слесарное, сапожное и другие ремесла, население производило для себя все необходимое. Отдельные поселения (курени) составляли своеобразный "рыцарский орден", живший вполне независимо. Высокая пассионарность обитателей Запорожья и неприятие ими польских порядков уже к XVI в. сформировали особый стереотип поведения, давший жизнь новому этносу - запорожскому казачеству. Естественно, что поляки относились к запорожским казакам крайне настороженно и недоброжелательно.

Столько же подозрительным и неприязненным было отношение шляхты и магнатов к "реестровому" казачеству. Реестровыми назывались казаки, служившие польской короне. Для отражения татарских набегов под знамена гетмана обыкновенно собиралось множество казаков. Но по окончании войны войско распускалось, и вчерашнему воину предстояло возвращаться "до плуга" к пану. Понятно, что одним из главных требований казаков Речи Посполитой было увеличение численности реестра.

Степень неприятия друг друга представителями двух различных суперэтносов: православными и католиками - в Речи Посполитой была очень высока. Ненависть к казакам существовала вопреки тому, что они вовсе не покушались на устои польского государства. Более того, казаки служили Речи Посполитой надежной защитой от татарских набегов, ведь татарские чамбулы грабили страну, доходя до Кракова. И тем не менее поляки ограничили численность "реестрового" казачьего войска шестью тысячами сабель (1625). Такое половинчатое решение никого не могло удовлетворить - в XVII в. на польской Украине имелось уже около 200 тысяч человек, желавших быть казаками и бывших ими де-факто.

В декабре 1647 г. Запорожская Сечь приветствовала Богдана Хмельницкого, который, благополучно обманув ловившую его по дороге стражу, явился к запорожцам и заявил: "Хватит нам терпеть этих поляков, давайте соберем раду и будем защищать церковь православную и Землю Русскую!" Призыв Хмельницкого был желанен и вполне понятен; он стал доминантой всех последующих действий казаков. Причем первоначально Хмельницкий и его соратники отнюдь не ставили своей целью политическое отделение от Польши. Они хотели лишь добиться права жить в согласии с собственной совестью, при этом подчиняясь законам Польского королевства. Требования казаков были кратки: во-первых, зачислить в казаки всех желающих и предоставить казакам, как военному сословию, шляхетские привилегии; во-вторых, запретить на Украине пропаганду католической унии, убрать всех униатских священников и вернуть захваченные католиками церкви православным, позволив каждому свободно исповедовать его веру; в-третьих, изгнать с Украины евреев. Эта политическая программа отражала чаяния всего угнетенного православного населения Украины.

Запорожье немедленно выбрало Хмельницкого гетманом, и он получил огромную власть, так как у казаков при полной анархии в мирное время в походе соблюдалась жесткая дисциплина на основе беспрекословного подчинения гетману. Из Запорожья Хмельницкий отправился в Крым, где заручился обещанием помощи от крымского хана. Вскоре он выступил в поход с отрядом из четырех тысяч запорожцев, к которым примкнуло еще три тысячи казаков. Силы повстанцев были совершенно ничтожны в сравнении с мощью противника: поляки могли выставить до 150 тысяч человек. Но мобилизовать эти войска для Польши оказалось невозможным. В стране царила абсолютная неразбериха, и паны, как всегда, отказались давать деньги королю на "посполитое рушение" (шляхетское ополчение). Поэтому, столкнувшись с поляками в 1648 г., Хмельницкий, несмотря на ограниченность своих сил, одержал три крупные победы. Первая из них - в битве при Желтых Водах, где погиб сын Польского гетмана Потоцкого - Стефан Потоцкий; затем последовала победа при Корсуни, где были захвачены в плен два польских гетмана - Потоцкий и Калиновский, и, наконец, под Пилявцами, где посполитое рушение в панике бросилось бежать от казаков.

Ожесточение борьбы нарастало. Характерен следующий эпизод. При Корсуни у поляков была хорошая немецкая артиллерия - пушки могли с легкостью остановить натиск казачьей конницы. И вот, дабы "нейтрализовать" артиллерию, Хмельницкий послал одного из своих верных казаков сдаться в плен полякам и дать показания, будто нападение казаков готовится с правого фланга. Казак сдался и умер под пыткой, повторяя ложную версию и зная правду о плане Хмельницкого. Казачья конница ударила по левому флангу польского войска, и, пока обманутые поляки разворачивали орудия, победа была одержана. Представьте себе, каков был накал страстей, если этот герой-казак не только пожертвовал жизнью, но и в жестоких мучениях в течение нескольких часов сохранял силу воли, предпочитая купить победу соратников ценою собственных страданий.

Победы Хмельницкого не подтолкнули поляков к соглашению. В том же 1648 г. скончался король Владислав, и панство на время забыло о казаках: на сеймах и сеймиках обсуждались кандидатуры нового короля. Воспользовавшись передышкой, Хмельницкий укрепился; заняв Киев и украинские земли по обоим берегам Днепра, он фактически стал вполне самостоятельным правителем - "гетманом" Украины, или Малой Руси.

Но как только шляхта выбрала нового короля - Яна-Казимира - началась подготовка к военным действиям против казаков. В XVII в. среди поляков сохранилось достаточное количество пассионариев: талантливых полководцев, волевых политиков, умных дипломатов, - и они вовсе не собирались мириться с поражениями. Снова было собрано посполитое рушение, на средства короны были наняты немецкие артиллеристы и пехотинцы, посланы тайные агенты к крымскому хану, дабы побудить татар порвать союз с Хмельницким. И когда поляки перестали соблюдать условия достигнутого с Хмельницким перемирия, война возобновилась.

В сражении 1651 г. под Берестечком союзники казаков - татары - внезапно покинули Хмельницкого, а когда он попытался их вернуть, схватили его и увезли с собой в Крым. Казачье войско, оставшееся без полководца, было прижато к болоту. Принявший командование талантливый казацкий полковник Иван Богун попытался вывести своих через болото и велел было мостить гать. Но поляки успели подвести артиллерию - гать была быстро разрушена пушечными ядрами, и большинство казаков погибло.

Вскоре освободившийся из плена Хмельницкий вернулся, как говорится, к разбитому корыту. Поляки к тому времени соглашались определить число "реестровых" казаков лишь двадцатью тысячами, и Хмельницкий прекрасно понимал, что его согласие па такие условия равнозначно гибели начатого им дела. Ведь, как мы помним, казаков на Украине было около 200 тысяч. Следовательно, 180 тысяч человек должны были опять идти работать на панов, опять платить евреям за аренду церквей, кабаков, охотничьих угодий, за само право жить. Никто из них не хотел возврата к прошлому, и поэтому восстание возобновилось. Но в сложившейся ситуации поляки имели явный перевес. Союз с татарами больше не существовал, и Украина - пограничная полоса земли - оказалась зажатой между Крымским ханством и Польшей. Тыла у Хмельницкого не стало, и защищаться было невозможно. Оценив ситуацию, умный гетман начал искать нового союзника. Естественно, что он обратился к православной Москве.

Переговоры с Москвой начались в 1651 г., но Москва по обыкновению отвечала медленно, и только в октябре 1653 г. было принято решение о присоединении Украины к Московскому государству. Соединение с Россией спасало подавляющее большинство православного населения Украины, и потому 8 января 1654 г. в Переяславле (ныне Переяслав-Хмельницкий) собравшаяся рада поддержала политику присоединения к Москве словами: "Волим под царя московского, православного".

Однако казаки и здесь остались верны себе, то есть своему стереотипу поведения. Выражая полную готовность дать царю Алексею Михайловичу присягу на верность, они потребовали, чтобы царь, со своей стороны, дал им присягу в сохранении казачьих вольностей. Шокированный боярин Бутурлин, представлявший московского государя, отказал категорически, заявив, что "у нас не повелось, чтоб цари давали подданным присягу, а вольности ваши Государем соблюдены будут". Поскольку ситуация была безвыходная, казаки, тряхнув длинными чубами, согласились и тем покончили дело.

Еще до решений московского правительства и Переяславской рады Хмельницкий перенес военные действия на правобережье Днепра и дважды разбил польские войска: при Батоге (1652) и при Жванце (1653). Последняя победа совпала с радостным известием из Москвы. Если, взвешивая свое решение, правительство Алексея Михайловича не торопилось, то, приняв его, оно действовало энергично. В 1654 г. русские войска взяли Смоленск, в 1655 - Вильно, Ковно, Гродно и дошли до Бреста. Польша терпела поражения по всему фронту. Слабеющая держава, как это обычно бывает, привлекла "внимание": шведский король Карл Х вторгся в Польшу (1655), изгнал Яна-Казимира и частью шляхты и магнатов был признан польским королем.

Теперь в Литве столкнулись интересы России и Швеции. За время последовавшей русско-шведской войны (1655-1659) ни одна из сторон не одержала решающей победы, но зато успела оправиться Польша, казалось, уже находившаяся накануне своего первого раздела. Ресурсов пассионарности у поляков хватило на то, чтобы, организовавшись, выгнать шведов и вторгшихся с юга тран-сильванцев (румын), а в дальнейшем и отбить у России занятую было ею Литву.

Народ и гетманы. Летом 1657 г. умер Богдан Хмельницкий. Поскольку его сын Юрий был еще ребенком, гетманом Украины избрали "генерального писаря" (министра иностранных дел) шляхтича Выговского. Тот, хотя и принадлежал к числу православных, терпеть не мог Москву и московитов, мечтая отдаться под покровительство польского короля. В 1658 г. война между Россией и Польшей за обладание Литвой и Украиной вспыхнула с новой силой. В решительный момент Выговский принял польскую сторону и заключил с Польшей политический союз - Гадячскую унию, возвращая Украину Речи Посполитой. Направленное на Украину русское войско под командованием князя Трубецкого было наголову разбито Выговским с помощью татар в битве при Конотопе (1659). Казалось, что Украина потеряна для России навсегда.

Но не Выговский, ни его польские хозяева не учли накала пассионарности русского населения Украины, то есть недооценили возможности противника. Наиболее инициативные казацкие старшины выдвинули в гетманы Юрия Хмельницкого, и прославленное имя привлекло людей, как знамя. Ополченцы Хмельницкого сделали то, что не удалось регулярному войску. В сентябре 1659 г. войска двух гетманов встретились под Белой Церковью, и казаки Выговского стали переходить к Хмельницкому. Покинутый войском Выговский бежал в Польшу и навсегда сошел с политической арены.

В следующем, 1660 г. на помощь Юрию Хмельницкому двинулось московское войско под началом боярина Шереметева. Польско-татарские войска встретили московскую рать на Волыни и под Чудновым окружили русских. Тут, к сожалению, проявилось ничтожество Юрия, нимало не похожего на своего великого отца. Он испугался вступить в сражение и, предав русских, подчинился полякам. Шереметев был вынужден капитулировать и после этого двадцать лет провел в крымском плену.

Казачество снова взволновалось. Полковники Сомко, Золотаренко и запорожский атаман Брюховецкий собрали "Черную раду", на которой низложили сына Богдана Хмельницкого. Но если у Сомко и Золотаренко была программа воссоединения с Москвой, то Брюховецкий действовал как беспринципный авантюрист, и именно его поддержали запорожцы. Став гетманом, Брюховецкий демагогически выставлял себя защитником "голутвы" (голытьбы) и врагом старшины. Много заслуженных казаков и старшин лишились имущества и голов. В 1663 г. были казнены и соперники Брюховецкого в борьбе за гетманскую булаву - полковники Сомко и Золотаренко.

А тем временем Ян-Казимир заключил мир со шведами и перенес основные военные действия на Украину. Он хотел, пройдя Левобережной Украиной, выйти в тыл русским армиям и оказаться перед беззащитной Москвой. Но русские пограничные войска дважды нанесли ему поражение: под Глуховым и Новгородом Северским - и отбросили поляков за Днепр (1664). Обессиленная Польша вынуждена была искать передышки, и в 1667 г. было заключено Андрусовское перемирие, в соответствии с которым к Русскому государству отходили старинный русский город Смоленск, Киев и вся Левобережная Украина.

Однако победа над Польшей не привела к единству казаков. Еще в 1665 г. казацкие старшины Правобережья собрали свою раду и "выкликнули" гетманом Петра Дорошенко, отстаивавшего идею "вольной Украины", то есть создания украинского государства, не зависимого ни от России, ни от Польши. Твердо придерживавшийся своей программы Дорошенко одновременно вступил в борьбу и с Польшей, и со своим противником - гетманом Брюховецким. Брюховецкий к тому времени тоже изменил союзу с Россией и снесся с турками. Он даже получил татарскую помощь, но не успел ею воспользоваться: возмущенные казаки растерзали предателя (1668).

После смерти Брюховецкого гетманом на некоторое время (1668-1672) стал Демьян Многогрешный, признавший верховную власть Москвы. Но и он не сумел долго держать в руках гетманскую булаву, его карьера закончилась печально - ссылкой в Сибирь. Новым гетманом "всея Украины" стал в 1672 г. Самойлович, оказавшийся в очень затруднительном положении. В Подолию вторглись турки, и поборник независимой Украины Дорошенко присоединился к войску турецкого султана Магомета IV. Польша капитулировала перед османами и уступила туркам значительную часть Правобережья. Два года (1672-1674) гетман Дорошенко сидел в Чигирине как вассал турецкого султана.

Конец этому положила русская армия, выступившая на освобождение единоверцев. За Днепр московские рати перешли вместе с полками левобережных казаков. В 1676 г. Дорошенко сдался и был прощен, а гетманом обеих сторон Днепра стал Самойлович. Пытавшиеся удержаться в Подолии турки поставили гетманом Юрия Хмельницкого. Но этот негодяй окончательно скомпрометировал возглавляемую им партию. Изыскивая денежные средства, Юрий ввел налог даже на свадьбы. Не получив с одного бракосочетания установленную им мзду, гетман напал на дом родителей новобрачной и предал мать мучительной смерти. Муж погибшей - богатый купец - пребывал в то время в Стамбуле. Узнав о случившемся, купец обратился с жалобой к визирю, и дело было расследовано. Изверг был схвачен, судим и по приговору утоплен (1681).

Туркам не суждено было надолго закрепиться в Правобережной Украине. Украина была слишком пассионарна, и то, что османам удалось в Болгарии и Сербии, оказалось невозможным на Волыни и в Подолии. Успехи русских регулярных войск и казачьих полков, а также поражения турок в Центральной Европе уже в начале 80-х годов избавили Украину от османской угрозы.

Самойлович гетманствовал довольно долго, до полного окончания русско-польской войны, когда наконец был подписан "Трактат о вечном мире" между Россией и Польшей (1686). Причиной крушения Самойловича в 1687 г. стали интриги Мазепы. Мазепа, вошедший в доверие к всесильному фавориту царевны Софьи - князю Голицыну, обвинил гетмана в измене. Несчастный Самойлович был арестован и сослан, но Голицын дорого заплатил за потворство предательству. Избранный гетманом Мазепа точно так же предал Голицына, а после - и Петра, избрав сторону Карла XII и решив, что при поддержке шведов он сможет стать самостоятельным государем. Однако и в устах Мазепы призыв к созданию самостоятельной Украины не получил народной поддержки. За Мазепой пошли только его сердюки (охрана) и запорожцы, которые в это время уже были настроены против союза с Россией. Вся остальная слободская Украина выступила в поддержку "царя московского, православного" и удержала Полтаву - ключевую крепость, под которой и был разбит союзник Мазепы Карл XII (1709).

Полтавская битва, собственно, ставит точку в истории воссоединения Украины с Россией. Заканчивая этот рассказ, уместно попытаться объяснить следующее: почему поляки проиграли войну с Россией за Украину, а многочисленные попытки украинских гетманов, от Выговского до Мазепы, присоединиться к Польше или обрести самостоятельность неизменно были обречены на неудачу? Историки дали множество объяснений этому, но, если учитывать этнические причины происшедшего, то ответ на поставленный вопрос будет не похож на все предыдущие.

Подобно большинству наших современников, польские паны и украинские старшины были убеждены, что их воля преобразует жизнь, и потому они игнорировали объективные природные зависимости, формирующие человеческое поведение. Так, поляки считали, что достаточно привлечь к себе казацкую старшину, дав им шляхетские привилегии, и все казаки будут верно служить; что можно убедить русских православных людей, будто католическая вера лучше, и они станут ревностными католиками. Точно так же многие гетманы полагали, что в зависимости от политической обстановки и их выбора можно подчиняться то России, то Польше и что удача в борьбе за независимость определяется их умением обмануть московских бояр или вовремя договориться о союзе с турецким султаном.

На самом же деле, как мы могли убедиться, первостепенное значение имела единая суперэтническая принадлежность России и Украины, массовая поддержка "своих", которыми были единоверцы. Об это всеобщее ощущение единства, как волны о скалу, разбивались рациональные планы волевых, умных искателей власти. Два близких этноса - русский и украинский - соединились не благодаря, а вопреки политической ситуации, поскольку народное "волим" или "не волим" неизменно ломало те инициативы, которые не соответствовали логике этногенеза.

Последствия выбора. Выбор, сделанный на основе естественного мироощущения народа, оказался правильным. Дабы убедиться в этом, достаточно сказать несколько слов о дальнейшей судьбе и роли украинского народа в российской истории XVII-XVIII вв.

В отличие от поляков, ограничивавших, как мы помним, число "реестровых" казаков, московское правительство увеличило реестр на 60 тысяч человек по сравнению с требованиями Богдана Хмельницкого. Фактически реестр охватывал все население слободской Украины. Кроме того, сохранилось пять-семь тысяч запорожских казаков. При польском господстве Украина могла только мечтать о подобном положении. Ни о какой дискриминации украинцев в составе России не было и речи. Более того, в XVII в. очень сильно возросло интеллектуальное влияние украинцев на население России. Украинские монахи и священники - люди образованные, поднаторевшие р диспутах с католиками, знавшие языки, - высоко ценились московской патриархией. Позже, говоря об истории русского церковного раскола, мы будем иметь возможность убедиться, что раскол был конфликтом великорусской (московской) и украинской православных традиций. Украинские монахи сумели победить в этом конфликте и оказали тем самым решающее воздействие на изменение русских церковных обычаев. Имена Епифа-ния Славинецкого, Симеона Полоцкого, Феофана Прокоповича стали неотъемлемой частью истории русской культуры.

Впоследствии, когда на смену национальной политике России пришла политика имперская, украинцы тоже оказались не в проигрыше. Решающую роль здесь сыграли как раз этнические отличия украинцев от великороссов. Эти отличия определялись и этническим субстратом (в состав будущего украинского народа вошли торки, когда-то жившие на границе степи) и проявлялись в некоторых чертах стереотипа поведения (например, украинцы и тогда были более усердными служаками, нежели русские), а также в характере связи этноса с ландшафтом. Об этом имеет смысл рассказать подробнее.

Великороссы, как и донские казаки, расширяя свой этнический ареал, селились, как правило, по берегам рек. Река, ее пойма, служила базой хозяйства русского человека, его основной связью с кормящим ландшафтом. Украинцы, напротив, сумели освоить просторы водоразделов. Они выкапывали колодцы-криницы, делали запруды на ручейках и имели достаточное количество воды. Так на водоразделах возникали хутора с садиками, и, поскольку земля была плодородной, особых забот о хлебе насущном украинцы не знали. Когда же при Екатерине II (1762-1796) в результате двух военных кампаний были завоеваны сначала северный берег Черного моря, а потом Крым, исчезла и существовавшая ранее угроза со стороны татар. При этом для заселения стали доступны новые степные пространства - Дикое поле.

В XVIII в. украинское население быстро росло, и в его составе имелось множество пассионариев, ибо их пассионарные предки, сложившие головы в междоусобицах конца XVII в., успели оставить законное и незаконное потомство. Подавляющее большинство украинских казаков было записано в реестр, поэтому возможность сделать карьеру была практически у каждого. Весь XVIII в. украинцы этим и занимались. В итоге дочь царя Петра I Елизавета Петровна вышла замуж за Алексея Разумовского (брак был морганатическим, без оглашения); его брат, Кирилл Разумовский, стал последним гетманом Украины. И хотя при Екатерине II Украина потеряла свое самоуправление, позиции украинцев при дворе поколеблены не были: обязанности великого канцлера империи исполнял граф Безбородко, который сформулировал свое политическое кредо в следующих словах: "Як матушка-царица захоче, так хай и буде". Ни акцент, ни происхождение Безбородко никого не смущали и не помешали ему стать первым чиновником государства.

Может быть, эта взаимная терпимость украинцев и великороссов и была важнейшим свидетельством правильности выбора, сделанного на Переяславской раде в 1654 г.
da-nie
Цитата
НЕ ПРИДЕТСЯ ЛИ ЗАКРЫВАТЬ ОТКРЫТИЕ ГРОБНИЦЫ ТУТАНХАМОНА?

Константин Смирнов

Анализ обстоятельств находки знаменитой гробницы Тутанхамона наводит на крамольную мысль: это - одна из самых масштабных фальсификаций в истории археологии. В истории археологии едва ли найдется событие, сопоставимое по своему значению с обнаружением гробницы фараона Тутанхамона в Долине царей, сделанное в 1922 г. Говардом Картером. Хотя грабители проникли в погребальную камеру еще в древние времена, она оказалась необворованной, и ученые нашли в ней несметные сокровища, множество предметов древнеегипетского обихода и совершенно нетронутую мумию. Но вот загадка: в гробнице была обнаружена надпись - "Смерть быстрыми шагами настигнет того, кто нарушит покой мертвого правителя!" И в жизни это предупреждение исполнилось почти буквально. На протяжении восьми лет после раскопок умерли один за другим практически все причастные к ним люди за исключением самого Картера! И вот уже восьмой десяток лет специалисты ищут объяснение этого таинственного "проклятия фараонов". Одни считают, что археологов постигла небесная кара за разграбление могилы. Другие утверждают, что египетские жрецы "поселили" в усыпальнице болезнетворные бактерии, которые и сгубили неосторожных ученых. Между тем, безвременная кончина людей, напрямую связанных с раскопками, может получить более прозаическое объяснение...

ИСТОРИЯ СЕНСАЦИОННОГО ОТКРЫТИЯ

К широкомасштабным раскопкам в Долине царей англичанин Картер и его спонсор лорд Карнарвон приступили осенью 1917 г. Впоследствии Картер неоднократно заявлял, что собирался отыскать гробницу именно Тутанхамона. Он сразу же напал на место, где впоследствии и было сделано открытие. Но по непонятной причине археологи вскоре перешли в другой район Долины царей. К 1922 г. они перекопали ее вдоль и поперек, не найдя ничего существенного. Относительно слабо изученным остался лишь тот самый участок, с которого и начались работы. И вот, наконец, было решено пропахать и его. 3 ноября 1922 г. Картер (Карнарвон находился в Лондоне), сломав остатки древних жилищ, обнаружил каменные ступени. После того как они были очищены от щебня, стало ясно: найдена какая-то гробница, вход в которую был замурован и опечатан. "За этим ходом могло находиться буквально все, что угодно, и мне пришлось призвать на помощь все мое самообладание, чтобы не поддаться искушению сейчас же взломать дверь и продолжить поиски", - записал в своем дневнике Картер. Он приказал засыпать раскоп и дождаться возвращения из Англии Карнарвона. 23 ноября лорд прибыл в Египет, а уже 24-го рабочие расчистили вход в гробницу. Картер вновь очутился перед запечатанной дверью. Он увидел, что здесь успели побывать грабители - замурованный проход дважды вскрывали и вновь заделывали. Вскрыв кладку, археологи обнаружили коридор, заваленный камнями. После многодневной работы они добрались до еще одной замурованной двери. Проделав в ней отверстие, Картер увидел комнату, заставленную различными предметами. Здесь были золотые носилки, массивный золотой трон, две статуи, алебастровые вазы, необычного вида ларцы. Обследовав помещение, ученые обнаружили между статуями еще одну запечатанную дверь. Рядом с ней находился заложенный ход, проделанный еще древними грабителями. Помимо всего прочего, в камере стояли три больших ложа, под одним из них нашли небольшую дыру, которая вела в боковую комнату, также до отказа заполненную различными предметами обихода и драгоценностями. И тут Картер принимает странное решение: вместо того, чтобы продолжить исследования, распоряжается засыпать гробницу и, как он сам говорил, уезжает в Каир для организационной работы. Раскоп раскрыли вновь 16 декабря, но лишь 27-го первая находка была извлечена на поверхность. Тем временем для вывоза сокровищ сооружается узкоколейная железная дорога до берега Нила протяженностью 1,5 км. По ней 13 мая 1923 г. первая партия ценностей была доставлена на специально зафрахтованный пароход, который через неделю выгрузил их в Каире. 17 февраля Картер продолжил работы и вскрыл замурованную дверь в усыпальную камеру, а ней оказался огромный деревянный саркофаг, обитый золотыми пластинами. Кроме того, из этой комнаты небольшой ход вел еще в одно помещение, забитое изделиями из золота и драгоценных камней. Убедившись, что печати на саркофаге не тронуты, Картер облегченно вздохнул - здесь грабители не побывали. После этого исследования вновь приостанавливаются, и к вскрытию золоченого саркофага ученые приступили только зимой 1926-1927 гг. Раскопки гробницы Тутанхамона продолжались целых пять лет. Но уже на первой стадии исследований родилась легенда о "проклятии фараона". Толчком к ее появлению стала безвременная смерть лорда Карнарвона. В 1923 г. он скончался от заражения крови после неосторожного бритья. За этой смертью последовали другие не менее загадочные: скоропостижно ушли из жизни Арчибальд Рейд, делавший рентгеновский анализ мумии; А.К. Мейс, вскрывавший вместе с Картером погребальную камеру; секретарь Картера молодой лорд Вестбурн; умирает от укуса москита и леди Карнарвон. Несколько человек, участвовавших в раскопках, кончают жизнь самоубийством: сводный брат Карнарвона Обрей Герберт, лорд Вестбурн - отец секретаря Картера. К 1930 г. из числа непосредственных участников экспедиции в живых остается только Говард Картер. И поныне идут споры о том, случайность ли эта цепь смертей, есть ли между ними связь, и если есть, то какая. Самая фантастическая версия - "проклятие фараона", вполне устраивающая жадных до сенсаций журналистов. Увы, она не выдерживает объективной критики. Между тем, официальная версия загадочных смертей, высказанная самим Картером, тоже кажется не вполне убедительной. По его мнению, люди нашего века не могут верить в такую мистическую чушь, как "проклятие фараона"; скорее всего цепьсмертей это всего лишь случайность. Однако можно ли поверить, что гибель одного за другим 21 ученого, исследовавших вместе с ним гробницу, - роковое стечение обстоятельств? Едва ли!

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ВЫЗЫВАЮЩИЕ НЕДОУМЕНИЕ

До сих пор никто не взял на себя труд внимательно изучить весьма странные обстоятельства, сопровождавшие поиски и раскопки гробницы Тутанхамона. А ведь их анализ позволяет, оказывается, не только раскрыть тайну "проклятия фараона", но и заподозрить, что мы имеем дело с величайшей археологической фальсификацией. С самого начала должен настораживать тот факт, что гробница Тутанхамона единственная из всех найденных не была разграблена, хотя в ней и побывали воры. Неужели она была замаскирована лучше других? Удивляет ее странная планировка и малые размеры. Следующий странный факт - долгие сроки раскопок. Неужели для описи богатств, предметов обихода, саркофагов и мумии в гробнице общей площадью 80 кв. ми для их извлечения, даже с величайшей осторожностью, необходимо почти 5 лет? Но самым удивительным, по здравому рассуждению, выглядит поведение Картера. В 1917 г., приступив к раскопкам в Долине царей, он весьма тщательно исследовал местность, где находился вход в погребальный комплекс Тутанхамона, якобы не нашел его и следующие пять лет лопатил другие участки. А в 1922 г. вдруг опять вернулся на хорошо изученное место и практически сразу же наткнулся на захоронение. Именно Картер, к слову сказать, затягивал сроки раскопок. Он не давал своим коллегам вскрывать запечатанные двери и заставлял их с ненужной тщательностью изучать уже найденное, хотя это легче было сделать в лабораторных условиях, а не на месте. Далее, зачем ему потребовалось построить к гробнице узкоколейку? Для того чтобы вывезти вовсе не такие уж громоздкие предметы, умещавшиеся на площади, сопоставимой с площадью неплохой квартиры в Москве? Немало странностей можно заметить и в самой гробнице. Почему побывавшие в ней, якобы еще в древности, грабители ничего не взяли? Почему они, проникнув в погребальную камеру, не вскрыли обшитый золотом деревянный саркофаг? Кроме того, в их поведении есть еще одно загадочное обстоятельство. Часть замурованных дверей была ими вскрыта, а в обход некоторых они пробили в скальной породе ходы. Неумно, не правда ли? Ведь легче сломать тонкую стенку, сложенную из камней, чем сутками дробить монолит, проделывая в нем ход? Удивляет и состояние практически всех находок. Огромный обшитый золотыми листами саркофаг сразил исследователей своим блеском: ничуть не запылившись и не помутнев, он простоял более трех тысячелетий. Отличным было и состояние других предметов, но вместе с тем внутренние деревянные гробы, как отмечал Картер, были сильно попорчены сыростью, хотя наружный и остался совершенно цел. Создается впечатление, что те, в отличие от всего прочего, хранились в плохих условиях, а ведь находки-то лежали в одном помещении. И еще. В первой камере ученые обнаружили четыре колесницы, которые из-за своих огромных размеров не могли быть внесены в гробницу целиком и были распилены! Интересно, чем? Неужели бронзовой пилой? Ну и, наконец, все исследователи отмечали плачевное состояние самой мумии, хотя, по идее, оно должно быть прекрасным, ведь ее, в отличие от мумий других фараонов, жрецы не переносили с места на место, пряча от осквернителей могил...

ТУТАНХАМОН - ТВОРЕНИЕ КАРТЕРА

Говард Картер открыл Тутанхамона и в прямом, и в переносном смысле. Мало того, что он отыскал его гробницу, он ввел этого фараона в историческую науку. До того, как англичанин приступил к раскопкам в Долине царей, данные о Тутанхамоне ограничивались лишь одной-двумя печатями с упоминанием его имени, найденными археологом Девисом. И то без указания царского титула. Многие ученые считали, что такого фараона не существовало вовсе, а печати вполне могли принадлежать просто какому-то знатному человеку. Иными словами, все данные о Тутанхамоне как правителе Египта получены в результате раскопок Картера, то есть из его рук. Рис. 1. План гробницы, раскопанной Г. Картером. Для того чтобы раскрыть тайну "проклятия фараона" и объяснить все нелепости и странности экспедиции, нужно сделать лишь одно предположение, которое, на первый взгляд, может показаться фантастическим: Тутанхамона никогда не существовало, он плод фантазии предприимчивого археолога. В этом случае история раскопок Картера выглядит следующим образом. К моменту начала работ его экспедиции в Долине царей все были абсолютно уверены, что найти здесь что-либо значимое невозможно. О том в разное время писали многие археологи. Так, еще в начале прошлого века Бельцони, раскопавший могилы Рамсеса 1, Сети 1, Эйе и Минтухотепа, заявил: "Я твердо убежден, что в долине Бибан аль-Мулук нет никаких других гробниц, кроме уже найденных". Почти такую же мысль тридцать лет спустя высказал руководитель немецкой экспедиции Рихард Лепсиус. Он утверждал, что в Долине царей не осталось, наверное, ни одной песчинки, которую бы по меньшей мере трижды не переместили с одного места на другое. Тем не менее в некрополе постоянно копошились археологи, но их "улов" ограничивался исключительно мелочами. Поэтому, приступая к работе, Картер, который, в отличие от Карнарвона, был профессиональным ученым, не мог не понимать, что его не ждут великие открытия. В 1917 г., начав исследования, он, по-видимому, наткнулся на скромное захоронение, принадлежавшее какому-то знатному египтянину. Скорее всего его уже обследовали другие экспедиции, и оно, судя по всему, было вообще пустым, ограбленным еще в древности. Не найдя в могиле ничего интересного, предшественники Картера попросту засыпали ее, как это обычно и делается. Возможно, именно тогда в голову англичанина и пришла мысль превратить эту пустую гробницу в роскошную царскую усыпальницу. Для чего были нужны лишь предприимчивость, время и деньги. Однако в первой четверти нашего века история Древнего Египта была уже хорошо изучена. В ней осталось всего несколько небольших периодов, для которых имена фараонов считались неизвестными. В одну из таких ниш археолог и задумал пристроить несуществовавшего Тутанхамона. Чтобы не вызывать лишних подозрений, его биография была объявлена непримечательной - он ничем не прославился да и царствовал недолго. В случае успеха своего предприятия ловкий археолог получал лавры египтолога № 1 в мире. Оставалось решить вопросы финансирования. Деньги мог дать только тот, кто рассчитывал получить от махинации дивиденды. Проанализировав ситуацию, Картер понял, что лучшего спонсора, чем правительство Египта, не найти. Ведь оно получало немалую часть денежных средств от продажи исторических ценностей н от толп туристов, жаждавших увидеть следы древних цивилизаций. Кроме того, официальный Каир не отличался особой щепетильностью, периодически продавая крупнейшим музеям мира предметы старины, на поверку оказывавшиеся подделками. Придя к такому выводу, Картер отправляется в Каир, чтобы предложить египетскому правительству свой смелый план. По всей видимости, предложение понравилось чиновникам, и деньги были выделены. Следом за этим началась подготовка фальсификации, длившаяся вплоть до 1922 г. В течение этого срока Картер неоднократно ездил в Каир и практически не занимался непосредственно раскопками, которые вела его экспедиция. Лишь несколько доверенных лиц тайно подготавливали гробницу к "великому археологическому открытию". Фальсификаторы заказали у различных подпольных ремесленников, специализировавшихся на подделках "а ля древний Египет", золотые украшения, настенные барельефы с фрагментами из истории царствования фараона, предметы обихода и несколько саркофагов. Мумию же попросту купили, достать ее, при наличии средств, в Египте не представляет труда и сегодня. Конечно, то была мумия вовсе не фараона, мумификацию производили по более простой технологии, чем это делалось с телами правителей. Вот почему ее состояние и было значительно хуже, чем у любой другой царской мумии. Ко второй половине 1922 г. доверенные лица Картера загрузили камеру сокровищами, и он перевел свою партию на уже исследованный пять лет назад участок и быстро "нашел" вход в погребение. Такое развитие событий подтверждается тем, что к 1922 г. он полностью сменил весь состав экспедиции, в ней не осталось никого, кто бы знал о результатах раскопок 1917-го. Исключением был только лорд Карнарвон, однако он лишь наездами появлялся в Долине царей и скорее всего во время первого обнаружения гробницы отсутствовал. Перед тем, как приступить непосредственно к работам в захоронении, Картер вызывает опять-таки находящегося в отъезде Карнарвона, который, судя по всему, даже не подозревал об афере. Всех, участвовавших в раскопках, изумил тот факт, что древние грабители, побывавшие в гробнице, ничего в ней не взяли. К тому же двери, ведущие в первую камеру, они вскрывали дважды, а в погребальную - один раз. Для воров поведение, согласитесь, весьма странное. Между тем эта загадка легко объяснима. Просто люди Картера в уже готовое захоронение добавляли различные предметы. Первую камеру они загружали два раза, а сокровищницу, соединенную с погребальной камерой незапечатанным проходом, - один. Следы же своего проникновения маскировали под следы древних грабителей. Обратим внимание и на то, что некоторые двери не вскрывали, а обходили подземными ходами. Это сделано в тех местах, где действия, связанные с разрушением двери, могли бы повредить предметы, стоящие внутри в непосредственной близости от нее. Иными словами, тем, кто проникал в гробницу, было известно расположение хранившихся там вещей. Более того, псевдодревности доставлялись в район раскопок и прямо в процессе исследований! В пользу такого предположения говорит затея с сооружением узкоколейки. По официальной версии, по ней в сторону Долины царей везли пустую тару, а назад - запакованные ценности. Скорее же всего, часть ящиков уже туда шли гружеными, и их, даже не распаковывая, отправляли обратно. Только для таких челночных рейсов, собственно, и была нужна железная дорога. Иначе как объяснить: количество "ценностей", якобы вывезенных из погребения Тутанхамона, столь велико, что едва ли могло уместиться в помещении площадью всего 80 кв. м? Становится понятной и загадка колесниц. Они действительно не вошли в двери, и их распилили на куски, но не древние египтяне, а люди Картера с использованием обыкновенных пил. Следы современных инструментов остались и на огромном деревянном ящике, обшитом золотом, в котором хранились многочисленные саркофаги лжефараона. Его из весьма искусно изготовленных фрагментов собирали на месте. Конструкция была столь сложна, что некоторые куски рабочие состыковали неверно и, подгоняя, лупили по ним молотками. Круглые отпечатки слесарных молотков отчетливо видны во многих местах. Теперь ясно, зачем Картер тормозил ход исследований. Он приостанавливал их для того, чтобы лишний раз добавить в еще "неисследованные" камеры дополнительную порцию "бесценных предметов старины". Возникает вопрос: неужели никто из опытных археологов, время от времени привлекавшихся к работам, не догадывался о грандиозной фальсификации? Здесь мы подходим непосредственно к "проклятию фараона". Конечно, некоторые ученые обратили внимание на многочисленные странности раскопок. Насторожился и лорд Карнарвон. Например, большое удивление могло вызвать у него место, где была обнаружена гробница. Он ведь знал, что Картер обследовал его в 1917 г. и ничего тогда не нашел. По-видимому, английский аристократ догадался о проделках своего помощника, и его попросту убрали - слишком многое было поставлено на карту. Не исключено, что он умер от яда, а не от ранения при бритье. То же можно предположить о судьбе практически всех опытных исследователей, участвовавших в раскопках, которые погибли при таинственных обстоятельствах. Будучи настоящими учеными, они, видимо, начинали сомневаться в подлинности гробницы Тутанхамона, и закоперщику фальсификации приходилось их убирать руками наемных убийц - возможно, связанных с египетскими спецслужбами. Этим и объясняется то, что из изучавших гробницу в живых остался только он, хотя, исходя из "проклятия фараона", как главный осквернитель должен был бы погибнуть первым. Впрочем, и сама легенда о "проклятии" тоже, скорее всего, запущена в оборот им. Благодаря ей ловкий археолог отвлек внимание общественности от действительно странных обстоятельств своей экспедиции. Результаты раскопок Говарда Картера удовлетворили всех устроителей. Сам он стал египтологом № 1, сравниться с ним может, пожалуй, лишь Генрих Шлиман. К тому же Картер прилично заработал на этом деле. Египетское правительство, субсидировавшее аферу, также в накладе не осталось. Лишь малая толика "сокровищ Тутанхамона" хранится в Каире, большая же часть за баснословные деньги была продана в известнейшие музеи мира, принеся Египту миллионы. А если к этому добавить толпы туристов, привлеченных на берега Нила желанием узреть гробницу Тутанхамона, то афера Картера вполне может стать образцом супервыгодного помещения капитала. Те прибыли, которые получили устроители, безусловно, стоили того, чтобы ради них пойти на несколько убийств. Рис. 2. Алебастровый кубок из гробницы Тутанхамона. Состояние этой находки таково, что сама собой напрашивается мысль: "А не сделан ли он в наше время?" Рис. 3. Золотая маска Тутанхамона. На ней были почти нетронутые полотняные покровы и гирлянда цветов, сохранивших естественную окраску- Неужели им три тысячелетия? Ну и в заключение отметим, что возможная фальсификация раскопок захоронения Тутанхамона - пожалуй, не единственный подлог в истории археологии. Так, известный французский археолог Поль Эмиль Ботта, нашедший Ниневию, как-то в частном разговоре признался, что в каждой сделанный им раскоп он перед тем, как его засыпать, бросал безделушку - мраморного слоника, заранее смеясь над теми, кто когда-нибудь откопают фигурку и будут серьезно считать, что нашли историческую ценность. Конечно, проделки француза пустяк по сравнению с махинацией англичанина, тем не менее очень может быть, что, посещая музеи и восторгаясь памятниками древних цивилизаций, мы любуемся предметами, ведущими свою родословную от слоников Ботта. Вспомните, что писала "ТМ" (№ 4 и 7 за 1996 г. ) хотя бы об открытии Шлимана.

© Техника-Молодежи N 4 за 1998 г..
Ainu Nuru
Насчет выдуманности Тутанхамона я не совсем понял.

Цитата
До того, как англичанин приступил к раскопкам в Долине царей, данные о Тутанхамоне ограничивались лишь одной-двумя печатями с упоминанием его имени, найденными археологом Девисом. И то без указания царского титула. Многие ученые считали, что такого фараона не существовало вовсе, а печати вполне могли принадлежать просто какому-то знатному человеку.

Данные о нем получены не только из надписей на его саркофаге и стенах усыпальницы, но и из чего-то там, связанного с Эхнатоном. Насколько я помню, его и Нефертити дочь вышла замуж за Тутанхатона (тогда еще). Об этом на рисунках, изображающих Эхнатона и Нефертити с дочерьми, а потом говорится о замужестве Анхенсенпатааон за Тутанхамоном. Так что фальсификация-то если и была, то это не показывает, что и фараона и такого-то не было (а про это уже где-то писали, но хоть убейте, не помню, где) Во-первых выдавать самую красивую дочь за просто знатного человека- не лучший вариант. Что тут не лучший- позорный для амбиций Эхнатона, о чем говорилась в записях. Плюс гда было описано замужество. там и было сказано про титул жениха.

Теперь и про правительство. Обнаружение гробницы вызвало большой ажиотаж, но это не говорит о том, что обнаружение других ценностей вызвало в общем меньший интерес к истории Египта. Так что не могу не подчеркнуть не сильную выгодность такого плана. Нострадамус ничего не объявлял про популярность гробницы Тутанхамона в 21 веке.

Цитата
Конечно, то была мумия вовсе не фараона, мумификацию производили по более простой технологии, чем это делалось с телами правителей.

Послушать арабов, так всему виной тот самый министр, который по очередной версии фараона(?) и убил. И непонятные добрые люди после того таинственного убийства запрятали тело)) А содержимое гробницы якобы было по=ередано жженой Тутанхамона все тем же добрым людям, которые его по погребам да чердакам прятали

Цитата
Иначе как объяснить: количество "ценностей", якобы вывезенных из погребения Тутанхамона, столь велико, что едва ли могло уместиться в помещении площадью всего 80 кв. м?

В Каире под это целый зал оборудовали)

Цитата
Возникает вопрос: неужели никто из опытных археологов, время от времени привлекавшихся к работам, не догадывался о грандиозной фальсификации?

Ну не догадывались же столько лет после открытия, так значит и тогда могли прошляпить.

Цитата
Будучи настоящими учеными, они, видимо, начинали сомневаться в подлинности гробницы Тутанхамона, и закоперщику фальсификации приходилось их убирать руками наемных убийц - возможно, связанных с египетскими спецслужбами.

Ох, как все сложжно....
da-nie
Цитата
но и из чего-то там, связанного с Эхнатоном.


Он просто уничтожил культ солнечного бога Атона, созданный Эхнатоном.

Ну вот что я нашёл:

Цитата
Достоверной хронологии Египта эпохи фараонов не существует до сих пор. Никто не знает, сколько монархов было погребено в Нижнем и Верхнем Египте; никто не имеет понятия, сколько лет они правили. Первый так называемый "царский список" был составлен в 300 году до н. н.э., во времена Птолемеев, которые ничем особым себя не отметили, разве что Клеопатрой. Самое последнее издание путеводителя по каирскому Египетскому музею, опубликованное в 1968 году, отмечает: "В нашем распоряжении нет полного хронологического перечня всех царей; кроме того, мы знаем о существовании так называемых "темных периодов", датировка которых нам совершенно не известна".

В 1930-х гг. Питри (скончавшийся в 1942 году в возрасте 92 лет) создал лучший на данный момент список, который используется и поныне. Составляя свою хронологию, Питри не преминул заметить, что его основания весьма неустойчивы. Он прослеживает египетскую историю с 9000 года до н.э., до возникновения первой династии в 4326 году до н.э., и далее - вплоть до 341 г. до н.э., когда на трон государства сел последний чистокровный египтянин. Проделав свой нелегкий труд, Питри мимоходом упоминает, что "все даты опираются на анналы царей, древние списки правителей, надписи, датированные царствованием того или иного монарха, биографии и генеалогии, а также на природные явления, совпавшие с какими-либо историческими событиями".

Пытаясь увязать разрозненные события в логическую цепочку, египтологи сталкивались с двумя проблемами. Во-первых, хотя египтяне и разработали свой календарь (в действительности - даже два), у них не было устойчивой системы измерения времени. Правление каждого фараона исчислялось с первого года его восшествия на трон. Таким образом, на памятнике могло быть обозначено: "В двадцать первый год царствования Хоремхеба", но как это увязать с историей Египта в целом?

Вторая проблема носит политический характер. Дело в том, что по восшествии на трон некоторые фараоны стремились переписать историю путем уничтожения имен предшественников и присвоения их деяний. К примеру, царица Хатшепсут не только соскабливала имена предшественников с памятников, но и изменяла в иероглифических документах свой пол. В те времена многие пытались "переделать" историю в угоду себе или исходя из каких-то собственных измышлений. Две тысячи лет назад, спустя пятнадцать веков после Хатшепсут, один китайский император организовал первое в истории массовое сожжение книг; а во времена Кромвеля люди серьезно считали, что для того, чтобы загладить воспоминания о ненавистном прошлом и начать историю заново, необходимо уничтожить все памятники. Попытки переписать историю предпринимаются и по сей день, особенно в среде тоталитарных сил правых и левых, оставивших свой след в двадцатом столетии. В Египте наиболее внушающую попытку предпринял Хоремхеб, бывший генералом при Тутанхамоне, а затем захвативший трон у его преемника. Он стирал имя Тутанхамона из официальных царских списков, разбивал его изображения и т.д. Как заметила Кристиан Дерош-Нобелькур, "Тутанхамон стал жертвой скрупулезной попытки раз и навсегда стереть его из истории". Но генерал-ревизионист не справился со своей задачей до конца. Камень с картушем Тутанхамона был найден среди блоков, которые Хоремхеб намеревался использовать при строительстве пилонов, которые должны были увековечить его собственное имя и, кроме того, стать знаком покорности Амону-Ра и прочим древним богам. Нашедшие новое применение блоки с именем Тутанхамона были обнаружены и в Луксоре. Хоремхеб хотел, чтобы история сделала его непосредственным преемником царя-еретика Эхнатона, то есть - провозгласила бы его, Хоремхеба, правителем, вернувшим прежним богам и богиням их место в драме творения.

Впервые Картер проявил интерес к Тутанхамону в 1891 году, во время первого года своего пребывания в Египте, когда его направили для работы к Питри. Сам Питри тогда находился в районе Ахетатона (ныне Телль элль-Амарна), города, который фараон-еретик Эхнатон построил в знак признания лишь одного и единственного истинного бога. Этот бог не имел какого-либо устойчивого облика (Эхнатон объявил идолопоклонство вне закона), и изображался лишь в виде солнечного диска, без целительных лучей которого жизнь на Земле могла бы погибнуть. Лучи, кстати, изображались с крошечными ладонями на концах.

Питри писал, что в тот период пытался "восполнить пробелы" в истории XVIII династии. В Гароби Питри пришел к выводу, что Тутанхатон ("Слуга Атона"), изменил свое имя, когда вернул египетский трон в старую столицу - Фивы. Таким образом, царствование Тутанхамона означает возвращение от попытки поклонения одному Творцу к традиционному почитанию древнего солнечного бога Амона-Ра и прочих божеств.

Когда Картеру было семнадцать лет, т.е. когда он начал работать с Питри, о личной истории Тутанхамона были известны лишь незначительные факты. Опираясь на огромное количество находок, сделанных в ходе раскопок в Ахетатоне, месте коронации Тутанхамона, Питри пришел к выводу, что юный фараон жил там недолго - вероятно, лет шесть, - после чего снова перенес столицу в Фивы. В новой столице Питри не обнаружил ни дворца, ни гробницы, достойной фараона, что натолкнуло египтолога на мысль - которая, кстати, впоследствии была доказана - о том, что Тутанхамон вернулся к традициям своих предков и был погребен вместе с остальными правителями своей династии в священной Долине царских гробниц.

Поскольку придворные записи фараонов, свидетельствующие о разграблении гробниц, даже не упоминают Тутанхамона, Питри сделал вывод, что грабители, по-видимому, не заметили место его погребения или - что более вероятно - местонахождение усыпальницы было забыто еще в древности.

В начале нашего столетия археологи были единодушно согласны, что все из первых фараонов XVIII династии, погребенные в Долине царей, за исключением трех, были уже найдены. Упомянутые трое были тесно связаны с ересью Эхнатона, а именно: сам еретик Аменхотеп IV, ставший Эхнатоном, когда открыл для себя единственного истинного бога Атона; Тутанхамон, великий миротворец, стремившийся своим правлением устранить пропасть, разделявшую Фивы и Ахетатон; и Хоремхеб, ярый ревизионист, окончательно реабилитировавший старых богов. Многие археологи сомневаются в возможности обнаружения когда-нибудь мумии самого еретика; как предположил английский египтолог сэр Алан Гардинер, "тело Эхнатона, по-видимому, разорвали на части, и бросили псам". Что касается Хоремхеба, то теперь принято полагать, что генерала похоронили в Мемфисе или где-нибудь в Нижнем Египте. Остается только гробница и мумия Тутанхамона. Поскольку ни то, ни другое найдено не было, существовала слабая надежда, что гробницу обошло "проклятье Египта" - грабители могил.

Имя Тутанхамона известно археологам с наполеоновских времен. В Британском музее картуш юного фараона красовался на львах, найденных в Гебель Аркале: они чудом избежали молотов каменщиков Хоремхеба. Первые египтологи часто задумывались о том, какое место занимал этот призрачный фараон в исторической матрице древнего Египта. К какому социальному слою он относился: к простолюдинам, или же приходился родственником, к примеру, Аменхотепу III, предшественнику Эхнатона? Простолюдин Говард Картер как-то написал: "в его жилах, возможно, текла царская кровь - но возможно также, что он был совсем незнатного рода". В целом, ученые убеждены лишь в одном: фараон с таким именем держал когда-то плеть и жезл и правил Египтом в решающие моменты в его развитии.

Спустя пятнадцать лет после первого визита Картера в Египет, один французский египтолог обнаружил первый настоящий памятник времен царствования Тутанхамона. Проводя раскопки у основания храма в Карнаке, Жорж Легрэ 28 июня 1905 года нашел под несколькими футами песка стелу из песчаника. Когда-то она упала и при падении частично разбилась. Сразу ее никто не заметил - возможно, через Луксор неожиданно пронеслась песчаная буря. Как бы то ни было, песок веками скапливался на этом месте и сохранил куски в превосходном состоянии. Слуги Хоремхеба ничего не заметили.

Стела помогла приоткрыть завесу тайны над правлением Тутанхамона. В те времена записи делались в целях прославления монарха, и поэтому иногда довольно сложно распознать факт и вымысел, однако все дошедшие до нас памятники являются, тем не менее, свидетелями нравов трех с половиной тысячелетней давности.

Надписи на стеле гласят, что когда Тутанхамон сменил на престоле Эхнатона, "страна была охвачена бедами", храмы богов "лежали в руинах", и "боги отвернулись от страны". Дальние рубежи государства вновь захватили варвары. Тутанхамон воззвал за помощью к богам и богиням, но они не вняли. Именно поэтому новый фараон начал решительно возвращать почет и уважение заброшенным богам. "Его величество беспрестанно и каждый день издавал новые указы на благо стране", - гласит стела. Тутанхамон реабилитировал культ Амона и "вылил в чистом золоте его божественный образ"; он "воздвиг памятники другим богам"; увеличил количество священных сосудов "золотых, серебряных, медных и бронзовых без числа"; приумножил богатства храмов "серебром, золотом, ляпис-лазурью, малахитом, разнообразными камнями драгоценными, одеждами царскими, белыми... не было конца щедрости"; он построил новые барки и "покрыл их золотом... так что они сияли над гладью Нила". Он окружил себя, священнослужителей и знать "рабами, мужчинами и женщинами, певицами и акробатками". Он был доброжелателен и справедлив. В результате всего этого - люди повсюду "ликовали, кричали, били себя в грудь и танцевали от радости".

Масперо, одним из первых начавший изучать царствование Тутанхамона, утверждал, что картина жизни юного фараона довольно ясна. "Нет никаких сомнений, что египетское населения ликовало, когда гонения [на прежних богов] закончились, и в стране восстановился старый религиозный порядок", - пришел он к выводу. Впрочем, археологи времен Масперо были, озадачены тем фактом, - о котором свидетельствовала стела, а также ранние находки Питри, - что Тутанхамон, хотя и реабилитировал Амона, тем не менее, оставался верен и Атону, богу единственному, творцу вселенной. Именно об этом говорили изображения лучей солнечного диска по краям стелы.

Открытие Картера не могло не привлечь внимание Картера, который тогда, будучи изгоем среди египтологов, влачил бедное существование благодаря продаже акварелей в гостинице "Зимний дворец". Убедительное доказательство реального существования Тутанхамона явилось на свет когда жизнь Картера достигла критической точки.

Два года спустя, в 1907 году, когда удача повернулась-таки, лицом к Картеру, и он начал свое с Карнарвоном путешествие в историю, Легрэ издал книгу, в которой приводилась фотография драгоценной стелы. Парижская пресса бурными спорами встретила книгу, в то время как последние сомнения насчет подлинности стелы исчезли. В Фивах был найден отколотый фрагмент копии.

Почти в то же самое время Теодор Дэвис предоставил новое доказательство того, что Тутанхамон действительно похоронен в Долине.

ссылка

Цитата
Во-первых выдавать самую красивую дочь за просто знатного человека- не лучший вариант.


Как знать... Эхнатон был фараон-мятежник, он мог вполне выдать дочь за знатного вельможу, просто ради политической поддержки против жрецов (тогда она не оправдалась). А могли и жрецы подсунуть кого надо когда надо.

Цитата
Теперь и про правительство. Обнаружение гробницы вызвало большой ажиотаж, но это не говорит о том, что обнаружение других ценностей вызвало в общем меньший интерес к истории Египта.


Ажиотаж - это ладно. Но тут история на уровне обнаружения Трои. Все сейчас знаю о Тутанхамоне, но об остальных фараонах что-то не слышно...

Цитата
Ну не догадывались же столько лет после открытия, так значит и тогда могли прошляпить.


Со Шлиманом та же история. Есть основания полагать, что и у него фальсификация.
Ainu Nuru
А представьте, если и фараонов-то вообще не было....)
Klette
А с чего бы это им не быть? На вершине власти должен же кто-то находиться. Даже при абсолютной демократии - абсолютный любимец народа. cool.gif
Ainu Nuru
Фараон не обязан быть любимцем народа. Он же "избранный богами", в частности Амоном. Может в Египте - база НЛО. Есть же теория о внеземном происхождении пирамид) а если так оно и есть, то и вожди не нужны.
da-nie
Цитата
Обречённый сын фараона.
И.В. Рак
Легенды и мифы Древнего Египта


У фараона родился сын. Слуги немедленно доложили об этом его величеству.
Владыка захотел как можно скорей увидеть наследника престола.

Но когда он вошёл в комнату, где вокруг младенца хлопотали няньки, знахари, рабы и прочая дворцовая челядь, он застал их всех в растерянности и смятении. Некоторые из слуг плакали навзрыд. При появлении владыки все пали ниц.

- Что произошло? Отвечайте! - воскликнул фараон, предчувствуя недоброе.

- О наше солнце! - залепетал сквозь слезы один из слуг. - Горе, горе! Только что перед твоим приходом здесь были Семь Хатхор. Они спустились с небес, окружили колыбель твоего божественного сына и сказали: "Он умрёт от укуса змеи, либо его утащит крокодил, либо погубит собака".

Лицо фараона сделалось каменным. Повисла тишина, безысходная и тяжёлая, как в гробнице. Все, замерев, ждали, что скажет властелин. Рождение фараона. Мифы древнего Египта

Фараон подошёл к окну и задумчиво посмотрел вдаль - туда, где за рекой, в городе мертвецов, как три неприступные скалы, высились три пирамиды. Заходящее солнце золотило их вершины... Много столетий назад в этих пирамидах погребли великих владык Хуфу, Хафрд и Менкягура(Хуфу, Хафра и Менкаура- фараоны, царствовавшие в XXVII - XXVI вв. до н. э. Им принадлежат три самые большие и знаменитые пирамиды в Гизе. В наше время больше известны греческие наименования этих фараонов: Хеопс, Хефрен и Микермн). А неподалёку от пирамид хоронили усопших придворных: на земле они удостоились чести быть рядом с фараоном и после смерти тоже должны были находиться подле него. Их погребали пышно, с драгоценными амулетами. Но прошли столетия, и вечные жилища вельмож разграбили воры. Где сделав подкоп, где отвалив глыбу ломами, где пробуравив стену с помощью кислоты и сверла, они залезали внутрь, при свете факелов взламывали саркофаги и уносили золото,- а мумию сжигали, чтоб не отомстила. Почти все захоронения вельмож разграблены! А пирамиды стоят. Ни один вор не смог туда проникнуть...

Фараон повернулся к слугам.

- Я построю для моего сына дворец, такой же неприступный, как эти пирамиды, - промолвил он. - Я окружу его высокой стеной - такой высокой, чтобы даже птицы не могли её перелететь. В этом дворце он и будет жить. А вы, слуги и рабы, должны безоговорочно исполнять все его желания. Кроме одного: что бы ни случилось, он не должен выходить за ограду.

Сказав это, фараон удалился в покои и всю ночь напролёт в одиночестве оплакивал своё горе.

Наутро уже кипела работа. В город как раз пришёл караван судов, доставивший из каменоломен гранит для новых статуй фараона. Но владыка повелел статуй не высекать, а всех мастеров и каменотёсов отправить на строительство дворца и туда же отдать привезённый камень. Глыбы вывалили на берег. Целый месяц потребовался только для того, чтоб тысяча бычьих упряжек, работая от рассвета до заката, переволокла все камни в пустыню.

Через год дворец был построен.

Мальчика отнесли туда. Много лет рос он в заточении. Там он окреп, возмужал, превратился в статного красивого юношу.

И ни разу за всё время не довелось ему выйти за ограду. Сколько он ни умолял стражников открыть ворота, те оставались глухи к его просьбам.

Но юноша часто выходил на дворцовый балкон и оттуда подолгу любовался рекой, зелёными рощами, горами и исполинскими пирамидами, упирающимися в небеса.

И вот однажды, стоя на балконе, сын фараона увидел пастуха, устало бредущего по дороге. Пастух гнал отару овец, а рядом, весело взлаивая, бежало какое-то мохнатое четвероногое существо.

- Эй, слуги! - закричал юноша и хлопнул в ладоши. - Что это такое? - показывая пальцем вдаль, спросил он, когда слуги прибежали на зов.

-Где?

- Вон там, рядом со стадом.

Слуги переглянулись и опустили глаза.

- Почему вы молчите? Отвечайте, ну! Я приказываю!

- Это собака, - чуть слышно пролепетал один из слуг.

- Собака? - переспросил сын фараона. - Она мне очень нравится. Пусть и мне принесут такую же собаку.

Что было делать? Слуги передали просьбу фараону. Его величество долго безмолвствовал. Потом скрепя сердце изрёк:

- Да. Видно, от судьбы не уйти. Принесите ему щенка.

Юноше принесли щенка. Прошло немного времени, и щенок превратился во взрослого пса. Это был верный, преданный пёс, самый надёжный друг юного царевича.

А ещё через несколько лет сын фараона, вконец истомившись, призвал слуг и велел им передать отцу:

- Три судьбы угрожают мне, и никакая стена не защитит меня от смерти. Так лучше я умру на свободе! Пусть мне будет дозволено прожить остаток дней так, как я хочу. А я хочу отправиться путешествовать. Я ведь ничего, кроме стен своей темницы, не видел!

Сердце фараона разрывалось от горя, но противиться воле сына он не стал. Судьба есть судьба! Юношу снарядили в путешествие, дали ему оружие, дали колесницу, запрягли в неё самого лучшего коня, собрали целый сундук богатых подарков и отпустили восвояси.

Юноша отправился на север. Он пересёк пустыню и вскоре прибыл в Нахаркну (Нахарина - древнеегипетское название государства Митдн-ни, находившегося в северной части современной Сирии).

А за его колесницей, не отставая ни на шаг, бежал верный пёс.

На главной площади нахаринской столицы юноше повстречалась удалая компания молодых людей. Это были сыновья царских воевод. Они пригласили путешественника в гости, напоили его, накормили, дали вволю выспаться после долгой дороги, а когда юноша пробудился, они, сгорая от любопытства и перебивая друг друга, стали расспрашивать его, кто он такой и откуда прибыл.

- Я сын египетского военачальника, - ответил юноша. - Моя мать умерла, и отец взял себе другую жену. Но мачеха невзлюбила меня. Поэтому я убежал из дома. А вы кто такие? - в свою очередь спросил сын фараона.

- Мы сыновья вельмож, - последовал ответ. - Правитель нашей страны держит свою дочь в заточении, в высокой башне. Он огласил указ: кто допрыгнет до окна башни - получит девушку в жёны. И вот каждый день мы состязаемся в прыжках, но пока ещё никому не удалось коснуться рукой окна.

- Я тоже буду участвовать в состязании! - воскликнул юноша.

- Участвуй, если хочешь. Это никому не воспрещается.

На другой день сын фараона вместе со своими новыми друзьями отправился к башне. С первого же раза ему удалось допрыгнуть до окна.

Толпа, наблюдавшая за состязанием, ахнула. Гонцы понеслись во дворец и немедленно доложили о случившемся царю Нахарины.

- Кто этот ловкий юноша? - спросил царь. - Кто-о? - подскочил он, услышав ответ.

- Беглец из Та-Кемет? Жалкий оборванец? Ах, дерзкий! Он ещё посмел... Разве я отдам свою дочь кому попало?! Пусть убирается вон, пока я не приказал схватить его и обезглавить!

Но дочь царя заплакала:

- Клянусь вечностью Pa, если его отнимут у меня, я не буду есть, не буду пить и умру!

Царю Нахарины ничего не оставалось делать, как назначить день свадьбы.

Юноша и его молодая жена зажили без забот: пировали, ходили на охоту, устраивали увеселительные прогулки. Казалось, ничто не может омрачить их счастья.

Но чем дальше, тем тягостней было на сердце у сына фараона. И однажды он, не в силах больше скрывать правду, сказал молодой жене:

- Нет мне прощения! Я поступил с тобой жестоко и подло. Я состязался со знатными юношами за право стать твоим мужем, хотя знал, что принесу тебе только горе. Может быть, уже через год ты будешь рыдать перед жертвенником в моей гробнице. Боги мне предсказали, что своей смертью я не умру. Погубит меня крокодил, или змея, или собака.

- Так убей же свою собаку! - в ужасе закричала молодая женщина.

- Нет! Я не могу сделать этого. Мой пёс - самое верное мне существо. Я взял его щенком и вырастил. Если я его теперь убью, я стану предателем. Пусть лучше погибну я сам!

- Если так, - сказала жена, - отныне оберегать тебя буду я.

Оба они не знали, что уже в тот день, когда юноша покинул Та-Кемет, крокодил, предназначенный ему судьбой, последовал за ним. Он приполз в Нахарину и поселился в пруду неподалёку от царского дворца.

В том же пруду обитал Водяной Силач. Этот Силач решил спасти сына фараона и не давал крокодилу выходить на сушу. Каждый день крокодил и Водяной Силач бились не на жизнь, а на смерть, но никому из них не удавалось одолеть противника.

А юноша тем временем беззаботно предавался веселью. Он всё так же ходил на охоту, кормил орехами дрессированных обезьянок в клетке, пировал, гулял по саду и ведать не ведал, что именно в саду, под корнями дерева, давно живёт и следит за каждым его шагом змея, которую послала судьба.

Как-то раз сын фараона, укладываясь спать после пира, случайно задел и опрокинул кувшин с вином. Не обратив на это внимания, он лёг и крепко уснул. И тут змея проползла под дверь.

Извиваясь, шипя, ядовитая гадина стала приближаться к спящему сыну фараона.

Но путь ей преграждала винная лужа. Змея замерла, высунула свой раздвоенный язык, лизнула пахучую жидкость. Потом ещё и ещё. Она не могла понять, что это такое, и пыталась распробовать на вкус.

Мало-помалу её глаза стал склеивать сон. Охмелевшая ползучая гадина перевернулась кверху брюхом и задремала.

И тут в комнату вошла жена юноши. Увидев змею, она вскрикнула и побледнела. Бедная женщина подумала, что судьба уже свершилась. С горестным воплем она кинулась мужу на грудь.

Юноша вскочил.

- Что случилось? - закричал он, ничего не понимая спросонья.

- Ты жив?! - воскликнула женщина. - Змея не ужалила тебя? Нет? Ты невредим?! - тормошила она сонного юношу, всё ещё не веря своим глазам. - О! Хвала великому Ра! Смотри! Боги отдали тебе в руки одну из трёх судеб. Они спасут тебя и от двух остальных!

С этими словами она схватила меч и одним ударом разрубила змею пополам.

Сын фараона возблагодарил богов. Он стал каждодневно их славить и не скупясь одаривал храмы богатыми подношениями. Это и спасло его в будущем.

Прошло много дней.

Как-то раз юноша бродил по саду. Рядом с ним, вывалив язык, тяжело дыша от жары, бежал его верный пёс. Он был очень привязан к хозяину и всегда неотступно его сопровождал.

Сын фараона нагнулся, ласково потрепал мохнатую пёсью шею, почесал ему за ухом.

- Мой самый верный друг! Разве можешь ты меня убить? Нет. Судьба пошлёт мне на погибель другую собаку.

- Нет! Я - твоя судьба! - вдруг сказал пёс человеческим голосом.

Сын фараона вздрогнул и отпрянул. А пёс ощетинился, оскалил зубы и прыгнул- вцепиться в горло. Юноша едва увернулся от клыков и бросился бежать, громко зовя на помощь.

Но пёс бежал быстрей. Он уже вот-вот был готов схватить юношу. Сыну фараона ничего не оставалось делать: он свернул на боковую аллею, из последних сил добежал до пруда и кинулся в воду.

Тут его и схватил крокодил.

Крокодил утащил юношу на дно и принёс в пещеру, где обитал Водяной Силач. Здесь он разжал челюсти и выпустил свою жертву.

- Я - твоя судьба! - прохрипело зелёное зубастое страшилище. - Знай: я бы уже давно тебя убил, если бы не проклятый Водяной Силач, с которым мне изо дня в день приходится биться. Но я, так и быть, помилую тебя, если ты поможешь мне убить этого Водяного Силача, когда он вернётся...( В этом месте папирус обрывается. Окончание сказки восстановлено учёными-египтологами по другим текстам) Поблагодари его за то, что он оберегал твою жизнь, а сам исподтишка ударь его ножом.

- Нет! - гордо ответил сын фараона. - Пусть лучше я погибну, чем предам того, кто меня бескорыстно защищал!

- Тогда я убью тебя! Пусть свершится твоя судьба! - взревел крокодил.

Эти слова услыхал с берега пёс.

- Что я наделал! - заскулил он. - Я погубил своего хозяина!.. Злая судьба сделала меня предателем!

И он опрометью помчался во дворец. Жена юноши, увидев, что собака одна, без хозяина, сразу поняла, в чём дело.

- Где мой муж?! - вскричала она и схватила со стены топор. Пёс, виновато прижав уши, побежал обратно к пруду, показывая дорогу. Молодая женщина бросилась за ним.

Тем временем вернулся Водяной Силач. Он прилетел издалека и теперь отдыхал на берегу пруда.

- Спаси моего супруга! - взмолилась дочь наха-ринского царя. - Сделай так, чтобы крокодил выплыл на поверхность, и я зарублю его топором!.. Скорее же! Ведь тогда ты и сам избавишься от крокодила!..

Без лишних слов Водяной Силач нырнул в пруд. Вскипела-забурлила вода, и вскоре на поверхности, у самого берега, среди камышей показались дерущиеся противники. Тут царская дочь взмахнула топором и убила крокодила.

- Боги спасли тебя во второй раз! Спасут и в третий! - воскликнула она вне себя от счастья и кинулась обнимать мужа.

Сын фараона опять возблагодарил Ра за своё чудесное спасение.

Прошло ещё несколько лет. Началась война. Нахарину захватило иноземное войско. Царь был взят в плен.

- Где твоя дочь и её муж-египтянин?- спросил царя вражеский воевода. - Отвечай немедленно, или я прикажу казнить тебя самой мучительной казнью!

- Они бежали в горы, - ответил перепуганный царь. Воевода тут же стал снаряжать отряд для погони. Это увидел Водяной Силач. Не теряя времени, он полетел к сыну фараона.

- Спасайтесь! - сказал Водяной Силач юноше и его жене. - Вас разыскивают иноземцы. Я не могу помочь вам: на суше я бессилен.

Поблагодарив Водяного Силача, юноша и его жена ушли ещё дальше в горы и спрятались в пещере. Вход они завалили ветками. Это надёжно скрыло пещеру.

Вместе с юношей был его пёс.

На третий день к подножию гор прибыл отряд иноземцев. Воины обыскали окрестные заросли, излазили все ущелья, все склоны, никого не нашли и стали собираться в обратный путь.

Юноша и его жена, затаясь в укрытии, сквозь густую листву веток, которыми был завален вход, наблюдали за вражеским отрядом.

- Мы спасены, - прошептала молодая женщина. - Они уходят.

- Мы спасены, - подтвердил сын фараона.

- Гав, гав! Мы спасены! - радостно залаял пёс. Услыхав лай, воины похватали оружие и бросились к пещере.

- Ах вот где прячутся эти двое! - вскричали они, злорадно глядя на беглецов и предвкушая расправу. - Теперь тебе смерть! - крикнули они юноше и метнули в него копья с размаху.

Но дочь нахаринского царя грудью заслонила мужа. Копья вонзились в неё. Вскрикнув, она упала замертво.

Разозлённые иноземцы выхватили мечи и зарубили юношу, а потом и его пса, который, защищая хозяина, многих успел покусать. Мёртвые тела они вынесли из пещеры и швырнули на растерзание дикому зверью.

И ушли. Но всё, что случилось, видели Ра и его небесная свита.

- Судьба свершилась! - торжественно возгласили небожители.

- Да, - промолвил Ра задумчиво. - Судьба свершилась. Мне жаль этого юношу. В его груди билось благородное сердце. Вспомните: он не захотел убивать собаку, хотя и знал, что она его погубит. Он отказался убить Водяного Силача, считая, что лучше умереть в крокодильей пасти, чем совершить подлость. Он жил праведной жизнью, соблюдал обряды, приносил нам щедрые жертвы. Давайте вознаградим его за верность и воскресим его и его жену.

- Ты прав, владыка! - в один голос воскликнули боги. - Да будет так!

Бог мудрости Тот произнёс волшебное заклинание. Юноша и его жена воскресли. Первым делом они поблагодарили богов за их милость. После этого юноша сказал жене:

- Я не тот, за кого себя выдавал. Теперь, когда свершилась моя судьба, я тебе откроюсь. Я сын фараона, владыки Та-Кемет. Ты полюбила меня - как простого бедняка, теперь же ты станешь женой могучего властителя!

Они отправились в Та-Кемет и предстали перед фараоном. Его величество несказанно обрадовался, узнав, что сын его жив и невредим несмотря на то, что судьба, которую предсказали Семь Хатхор. свершилась.

Через некоторое время юноша привёл в Нахарину неисчислимое войско, разбил армию захватчиков и освободил страну. Потом он вернулся с молодой женой в Та-Кемет, принёс благодарственную жертву Ра и остальным богам и зажил счастливой жизнью у себя на родине.

Так, хоть и с помощью богов, победил свою судьбу обречённый сын фараона. А ведь сыновьям фараонов гораздо трудней сделать что-нибудь наперекор воле богов, чем простым смертным! Судьбами владык Та-Кемет ведают не только Семь Хатхор, но и сама Маат - законодательница и владычица мирового порядка. Бог мудрости Тот записывает волю Маат на листьях Небесного Дерева, и нарушить это божественное предписание не дано никому.

Вот как был наказан фараон Менкаура за то, что поступил вопреки воле богини.


ссылка
da-nie
НИКОЛАЙ II В ВОСПОМИНАНИЯХ ПРИБЛИЖЁННЫХ
Е.С. Радциг

В июле 1998 г. исполнилось 80 лет со дня расстрела последнего российского императора Николая II и его семьи в Екатеринбурге. Вот уже почти десять лет у нас в стране не затихают страсти, связанные с личностью Николая Александровича Романова и его местом в нашей истории.

Сейчас происходит переоценка различных сторон нашей истории. Многие устоявшиеся за прошедшие 80 лет представления пересматриваются, так как становятся достоянием общественности ранее тщательно скрывавшиеся факты. В то же время на волне такого пересмотра проскальзывает иногда желание обелить без достаточных оснований то, что десятилетиями считалось черным, или, наоборот, очернить белое.

Это в равной мере относится к личности Николая II и всего содеянного им. Делаются попытки снять с него всю ответственность за происходившие во время его царствования события, свалив все гнусное и отрицательное на его окружение, великих князей, министров. Что же в действительности представлял собой Николай II, каким он был человеком, каким видели его современники, близко знавшие его?

Николай II в совершенстве владел французским, английским и немецким языками, любил музыку, театр, балет, оперу, в зрелом возрасте полюбил чтение, был хорошо сложенным, спортивным человеком. Всегда со всеми был вежлив, никогда ни на кого не повышал голоса, хорошо, со вкусом одевался, прекрасно танцевал. "Я редко встречал так хорошо воспитанного молодого человека, как Николай II", - записал в воспоминиях видный российский государственный деятель С.Ю. Витте, хорошо знавший царя [1]. Умственными способностями Николай II не блистал. В этой связи показателен анекдот, который был в моде в октябре 1904 г. в Петербурге: "Почему вдруг понадобилась конституция, ограничивающая монархию? Ведь уже десять лет мы имеем "ограниченного" царя!".

Лучшей характеристикой личности царя является его дневник, который он вел ежедневно с 1877 г. В дневнике в основном лишь поверхностный перечень малозначительных, но, возможно, и важных для автора событий: 28 мая 1905 г. "ездил на велосипеде и убил 2 ворон"; 2 февраля 1906 г. "гулял и убил ворону"; 8 февраля 1906 г. "гулял долго и убил две вороны". Но дело не ограничивалось только воронами: 8 мая 1905 г. он записал, что во время гуляния убил кошку. И все эти записи сделаны в то время, когда в стране происходила революция!

Александра Викторовна Богданович, жена генерала от инфантерии, старосты Исаакиевского собора и хозяина одного из наиболее престижных и влиятельных салонов высшей петербургской знати Е.В. Богдановича, писала в дневнике 6 ноября 1889 г.: наследник "развивается физически, но не умственно" [2] И даже отец Николая император Александр III отметил в 1892 г., когда наследнику было уже 24 года: "Он совсем мальчик, у него совсем детские суждения" [3].

Цесаревич получил домашнее образование: к нему приходили специально подобранные преподаватели, в частности историк В.О. Ключевский, экономист, министр финансов, а позже председатель Комитета министров Н.Х. Бунге; основы фортификации преподавал генерал Ц.А. Кюи - композитор и музыкальный критик, который сумел, видимо, привить наследнику любовь к музыке; ряд генералов из Академии генерального штаба; министр иностранных дел Н.К. Гире и др. Все они только читали лекции, а спрашивать, чтобы выяснить, как усвоен материал, не имели права.

Среди воспитателей и преподавателей был и обер-прокурор Святейшего синода, человек крайне реакционных взглядов К.П. Победоносцев. Он внушал наследнику, что самодержавие дано от Бога, что это единственная возможная для России форма правления, что все должны беспрекословно повиноваться царю, что парламентаризм - великая ложь. Эти уроки молодой цесаревич усвоил твердо.

Николай, однако, явно тяготился даже такими занятиями и 28 апреля 1890 г. записал в дневнике: "Сегодня окончательно и навсегда прекратил свои занятия". Завершилось образование наследника его участием в военных учениях летом 1890 г. в качестве командира экскадрона Преображенского полка. Военная служба пришлась ему по сердцу. Почти каждый день заканчивался попойкой офицеров полка. 31 июля 1890 г. записано в дневнике: "Вчера выпили 125 бутылок шампанского". Порой доходило до того, что Николай опаздывал на следующей день к выходу полка на очередные рубежи. С этого времени он старался не пропускать встреч в офицерских собраниях, но пьяницей не стал.

А немного позже, чтобы мир посмотреть и себя показать, наследник с большой свитой "золотой" молодежи - конногвардейский офицер князь Н.Д. Оболенский, кавалергардский офицер B.C. Кочубей, князь Э.Э. Ухтомский, позже к ним присоединился наследник греческого престола Георг по прозвищу "Атлет"; "дядькой" у них был генерал князь В.А. Барятинский - отправился 23 октября 1890 г. в длительное морское путешествие в Египет, Индию, Японию. Путешествие должно было завершиться ознакомлением с Дальним Востоком России и Сибирью. Но 29 апреля 1891 г. в Японии произошел "инцидент Оцу" - это местечко на берегу озера Бива, рядом с г. Киото, - когда японец Ва-цу ранил саблей Николая в голову. После этого наследник прервал свое путешествие, а ненависть к японцам стала у него в прямом смысле в крови.

Наследник, а затем и император Николай II не проявлял интереса к государственным делам. Когда Победоносцев пытался, по его словам, объяснить наследнику, как функционирует государство, "тот с великим тщанием начинал ковырять в носу" [4]. "Государь, - отмечал Витте, - никогда не открыл ни одной страницы русских законов и их кассационных толкований" [5]. Такое отношение Николая II к государственным делам объясняется, по словам бывшего председателя Совета министров В.Н. Коковцева, тем, что "его образование недостаточно, и великие задачи, решение которых составляет его миссию, слишком часто выходят из пределов досягаемости его понимания. Он не знает ни людей, ни жизни" [6].

Государственным делам царь предпочитал охоту, которой увлекался до самозабвения, или прогулки. На охоту он уезжал иногда каждый день. Богданович отмечала 20 декабря 1901 г.: "Сегодня тоже поехал в 10 часов утра, а вернулся к вечеру. Поэтому очередные доклады министров отложены". Чуть позже, 24 декабря, она записала: "Министра Сипягина (министр внутренних дел. - Е.Р.) царь взял на охоту в день его доклада, так что доклада не было. Самое печальное, что царю... неведомо, что под Россией теперь образовался вулкан, извержение может произойти с минуты на минуту" [7]. И даже во время мировой войны, будучи верховным главнокомандующим и находясь в Ставке, царь немало времени предпочитал уделять прогулкам и игре в домино.

Николай II был не безгрешен в отношении с женщинами. Один из примеров тому -"инцидент Оцу". Во время пребывания в Японии наследник и его свита проводили ночи в местах, куда обычно приходили проводить время матросы с заходивших в порты Японии кораблей - так писали в то время японские газеты. Царевич и его свита много пили. По словам посла Японии в Петербурге Нисси, наследник посетил 29 апреля 1891 г. в Оцу культовое учреждение с баядерками, имевшими охрану. Поведение Николая дало повод японцу пустить в ход саблю. Так что нельзя говорить о "покушении" на Николая со стороны якобы какого-то экзальтированного фанатика-националиста. А именно эта версия упорно распространялась царским двором, и даже до сих пор имеет хождение. "Ранение сопровождалось с внешней стороны не особенно картинными действиями, т.е. такими, которые не могли увлечь зрителей симпатиями в ту или иную сторону", - дипломатично отметил Витте, ссылаясь на беседы с очевидцами [8]

Широко известно увлечение Николая балериной Кшесинской, связь с которой продолжалась около трех лет. Формально их отношения прекратились после помолвки наследника с принцессой Алисой Гессенской. С тех пор Николая представляют образцовым семьянином. А вот что записала Богданович 2 ноября 1896 г.: "Молодой царице после рождения дочери запрещено было быть женой царя... Дядюшки (великие князья. - Е.Р.) устроили ему снова сожительство с Кшесинской" [9].

По определению советского историка академика М.Н. Покровского, в вопросах внешней политики Николай II отличался "драчливостью" [10]. Уже в ноябре 1896 г. он чуть не втянул Россию в войну за "турецкое наследство". Посол России в Константинополе А.И. Нелидов представил царю записку о том, что внутреннее положение Оттоманской империи крайне неустойчивое и можно ожидать ее распада. Поэтому, советовал посол, желательно заранее принять меры, которые позволили бы России приблизиться к достижению ее заветной цели - овладению Константинополем. 23 ноября Николай II провел специальное совещание для обсуждения записки Нелидова и для выработки позиции России в этом вопросе. На совещании присутствовали все военные руководители - военный министр генерал П.С. Ванновский, начальник Главного штаба генерал Н.Н. Обручев, управляющий морским министерством вице-адмирал П.П. Тыртов, управляющий делами министерства иностранных дел К.П. Шишкин, министр финансов С.Ю. Витте и А.И. Нелидов.

Совещание приняло предложение, утвержденное царем, спровоцировать в Турции такие инциденты, которые дали бы России право и возможность высадить войска и завладеть верхним Босфором. На совещании было решено начать готовить в Севастополе и Одессе войска для возможной высадки десантов. Против этого решения выступил только Витте. Позже выяснилось, что Черноморский флот не мог обеспечить столь крупную десантную операцию. Кроме того, претворение в жизнь этого решения вызвало бы резкую реакцию со стороны ведущих европейских держав, что могло быть чревато войной. Французское правительство, узнав о планах Николая II, пришло в крайнее возмущение и пригрозило сообщить об этих планах Англии. Царю пришлось отказаться от своих намерений.

Но воинственный зуд у царя после этого не прошел. Ему постоянно не давала покоя мысль о дальнейшем расширении территории Российской империи. Понимая, что сделать это в сторону Малой или Средней Азии, а тем более Европы было нереально, он обратил свои взоры на Дальний Восток, в сторону Китая и Японии. По свидетельству одного из биографов Николая II С.С. Ольденберга, "ключом к внешней... политике первого периода царствования императора Николая II следует считать вопросы Дальнего Востока, "большую азиатскую программу"". Он рассматривал "укрепление и расширение русского влияния в этих областях, как задачу именно своего управления" [11]. Это подтверждает и Витте, который отмечал, что "в душе молодого царя неоднократно рождалась мысль... о подчинении китайского богдыхана, подобно бухарскому амиру, и чуть ли не о приобщении к титулу русского императора дальнейших титулов, например, богдыхан китайский, микадо японский и проч. и проч." [12]
..
Агрессивные намерения Николая II на Дальнем Востоке поддерживал его кузен германский император Вильгельм II, который даже начал величать его "адмиралом Тихого океана". Для Вильгельма II было важно отвлечь внимание Николая II от европейских дел, обострить отношения России с Англией, столкнуть ее с Японией, а самому получить свободу рук в отношении Франции. И в этом он в определенной мере преуспел. Россия к войне с Японией оказалась неподготовленной, командование поручалось бездарным генералам и адмиралам. "И не Россию разбили японцы, не русскую армию, а наши порядки, или, правильней, наше мальчишеское управление 140-миллионным населением", - писал Витте [13].

Свой воинственный пыл Николай II пытался, однако, замаскировать под пацифистские действия. Это проявилось не только в его изъяснениях в любви к миру в письмах, например, к английской королеве Виктории, но и в инициативе, с которой Россия выступила 12 августа 1898 г. о проведении международной конференции в Гааге с целью ограничить гонку вооружений и решать все спорные межгосударственные вопросы путем мирных переговоров.

Автором такой инициативы был военный министр генерал А.И. Куропаткин, которого активно поддерживал министр иностранных дел М.Н. Муравьев. Куропаткин, назначенный на пост министра в начале 1898 г., обнаружил, что по уровню своего военно-технического оснащения российская армия отстает от армий ряда европейских государств, особенно Германии и Франции, а денег, необходимых для ее перевооружения, в казне нет. Это и подтолкнуло его внести предложение о проведении международной конференции по разоружению, которая могла бы, как он считал, затормозить процесс дальнейшего отставания России от ведущих европейских держав. Мнение же Муравьева сводилось к тому, что такая инициатива могла бы стать доказательством миролюбивых устремлений России особенно в период усиления ее экспансии на Дальнем Востоке. Предложение Куропаткина-Муравьева было поддержано Николаем II.

После длительных предварительных переговоров такая конференция состоялась 6-18 мая 1899 г. в Гааге. В ней приняли участие 27 государств [14]. И хотя на ней были приняты три конвенции о законах и обычаях войны, каких-либо результатов в главных вопросах - разоружения, сокращения военных расходов - достигнуто не было. Даже Россия не пыталась следовать провозглашенным ею принципам. "К величайшему сожалению надо признаться, - констатировал Витте, - что на практике... Россия сама дает пример совершенно обратный тому, что было предложено ее монархом, ибо несомненно, что вся японская война и кровавые последствия, от этого происшедшие, не имели бы места, если бы мы не на словах, а на деле руководствовались мирными великими идеями" [15].

То же самое повторилось ив 1914 г., но в еще больших, еще более трагических размерах, когда началась первая мировая война.

Николай II был человеком слабохарактерным, слабовольным, но упрямым. "Безвольный, малодушный царь", - констатировала Богданович [16]. "Хитрый, двуличный, трусливый государь", - так охарактеризовал Николая II председатель второй Государственной думы кадет Ф.А. Головин [17]. "У Николая нет ни одного порока, - записал 27 ноября 1916 г. Палеолог, - но у него наихудший для самодержавного монарха недостаток: отсутствие личности. Он всегда подчиняется" [18]. Витте дал с долей сарказма следующую характеристику царю: "Нужно заметить, что наш государь Николай II имеет женский характер. Кем-то было сделано замечание, что только по игре природы незадолго до рождения он был снабжен атрибутами, отличающими мужчину от женщины" [19].

Эти качества Николая II неоднократно признавала и его жена, Александра Федоровна. В частности, 13 декабря 1916 г. она писала ему:

"Как легко ты можешь поколебаться и менять решения, и чего стоит заставить тебя держаться своего мнения... Как бы я желала влить свою волю в твои жилы... Я страдаю за тебя, как за нежного, мягкосердечного ребенка, которому нужно руководство" (письмо № 639 - все свои письма к мужу она нумеровала).

В письмах к мужу царица постоянно просила и требовала, чтобы он был твердым, жестким, волевым:

"Будь тверд... помни, что ты император" (№ 305 от 4 мая 1915 г.);

"они (министры. - Е.Р.) должны научиться дрожать перед тобой" (№ 313 от 10 июня 1915 г.);

"покажи им (депутатам думы. - Е.Р.) кулак... яви себя государем! Ты самодержец, и они не смеют этого забывать" (№ 351 от 11 сентября 1915 г.);

"ты помазанник Божий" (№ 623 от 5 ноября 1916 г.);

"покажи всем, что ты властелин... Миновало время... снисходительности и мягкости" (№ 631 от 4 декабря 1916 г.);

"Россия любит кнут!" (№ 639 от 13 декабря 1916 г.);

"будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом - сокруши их всех!" (№ 640 от 14 декабря 1916 г.).

Так наставляла Александра Федоровна мужа во время мировой войны, и таких высказываний можно привести много [20].

Как отмечал в воспоминаниях наставник цесаревича Алексея француз Пьер Жильяр, неотлучно находившийся при семье Романовых с конца 1905 по май 1918 г.: "Задача, которая выпала на его (Николая. - Е.Р.) долю, была слишком тяжела, она превышала его силы. Он сам это чувствовал. Это и было причиной его слабости по отношению к государыне. Поэтому он в конце концов стал все более подчиняться ее влиянию" [21].

Несколько слов о супруге царя, Александре Федоровне, которая оказывала существенное влияние на мужа и проводимую им политику. Это была властолюбивая, волевая и злопамятная женщина, часто страдавшая мигренями. Как отмечали многие знавшие ее люди, царица была неуравновешенным человеком.

Посол Франции в России Морис Палеолог, присутствовавший на обеде, данном Николаем II в честь президента Франции Пуанкаре, записал в дневнике 20 июля 1914 г.: "В течение обеда я наблюдал за Александрой Федоровной, против которой я сидел... Несмотря на свои сорок два года она еще приятна лицом и очертаниями... Но вскоре ее улыбка становится судорожной, ее щеки покрываются пятнами. Каждую минуту она кусает себе губы... До конца обеда, который продолжался долго, бедная женщина видимо борется с истерическим припадком" [22].

В декабре 1914 г., когда Палеолог освоился в придворном мире Петрограда и хорошо изучил его - послом его назначили в январе 1914 г., - он уже писал о "всегда больной" царице, "подавленной своим могуществом, осаждаемой страхом, чувствующей, что над ней тяготеет ужасный рок" [23]. А в январе 1915 г. в его дневнике появляется такая запись: "Болезненные наклонности Александра Федоровна получила по наследству от матери... Душевное беспокойство, постоянная грусть, неясная тоска, смены возбуждения и уныния, навязчивая мысль о невидимом и потустороннем, суеверное легковерие - все эти симптомы, которые кладут такой поразительный отпечаток на личность императрицы... Покорность, [] которой Александра Федоровна подчиняется влиянию Распутина, не менее замечательна" [24].

Эту характеристику царицы подтверждают и член Государственной думы монархист В.В. Шульгин, и бывший председатель совета министров В.Н. Коковцев.
..
Александра Федоровна сумела полностью подчинить себе мужа, который советовался с ней по всем вопросам, прежде чем принимать по ним решение [25]. А в сентябре 1916 г. он практически перепоручил ей внутреннюю политику государства, написав из Ставки: "Тебе надо быть моими глазами и ушами там, в столице. На твоей обязанности лежит поддерживать согласие и единение среди министров. Этим ты приносишь огромную пользу мне и нашей стране... Ты наконец нашла себе подходящее дело" [26]. После этого пагубная роль царицы в управлении страной еще больше возросла.

Царь, и особенно царица, были подвержены мистицизму. Самая близкая фрейлина Александры Федоровны и Николая II Анна Александровна Вырубова (Танеева) написала в воспоминаниях: "Государь, как и его предок Александр I, был всегда мистически настроен; одинаково мистически настроена была и государыня... Их величества говорили, что они верят, что есть люди, как во времена Апостолов... которые обладают благодатью Божией и молитву которых Господь слышит" [27].

Из-за этого в Зимнем дворце часто можно было видеть различных юродивых, "блаженных", предсказателей судьбы, людей способных якобы влиять на судьбы людей. Это - и Паша-прозорливая, и Матрена-босоножка, и Митя Козельский, и Анастасия Николаевна Лейхтенбергская (Стана) - жена великого князя Николая Николаевича-младшего. Широко были открыты двери царского дворца и для всякого рода проходимцев и авантюристов, каким был, например, француз Филипп (настоящее имя - Низьер Вашоль), подаривший императрице икону с колокольчиком, который должен был звонить при приближении к Александре Федоровне людей "с дурными намерениями" [28].

Но венцом царского мистицизма стал Григорий Ефимович Распутин, сумевший полностью подчинить себе царицу, а через нее и царя. "Управляет теперь не царь, а проходимец Распутин, - отмечала в феврале 1912 г. Богданович. - Всякое уважение к царю пропало" [29]. Ту же мысль высказал 3 августа 1916 г. бывший министр иностранных дел С.Д. Сазонов в беседе с М. Палеологом: "Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным" [30].

Распутин был человеком умным, хотя и необразованным, обладал способностями, как их теперь называют, экстрасенса. Он быстро распознал все слабости царской четы и умело пользовался этим. Александра Федоровна писала в сентябре 1916 г. мужу: "Я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране" (№ 580). "Слушай Его, - наставляла она Николая II, - ...Бог послал Его тебе в помощники и руководители" (№ 583).

В переписке царя и царицы Распутин по фамилии никогда не упоминался, его именовали "старец" или просто "Гр.", но чаще всего "Друг", последнее, как и местоимения "он", "его", "ему", когда это касалось Распутина, всегда писалось с заглавной буквы, так же, как "Бог", "Господь" [31].

Дело доходило до того, что отдельные генерал-губернаторы, обер-прокуроры Святейшего синода и министры назначались и смещались царем по рекомендации Распутина, переданной через царицу. 20 января 1916 г. по его совету был назначен председателем совета министров В.В. Штюрмер - "абсолютно беспринципный человек и полное ничтожество", как охарактеризовал его Шульгин [32].

В августе 1915 г. Распутин добился снятия великого князя Николая Николаевича с поста верховного главнокомандующего всеми вооруженными силами России, хотя именно ему Распутин обязан был знакомством с царской семьей. Когда Николай Николаевич понял, что Григорий стал конкурентом его жены Станы, он попытался оттеснить его от царской семьи. Это привело к открытому разрыву между великим князем и Распутиным, который к тому времени не нуждался больше ни в чьей протекции, так как уже полностью подчинил себе царскую чету. По совету последнего Николай II возложил должность верховного главнокомандующего на себя.

Главным критерием при рассмотрении кандидатуры на какой-либо высокий пост в государстве, включая и министров, были не их деловые качества, а отношение к Распутину. "Враги нашего Друга - наши враги", - писала Александра Федоровна мужу 16 июня 1915 г. [33].

Когда же Николай II сам осмеливался производить какие-либо назначения в правительстве, например в июне 1915 г. А.А. Поливанова военным министром или 10 ноября 1916 г. А.Ф. Трепова председателем совета министров, то тут же получал от жены замечание, а то и выговор: 14 декабря 1916 г. он поблагодарил ее за "строгий письменный выговор". Чаще же в ответ на указание царицы, ссылавшейся на советы "Друга", Николай II или благодарил за "точные инструкции для разговора моего с Протопоповым (министр внутренних дел. - Е.Р.)" (письмо от 28 сентября 1916 г.) или же отвечал коротко: "Все исполнено" (телеграмма № 175 от 31 октября 1916 г.) или "Исполнено" (телеграмма № 44 от 10 ноября 1916 г.) [34]. В последних случаях речь шла о требовании Распутина освободить из тюрьмы бывшего военного министра В.А. Сухомлинова и его жену, арестованных за присвоение себе громадных сумм казенных денег, предназначавшихся на нужды армии.

Но Распутин не ограничивался вмешательством только во внутренние дела страны. После того, как Николай II стал верховным главнокомандующим, он начал вмешиваться в военные вопросы - как надо вести войну, где и когда наступать и т.д. Николай II, находясь в Ставке, периодически информировал жену о военных планах, но с оговоркой: "Прошу тебя никому об этом (подготовке брусиловского прорыва. - Е.Р.) не говори, даже нашему Другу" (письмо от 5 мая 1916 г.). Но царица все же делилась этими сведениями с Распутиным, оправдывая свое поведение тем, что "Друг" должен молиться за успех задуманных мероприятий: "Мне по поводу твоего решения пришлось просить Его благословения" (№ 598) [35].

Вот некоторые примеры указаний Распутина, как это следует из писем Александры Федоровны:

"Я должна передать тебе поручение нашего Друга, вызванное его ночным видением. Он просит тебя приказать начать наступление возле Риги" (№ 391 от 15 ноября 1915 г.);

"Он находит, что... не следует так упорно наступать" (№ 562 от 25 июля 1916 г.);

"наш Друг надеется, что мы не станем подниматься на Карпаты" (№ 567 от 8 августа 1916 г.);

"наш Друг хотел бы, чтобы мы взяли румынские войска под свое начало" (№ 581 от 6 сентября 1916 г.);

"Друг совершенно вне себя от того, что Брусилов не послушал твоего приказа о приостановке наступления" (№ 599 от 24 сентября 1916 г.) [36].

Весьма образно подвел итог распутинщине Шульгин: "Есть страшный червь, который точит, словно шашель, ствол России. Уже всю середину изъел, быть может и нет ствола, а только одна трехсотлетняя кора еще держится... Имя этому... Распутин" [37].

Распутинщина не была случайной. Она - результат вырождения как самих Романовых, так и самодержавия в целом. Она сильно подорвала авторитет царя и его двора даже среди наиболее последовательных монархистов и ускорила падение Романовых, хотя и не была главной причиной свержения царской власти.

Вечером 30 декабря 1916 г. Распутин был убит. Однако, как отмечал Шульгин, "монархию это не могло спасти, потому что распутинский яд уже сделал свое дело. Что толку убивать змею, когда она уже ужалила" [38].

Николай II воспринял новость об убийстве Распутина в основном спокойно, хотя и возмутился тем, что в убийстве принял участие великий князь Дмитрий Павлович, член "семьи Романовых". К этому времени царь начал явно тяготиться Распутиным, в письме от 10 ноября 1916 г. он писал жене: "Прошу тебя, не вмешивай нашего Друга (в вопросы, связанные с назначением министров. - Е.Р.). Ответственность несу я, и поэтому я желаю быть свободным в своем выборе" [39].

А горе царицы, по свидетельству Жильяра, было безграничным [40]. "Императрица, - записал в дневнике Палеолог, - потребовала себе окровавленную рубашку "мученика Григория" и благоговейно хранит ее как реликвию, как палладиум, от которого зависит участь династии" [41].

Для Николая II было свойственно и такое качество, как безразличие к судьбам окружавших его людей. Это прослеживается на протяжении всей его жизни. Прежде всего надо напомнить о событиях, связанных с коронацией Николая II. Это хорошо всем известная катастрофа на Ходынском поле 18 мая 1896 г., когда погибло около 1300 человек, а многие тысячи были ранены. А какой была реакция Николая II?
..
Гуляния отменены не были, продолжались выступления клоунов, работа балаганов. Более того, вечером то же дня у французского посла Монтебелло должен был состояться бал в честь Николая II и его супруги. По словам московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, дяди Николая, "многие советовали государю просить посла отменить бал и во всяком случае не приезжать на этот бал, но государь с этим мнением совершенно не согласен. По его мнению, эта катастрофа есть величайшее несчастье, которое не должно омрачать праздник коронации; ходынскую катастрофу надлежит в этом смысле игнорировать" [42]. Бал открыли Николай и Александра Федоровна.

"Сегодня случился великий грех, - записал Николай II 18 мая в дневнике, - ...потоптано около 1300 человек! Отвратительное впечатление осталось от этого известия. В 12 1/2 завтракали, и затем Аликc и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном "народном празднике". Собственно там ничего не было... Поехали на бал к Монтебелло. Было очень красиво устроено".

Не были отменены и другие мероприятия. На следующий день он записал: "В 2 ч. Аликc и я поехали в Старо-Екатерининскую больницу, где обошли все бараки и палатки, в которых лежали несчастные пострадавшие вчера... В 7 ч. начался банкет сословным представителям в Александровском зале". А 21 мая в дневнике записано: "В 10 3/4 поехали на бал в Дворянское собрание".

Вот так отреагировал император на ходынскую катастрофу. Не случайно, что после этого его окрестили "кровавым". Виновные в катастрофе, прежде всего генерал-губернатор Москвы, не понесли наказания.

Другим примером может служить русско-японская война. 21 декабря 1904 г. Николай II записал в дневнике: "Получил ночью потрясающее известие от Стесселя (начальник Квантунского укрепрайона. - Е.Р.) о сдаче Порт-Артура японцам... Тяжело и больно, хотя оно и предвиделось... На все воля Божья!".

Но вот как описал реакцию царя на это известие заведующий канцелярией министерства императорского
двора генерал К.Н. Рыдзевский: "Новость, которая удручила всех, любящих свое отечество, царем была принята равнодушно, не видно на нем ни тени грусти. Тут же начались рассказы Сахарова (военный министр. - Е.Р.), его анекдоты, и хохот не переставал. Сахаров умел забавлять царя. Это ли не печально и не возмутительно!" [43].

Разгром российского флота в Цусимском проливе Николай II в дневнике 17 мая 1905 г. охарактеризовал как "неудачный бой". По свидетельству начальника канцелярии министерства императорского двора генерала А.А. Мосолова "вся свита царя была поражена безучастием императора по такому несчастию" [44]. Примерно такая же реакция царя была и на сообщения о всех других поражениях в войне.

Ну и конечно безразличие к людям, коварство и жестокость были проявлены Николаем II в январе 1905 г. и последовавших затем событиях.

Царь знал о готовившемся шествии рабочих к Зимнему дворцу 9 января, ведь его подготовкой занимались в числе других и такие агенты охранного отделения полиции, как "священник-социалист Гапон" - так его назвал царь в своем дневнике накануне кровавых событий, и журналист И.Ф. Манасевич-Мануйлов, который еще в 1900 г. помогал охранке выкорчевывать в Париже крамолу среди левой эмиграции, впоследствии, в 1916 г., он стал управляющим канцелярией председателя совета министров В.В. Штюрмера.

Царь предпочел уехать 6 января в Царское Село, а в Петербурге было фактически введено военное положение. 7 января в городе разместили дополнительные воинские части, стянутые из близлежащих городов. Вечером 8 января к царю ездил с докладом о принятых на 9 января мерах министр внутренних дел князь П.Д. Святополк-Мирский. Как известно, мирное шествие рабочих, исполнявших гимн "Боже, царя храни...", было расстреляно: 170 человек убитых, несколько сотен раненых.

Вечером 9 января царь записал в дневнике: "Тяжкий день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки... Войска должны были стрелять... много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело... Завтракали со всеми. Гулял с Мишей".

И как по-фарисейски выступил царь 19 января перед тщательно отобранной полицией депутацией рабочих: "Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их мне, а потому прощаю вину их" [45].

Вскоре в стране началась революция, которая с благословения царя подавлялась с необычайной жестокостью. 18 октября 1905 г., на следующий день после опубликования известного манифеста, в Петербурге в очередной раз была расстреляна демонстрация. Царь приказал после этого объявить воинской части, полиции и жандармерии, участвовавшим в этом расстреле, его "горячую благодарность".

При подавлении "беспорядков" в Эстляндской губернии "отличился" капитан-лейтенант О.О. Рихтер, лично застреливший несколько десятков человек. Он "казнит по собственному усмотрению, без всякого суда и лиц несопротивляющихся". На телеграмме, в которой царю доложили о действиях Рихтера, Николай II написал: "Ай да молодец!" [46]. А 17 марта 1906 г. император устроил смотр 1-му морскому батальону, который отличился в "походе в Эстляндскую губернию", им командовал все тот же Рихтер, произведенный уже в капитана 2-го ранга. После смотра его пригласили на завтрак к царю, что считалось особым знаком внимания.

В январе 1906 г. Николай II произвел командира лейб-гвардии Семеновского полка г.А. Мина, отличившегося при подавлении московского восстания, в генерал-майоры и зачислил его в свою свиту. 10 января он принял его за завтраком, и Мин "рассказал много про Москву и о подавлении мятежа", как записано в дневнике царя. 13 августа

1906 г. генерал-майор Мин был убит за его карательные действия в Москве членом боевой организации партии эсеров 3.К. Коноплянниковой. После этого по предложению царя Столыпиным был подготовлен закон о создании военно-полевых судов, опубликованный 25 августа. Согласно этому закону, "между преступлением и карой должно быть не более 3-4 дней" [47]. Этот закон развязал руки карательным органам, и кровь полилась по стране рекой. "Столыпинский режим уничтожил смертную казнь и обратил этот вид наказания в простое убийство, часто совсем бессмысленное убийство по недоразумению", - так оценил политику Николая II Витте [48].

После восстания на броненосце "Потемкин" царь 20 июня 1905 г. записал в дневнике: "Черт знает, что происходит в Черноморском флоте. Лишь бы удалось удержать в повиновении остальные команды эскадры! За то надо будет крепко наказать начальников и жестоко мятежников". Что означает слово "жестоко" в устах царя, известно - повесить или расстрелять!

Той же линии Николай II придерживался и в отношении крестьянства. В начале 1906 г. во время аудиенции полтавского губернатора князя Н.П. Урусова на его замечание о "неспокойном" положении крестьян царь ответил, что движение крестьян всегда можно будет подавить с помощью войск [49]. И это вполне осознанная позиция царя. Так, один из ультраправых деятелей, редактор газеты "Московские ведомости" В.А. Грингмут, рассказал в апреле 1906 г. А.В. Богданович, что, когда царю сказали, что избранные в думу крестьяне потребуют земли, он ответил: "Тогда им покажут шиш". На возражение, что они взбунтуются, ответил: "Тогда войска их усмирят" [50]. И "усмирение" народа путем репрессий и террора продолжалось еще более года. Далеко не последнюю роль в этих репрессиях играл министр внутренних дел, ставший позже председателем совета министров, Столыпин. "На словах либерал, а в действительности - палач", - написал о нем Витте [51].

Царь, а особенно царица, были сильно напуганы начавшейся революцией. В октябре 1905 г. рассматривался вопрос об установлении в России военной диктатуры, в задачу которой входило бы подавление революции. Николай II предлагал сделать диктатором великого князя Николая Николаевича, который в то время был главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа. Последний, однако, отказался от этого предложения, мотивируя это тем, что в центральных районах России было слишком мало войск - многие воинские части, принимавшие участие в войне с Японией, еще находились на Дальнем Востоке. На случай необратимого развития революции наготове был и вариант возможного бегства царской семьи из России к одному из кузенов в Германию или Англию. Об этом можно судить по заявлению человека из ближайшего окружения Николая II обер-гофмаршала двора, генерал-адъютанта графа П.К. Бенкендорфа: "Жаль, что у их величеств пятеро детей... так как, если на днях придется покинуть Петергоф на корабле, чтобы искать пристанище за границей, то дети будут служить большим препятствием" [52]. О такой возможности говорил и друг юности Николая II князь Э.Э. Ухтомский, по словам которого самым счастливым исходом для царя будет считаться, "если он живым вместе с семьей успеет покинуть Россию" [53].
..
Эти заявления подтверждаются и тем, что на рейде Петергофа, где проживала в то время царская семья, постоянно находилась подводная лодка "Ерш". "Она уже пятый месяц торчит против наших окон", - записал царь в дневнике II октября 1905 г. А если учесть, что революционное движение к октябрю все более разрасталось, охватив в том числе и Петербург, то становится понятным, почему 1 октября у царя обедал командир этой лодки Огильви, а 11 октября царь и царица сочли нужным посетить эту лодку. Но так как обстановка на Балтийском флоте вызывала у Николая II опасения, то к услугам царской семьи германским императором Вильгельмом II были предоставлены несколько миноносцев, прибывших из Мемеля.

Николай II всегда с пренебрежением, а точнее - враждебно относился к интеллигенции, считая, что именно от нее исходят все беды для самодержавия. И в своей политике, особенно после 1905 г., он старался опираться на самые темные и реакционные силы России, в частности на черносотенный "Союз русского народа", или, как царь называл его членов, "истинных русских людей". В связи с тем, что за последнее время у нас в политическом лексиконе вновь начали мелькать слова "черная сотня", "черносотенец", будет полезным показать, что же представляли собой члены "Союза".

Вот как охарактеризовал "Союз" Витте: большинство вожаков черной сотни - это "политические проходимцы, люди грязные по мыслям и чувствам, не имеют ни одной жизнеспособной и честной политической идеи и все свои усилия направляют на разжигание самых низких страстей дикой, темной толпы. Партия эта, находясь под крылом двуглавого орла, может произвести ужасные погромы и потрясения, но ничего, кроме отрицательного, создать не может... Она состоит из темной, дикой массы, вожаков - политических негодяев... И бедный государь мечтает, опираясь на эту партию, восстановить величие России. Бедный государь... И это главным образом результат влияния императрицы" [54]. Эта партия "мила психологии царя и царицы" [55]. "Черносотенцы преследуют в громадном большинстве случаев цели эгоистические, самые низкие, цели желудочные и карманные. Это типы лабазников и убийц из-за угла... Черносотенцы нанимают убийц; их армия - это хулиганы самого низкого разряда... Государь возлюбил после 17 октября больше всего черносотенцев, открыто провозглашая их как первых людей Российской империи, как образцы патриотизма, как национальную гордость" [56].

Один из активных деятелей "Союза" журналист из Киева Б.М. Юзефович назвал в марте 1908 г. этот "злосчастный "Союз" клоакой": "какие там все сомнительные, грязные личности, начиная с председателей"; "как жаль, что государь отмечает этот союз преимущественно перед другими партиями, гораздо более чистыми и корректными" [57].

Основателем "Союза" был издатель черносотенной газеты "Русское знамя" А.И. Дубровин, который был его председателем до 1910 г., когда его сменил Н.Е. Марков, депутат III и IV Думы, создатель еще более правой организации - "Союза Михаила Архангела". "Союз русского народа" имел свои вооруженные отряды, состоявшие из деклассированных элементов. В конце 1905 г. и в 1906 г. членами "Союза" были организованы погромы во многих городах России. А какой была реакция царя на это? Всем погромщикам он заранее давал индульгенции: "Буду миловать преданных"; "Вы моя опора и надежда" - гласят резолюции Николая II на донесениях о погромах и их участниках [58]. Царь неоднократно принимал депутации "Союза" и самого Дубровина, подчеркивая тем самым свое благожелательное отношение к этой организации.

Коварство было присуще и императрице, это видно по ее отношению к ряду политических деятелей, которые, будучи последовательными сторонниками монархии, понимали, что деятельность Распутина серьезно компрометирует монархию, и стремились отдалить его от трона. Особенно царица невзлюбила одного из основателей "Союза 17 октября", председателя III Государственной думы и председателя Военно-промышленного комитета А.И. Гучкова. В письмах к Николаю II Александра Федоровна советует отделаться от Гучкова. Сначала она предлагала "выудить что-нибудь, на основании чего его можно было бы засадить" по законам военного времени (№ 339 от 30 августа 1915 г.). А 2 сентября она уже эмоционально восклицает: "Ах, если б только можно было повесить Гучкова" (№ 342). Эту же мысль она еще раз повторила 8 ноября 1916 г.: "Гучкову место на высоком дереве" (№ 626). Не щадит она и "этих скотов" (№ 596): председателя IV Государственной думы М.В. Родзянко, бывшего военного министра А.А. Поливанова, даже предлагала повесить неугодного ей председателя совета министров А.Ф. Трепова, а г.Е. Львова, П.Н. Милюкова и А.И. Гучкова сослать в Сибирь (№ 640) [59].

Напомним, что по иронии судьбы именно так ненавистный царице Гучков вместе с Шульгиным принимали отречение Николая II от престола. Первоначально это отречение планировалось как действие, направленное на спасение в России монархии. "Надо прежде всего думать о том, чтобы спасти монархию, - заявлял Гучков в ночь с 1 на 2 марта на заседании Исполнительного комитета Госдумы. - Без монархии Россия не может жить. Но, видимо, нынешнему государю царствовать больше нельзя" [60].

Хочу привести следующие слова Витте, которые как бы подводят итог царствования Николая II, хотя они были написаны задолго до его свержения (Витте умер в 1915 г., а воспоминания закончил в 1913 г.): "Этот лозунг - "хочу, а потому так должно быть" - проявлялся во всех действиях этого слабого правителя, который только вследствие слабости делал все то, что характеризовало его царствование - сплошное проливание более или менее невинной крови, и большей частью совсем бесцельно" [61].

Неоднократное цитирование Витте не случайно, ибо он был последовательным, убежденным монархистом и старался делать все для спасения монархии в России. И мнение монархиста, если он не слеп, о режиме, которому он всегда был предан, его видение этого режима изнутри, его пороков, является особо ценным.

Как председатель совета министров с октября 1905 по апрель 1906 г. Витте наряду с царем несет ответственность за начавшиеся репрессии против участников революции. Но, будучи умным политиком, он понимал, что одними репрессиями остановить революционный процесс невозможно. Нужно идти на уступки, надо начинать проводить реформы. Так появился манифест 17 октября, вырванный у царя буквально под дулом пистолета - великий князь Николай Николаевич пригрозил царю пустить себе пулю в лоб, если он не подпишет этот манифест. И хотя манифест почти ни в чем не ущемлял самодержавия, Николай II и царица расценили его как свое личное унижение. И этого они никак не могли простить Витте, которого они и раньше ненавидели, хотя и терпели как неизбежное зло. Николай II ненавидел Витте за то, что тот был много умнее его - некоторые историки считают Витте наиболее умным и дальновидным политическим деятелем России конца XIX - начала XX в., он всегда открыто отстаивал перед царем свое мнение и не был подхалимом. И каким же надо было быть ничтожеством, чтобы, узнав о смерти Витте, написать жене, что это известие вызвало у него "спокойствие в душе" [62].

Судя во всему, Витте обладал далеко не ангельским характером, он был амбициозен, но имел достаточно оснований гордиться тем, что сделал для России. А его оценки личности Николая II, Александры Федоровны и всего "полицейско-дворцово-камарильного режима" [63] в основных чертах совпадают с оценками многих других политических деятелей, которые знали Николая II. И называть его оценки, порой действительно жесткие, "местью" Николаю II за то, что он ненавидел Витте, как это теперь пытаются представить некоторые биографы царя, означает по сути самому стать на уровень "мелкого коварства, ребяческой хитрости и пугливой лживости", присущим, по словам Витте, последнему российскому императору.

2 (15) марта 1917 г. Николай II подписал акт об отречении от престола. Это произошло, когда в России уже совершилась Февральская революция, а царь понял, что он лишился поддержки армии: войска, снятые с фронта для подавления в Петрограде "беспорядков" и "хулиганского движения", как оценила императрица начавшуюся революцию, отказались повиноваться. Более того, опрошенные 1 марта все командующие фронтами, как и начальник штаба верховного главнокомандующего генерал М.В. Алексеев, единогласно высказались за отречение царя. И когда вечером 2 марта к Николаю II прибыли по поручению Временного комитета Государственной думы Гучков и Шульгин для переговоров об отречении, он уже был готов к этому. После заявления Гучкова о том, что только отречение Николая II в пользу его сына может спасти династию, царь "самым спокойным тоном, как если бы дело шло о самой обыкновенной вещи" [64], ответил, что здоровье его сына слишком слабое, он не может расстаться с сыном и поэтому принял решение об отречении в пользу своего брата Михаила. Это решение он принял в три часа дня.

В заключение хочу напомнить пророческие слова Л.Н. Толстого, сказанные им 16 января 1902 г. в открытом письме к царю: "Самодержавие есть форма правления отжившая... Поддерживать эту форму правления... можно только посредством всякого насилия... Мерами насилия можно угнетать народ, но нельзя управлять им" [65]. Эти слова актуальны в определенной мере и сегодня.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. Николай II и его семья без всякого суда были расстреляны. Безусловно, это было преступлением. Но может ли это служить основанием для того, чтобы оправдывать теперь все преступления, совершенные Николаем II?
..
Литература

1. Витте С.Ю. Воспоминания. Т. I-III. Царствование Николая II. М. - Пг., 1923, т. 1, с. 3.

2. Богданович А. В. Три последних самодержца. М., 1990, с. 120.

3. Витте С.Ю. Указ. соч., т. III, с. 357.

4. Цит. по: Ферро М. Николай II. М., 1991, с. 32.

5. Витте С.Ю. Избранные воспоминания. М., 1991, с. 558.

6. Цит. по: Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1991, с. 126.

7. Богданович А.В. Указ. соч, с. 273-274.

8. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 360.

9. Богданович А.В. Указ. соч., с. 215.

10. Покровский М.Н. Предисловие. - В кн. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. XIII.

11. Ольденберг С.С. Царствование императора Николая II, т. 1. Феникс, 1992, с. 214.

12. Витте С.Ю. Воспоминания, т. Ill, с. 361.

13. Там же, т. 1, с. 337.

14. Подробнее см. Рыбаченок И.С. Россия и Гаагская конференция по разоружению 1899 г. - Новая и новейшая история, 1996, № 4.

15. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 132.

16. Богданович А.В. Указ. соч., с. 371.

17. Центральный государственный исторический архив,ф. 1625, оп. 1, д. 12, л..57.

18. Палеолог М. Указ. соч., с. 169.

19. Витте С.Ю. Избранные воспоминания, с. 577.

20. Переписка Николая и Александры Романовых, т. III-V. М.-Л., 1926-1927.

21. Жильяр П. Император Николай II и его семья, М., 1991, с. 135.

22. Палеолог М. Указ. соч., с. 27.

23. Там же, с. 142.

24. Там же, с. 145-146.

25. См. Ватте С.Ю. Воспоминания, т. II, с. 251.

26. Переписка..., т. V, с. 60.

27. Вырубова А.А. Страницы моей жизни. М., 1993, с. 274.

28. Переписка.., т. V, письмо № 631.

29. Богданович А.В. Указ. соч., с. 502.

30. Палеолог М. Указ. соч., с. 117.

31. Переписка...

32. Шульгин В.В. Дни. М., 1989, с. 126.

33. Переписка..., т. Ill, письмо № 320.

34. Там же.

35. Там же.

36. Там же.

37. Шульгин В.В. Указ. соч., с. 133.

38. Там же, с. 154.

39.] Переписка..., т. V, с. 146.

40. Жильяр М. Указ. соч.. с. 138.

41. Палеолог М. Указ. соч., с. 191.

42. Ватте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 55.

43. Цит. по: Богданович А.В. Указ. соч., с. 326.

44. Мосолов А.А. При дворе императора. Рига, 1926, с. 125.

45. Цит. по: Ферро М. Указ. соч., с. 99.

46. Цит. по: Витте С.Ю. Воспоминания, т. II, с. 137.

47. Цит. по: Ольденберг С.С. Указ. соч., с. 365.

48. Витте С.Ю. Воспоминания, т. II, с. 53-54.

49. Цит. по: Богданович А.В. Указ. соч., с. 378.

50. Там же, с. 379.

51. Витте С.Ю. Воспоминания, т. II, с. 53.

52. Там же, с. 31.

53. Цит. по: Богданович А.В. Указ. соч., с. 356.

54. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 223.

55. Там же, с. 417.

56. Там же, т. II, с. 36.

57. Цит. по: Богданович А.В. Указ. соч., с. 457.

58. Муравьев А.М. Первые раскаты великой бури. Л., 1975, с. 20.

59. Переписка...

60. Цит. по: Шульгин В.В. Указ. соч., с. 233.

61. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 238.

62. Переписка.... т. III, с. 238.

63. Витте С.Ю. Воспоминания, т. 1, с. 238.

64. Палеолог М. Указ. соч., с. 253.

65. Толстой Л.Н. Собр. соч., т. 22. М., 1984, с. 505.


http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/NIKITZAR.HTM
da-nie
Ура, нашёл, что у меня за книжка есть. smile.gif

История Екатерины II

http://www.ozon.ru/context/detail/id/3943855/



Санкт-Петербург, конец XIX века. Издание М.О.Вольфа.
С 8 гравюрами на отдельных листах.
Владельческий переплет с фрагментом оригинальной обложки на верхней крышке переплета. Узорный круговой обрез.
Сохранность хорошая. Временные пятна. Утрачен титульный лист (более имя автора нигде не упоминается).
Россия всегда была страной, в которой наибольших успехов добивались сильные властители, бравшие на себя смелость твердо и последовательно заботиться о процветании Отечества. Решающим условием успеха честолюбивого государя становились искренняя любовь к своей стране и умение обратить себе на пользу вечные византийские интриги, этот наследственный недуг российской власти.
Преуспевших на этом тернистом пути было немного. Тем большее уважение вызывает то, что удалось сделать женщине - Екатерине II, незаурядные способности и энергия которой помогли ей заслужить любовь народа огромной Российской империи. За это она получила исключительное право именоваться императрицей Екатериной Великой.
"История Екатерины II" - это прекрасная возможность познакомиться с удивительной судьбой Екатерины Великой: жестокого государственного деятеля, мудрого законодателя, вдумчивого историка, талантливого литератора и просто любящей и любимой женщины. Книга состоит из 6 глав.
Издание не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Поразительно, у меня тоже утрачен первый лист. sad.gif Оттого и не знал год. Оказалось, 1880-й.
Klette
Ай, da-nie, сорьки, но вот дюже захотелось это втиснуть в историческую серию...
Цитата
Сергей Плачинда – виднейший представитель украинской интеллигенции, диссидент, ученый, писатель, историк, филолог, один из основателей Народного Руха Украины и пламенный борец за ее независимость. Собственно, в его книге нет ничего необычного – обычная история Украины, которую можно прочесть и в других книгах. Наш консилиум ее выбрал именно как типовой пример. Правда огромную ценность добавляет тот факт, что предисловие к ней написал бывший министр нефтегазовой промышленности Ивченко). Напомним, что этот Герой Украины, находясь в Кремле, в логове вооруженных до зубов москалей, потребовал чтобы ему дали переводчика. И ему таки дали!

Главная же книга – это «Украинская Библия» Льва Силенко под названием «Мага Вира» (в переводе с древнеукраинского «Могучая Вера»). 1800 страниц священного текста. Причем эта книга – еще и мощное оружие в умелых руках, ее вес 4 килограмма и ей легко можно нанести тяжкие увечья врагам нации. Но о ней мы поговорим позже.

Сейчас же приведем первый блок цитат из «Лэбэдиии». Перевод осуществлен с украинского языка.

Сергий Плачинда

«Лебедия»

(Как и когда возникла Украина)


Аннотация

«Если ли в мире такая страна, которая прошла бы семитысячелетний путь своего развития – взлетов и падений, побед и поражений, рассвета и падения, которая уже в древности добыла бы такой могучий цивилизованный потенциал, которая породила другие народы, нации и языки, и которая на разных этапах своего пути имела бы столько разных названий как наш родной край и его отдаленные и близкие регионы: Оратта, Ориана, Киммерия, Скифия, Амазония, Сарматия, Пеласгия или Лебедия, Венедия, Этрурия, Троада, Роксолания, Антия или Оратания, Украина-Русь, Казацкая держава, Украина.
В книге предлагается пройти путями зарождения и развития украинской нации и государственности».


Стр 6.

«….не нашим предкам кто-то и откуда-то принес культуру, а наоборот, наши праотцы – древние украинцы – несли ее, первичную цивилизацию, в мире, научили другие народы – далекие и близкие – пахать, сеять, растить хлеб, ковать орала и плуги, ткать, строить дома и писать ».

«….древнеукраинский язык – мать всех индоевропейских языков… Древняя Украина (Оратта) – родина всех индоевропейских народов».

Стр. 7

«Украина – родина древнейшего письма, которое вырезалось по камню с 12 тысячелетия до н.э. Только одно расшифрованное предложение с 5 тыс. до н.э. – «радостно плуг режет» - показывает романтичную натуру древних украинцев».

«Мы, украинцы, можем гордиться что нашей нации 20 тысяч лет».
Стр. 11.

«мы стоим на этой земле уже МИЛЛИОН лет. Тут наша пуповина».

Стр 12.

«ледники закалили украинцев, утверждает Лев Силенко в своем известном труде «Мага Вира».

Стр 13.

«после 21 ноября 2004 года …. Некоторые политики, общественные деятели, начали твердить про рождение украинской нации. Это неточность в формулировке. Речь идет о возрождении нации. А украинская нация родилась давно, не позднее 15-14 тысячелетия до н.э.

Стр 24.

«колесо и плуг нашли древние украинцы в 5 тысячелетии до н.э. Одновременно был приручен конь».

«Первая человеческая цивилизация начиналась не с меча, с плуга и солнцеподобного хлеба. Эту хлеборобскую культуру основали древние украинцы-пероворатели-ории, их чаще всего неправильно называют ариями».

Стр 45.

«сейчас мы, украинцы, имеем полное право праздновать 7 тысяч лет украинской государственности. Такой же возраст и украинской нации».

Стр 46.

«Шумеры сами себя считали выходцами с какой-то Аратты… протошумерские надписи и изображения найдены на территории Украины…»

«Именно тут, на черкащине, дошумерская Аратта достигла своего найвысшего развития».

Стр 47.

«Оратта – золотой век Украины. Такого века на Украине к сожалению не будет… Оратта – мирная страна. Мир и благодать на этой благословенной земле длился 4500 лет…

стр 48.

«Оратта – весна цивилизации… наша гордость и наша слава. И мы ее никому не отдадим.

Стр 50.

«Важнейшим признаком влияния на широкие массы Оратты были периодические самосожжения волхвов, которые сжигали себя во имя «спасения своего народа»… таких людей называли «Спасителями». Последним из них был Иисус Христос, который повторил подвиг своих далеких родственников – духовных отцов Оратты».

Стр 56.

«надднепровская держава Оратта переросла в мировую сверхдержаву Ориану. Как это состоялось? Каким способом смогли ории мирным путем и за короткий период колонизировать Индию, Китай, Месопотамию, Палестину, Балканы, Северную Италию, Египет, остров Крит, Западную Европу, Швецию? ..»

стр 56.

«в каждой семье ориев рождалось по 16-18 и даже больше детей.. смертность в Оратте была самой низкой, а рождаемость - наивысшей за всю историю человечества. Ории не знали тяжелых болезней, эпидеминй, моров».

Стр 60.

«Ориана стала первой и неповторимой в истории человечества сверхдержавой»

стр 61.

«Присоединившись к орианской цивилизации и используя отсутствие воинственности и единства среди ориан, вчерашние дикари-абригены начнут физически уничтожать своих учителей-ориев. Этот печальный процесс наблюдается с начала 1 тыс. до н.э и вплоть до наших дней».

Стр 63.

«санскрит – современный украинский язык»

стр 65.

«..Еще факт безусловного влияния древнеукраиской культуры на духовное развитие аборигенов Индии. Корова в Индии, как известно, священное животное. А кто и когда ее освятил, кто в конце концов пригнал на берега Инда и Брахмапутры, индусы и не помнят. Про это им может напомнить старинный украинский миф».

Стр 66.

«Веды написаны древнеукраинским языком – санскритом… Индия и Украина – родные сестры. У них одна мать – Ориана. Точно также Иран и Украина – брат и сестра.

Стр 68.

«сегодня в горах Ирана встречаются типовые украинские хаты-мазанки».

Стр 69

«… вот что несли в мир древнеукраинские племена с Днепра и Десны, с Карпат и Галиции: клинопись со времен позаимствовали у сумерианов-орианов ассирийцы, вавилоняне, хуриты, урартцы, хетты, персы и пр. «

стр 72

«не без влияния девичьей вольницы косачек-амазонок – закалялось украинское казачество, возникало рыцарство, которое со временем станет гордостью украинской истории и нации…»


«именно в это время родился Гомер. Как доказал украинский гомеровед Анатолий Золотухин, он родился, умер и похоронен на территории Украины. Очевидно Гомер был украинцем, а писал на древнегреческом подобно тому, как великий украинец Гоголь писал на русском».

Стр 74

«согласно хронологии Бикермана, царь Урарту Руса I правил в 730-714 гг. до н.э. Его наследники Руса II и Руса III – это были цари, древние украинцы, которые научили древних армян как преобразовывать долины армянской державы на плодородные оазисы»

стр 76

«Куриной слепотой страдают не только наши украинофобы, но и те зарубежные исследователи которых душит атавизм ревности и зависти, потому они и не замечают того, что именно Древняя Украина-Оррата является колыбелью индоевропейских языков и культур».

Стр 78

«Скифия – золотая страница украинской истории»

стр 88

«Дарий I проводя денежную реформу назвал золотую монету «дариком», словом, корень и суффикс которой – украинские».

Стр 101

«почему про них [косачок-амазонок] так уперто молчат современные ученые? Даже российские и малороссийские. Да потому что их культура – древнеукраинская»… Это были украинские девчата, в этом их «вина», поэтому их «не замечают».


«Вот античный историк Лисий (на самом деле «Лысый») – украинец по происхождению, пишет, что амазонки первыми нашли железное оружие и первыми сели на коня, этим они долгое время превосходили своих пеших врагов».

Стр 105

«Кровавые битвы между сарматами и скифами, между сыновьями и отцами, первая кровавая страница в истории Древней Украины, свидетельство самопоедания и самоуничтожения нации».

«Но не все сарматы вернулись в Ориану бить скифов, две группы осели на северном Кавказе, из них со временем возникли две небольшие державы – Чечня и Алания. Вот почему недавно даже чеченские женщины с оружием в руках отстаивали свою независимость, насмерть стояли в битве с московскими оккупантами – они, гордые чеченки, прямые наследницы древнеукраинских племен, которые были объединены под общим названием «Сарматия».

Стр 107.

Украинской казацкой вольнице примерно 3400 лет.
da-nie
Ну, мы тоже не лыком шиты. wink.gif Только в отличие от конкурентов, у нас факты и данные. Это с того сайта по альтернативной истории взято. Там картинок ещё полно, но мне лень их ставить. smile.gif

Цитата
Михаил Зяблов
Великая тайна Аркаима

Желтое Солнце освещает последними лучами необъятные, волнистые просторы величественной степи. Очень скоро оно скроется за низкой горой, и повсюду воцарится полумрак. Неподвижный воздух насытится сгущенным ароматом полыни и степных трав. На небе выступит невообразимое количество звезд и все вокруг замрет в величественном покое…

А пока косые лучи еще контрастней высвечивают на древней поверхности степи какие-то необычные, полузаросшие травой огромные земляные круги правильной формы.

Великая Тайна - это ощущение сразу овладевает нашим умом…

Каждое лето, начиная с 1995 года, съемочная группа телекомпании "Волга" из Нижнего Новгорода работала на Южном Урале - на раскопках одного из величайших археологических открытий уходящего века - древнеарийского города Аркаим.

Когда мы со съемочной группой первый раз ехали на Аркаим, то еще не подозревали, что судьбе будет угодно приблизить нас к одной из величайших тайн Земли. Это путешествие заставит нас заново осмыслить и пересмотреть древнейшую историю Руси и прошлое многих народов, удивиться необычности этой истории. То, что мы увидели и узнали, в буквальном смысле перевернуло наше мировоззрение и изменило всю нашу жизнь.



"Великая тайна Аркаима" - так называется отснятый двухсерийный документальный фильм. К этой Тайне мы с вами прикоснемся и в нашем рассказе.

Южный Урал. Степь с пестреющими зеленью островками березового леса, да скалистые горы, которые под прессом миллионов лет превратились в невысокие, покатые холмы.

Так было, и так будет длиться веками.

Начиная с 1952 года были получены уникальные данные аэрофотосьемки, а позже и спутники передали на Землю фотографии нескольких необычных кругов, отчетливо выделяющихся на поверхности степи. Искуственное происхождение этих кругов ни у кого не вызывало сомнений. Тогда никто точно не мог сказать, что же это такое. Круги пока оставались загадкой.

К тому времени, в научных и оккультных кругах вовсю разгорался спор о том, где же искать родину индоевропейцев, где же тот исток, откуда произошли многие народы Евразии. Ведь уже давно стало ясно, что у многих европейских народов, а также у народов Индии, Персии и большей части Азии когда-то был единый источник - загадочный народ - "праиндоевропейцы". Изучались древние источники, легенды, сказания, снаряжались экспедиции на Урал, Тибет, в Алтай и т.д. Многие мечтали найти остатки страны, где жила легендарная белая Арийская раса. Души и умы людей стремились к истинному, глубокому осознанию своих истоков. К тому частично утерянному древнему сокровенному знанию, коим владели древние арии.

Как всегда, все великое приходит неожиданно, и, как правило, оттуда, откуда и не ждешь. В 1987 году аркаимская долина на южном Урале должна была быть затоплена с целью создания водохранилища для орошения засушливой степи. Здесь, в самом сердце долины и находились те самые загадочные круги.

Археологам дали год, чтобы разведать местность на предмет ископаемых ценностей. Вскоре после того, как лопатка археолога вскрыла несколько деталей непонятных кругов, стало ясно, что это настоящая сенсация! Сразу же началась борьба за спасение Аркаима - так назвали остатки величественного города, коим оказались эти загадочные круги. И - ни много, ни мало - это были остатки города, где когда-то жила та самая легендарная арийская раса. Оказалось, что возраст Аркаима почти 40 веков…

На спасение Аркаима поднялась вся общественность. Руководитель уральской археологической экспедицией, кандидат исторических наук, зав кафедрой истории и этнографии Челябинского гос. Университета, Геннадий Борисович Зданович едет в Москву. Рискуя своей карьерой и ученым именем он добивается, чтобы строительство почти завершенной плотины на реке Большая Караганка было прекращено. Как говорит сам Геннадий Борисович - случилась вещь почти нереальная - остановилось многомиллионное строительство ради археологической находки! Это было настоящим вмешательством судьбы. Так было нужно.

Круги на Земле

… Пролетая над Аркаимом на вертолете у Вас перехватывает дыхание! Два огромных концентрических круга четко видны на ровной степи. Удивление, смешанное с восхищением и ожиданием приобщения к Тайне. Сорок веков, четыре тысячи лет… Исток цивилизации. Быть может, в то время Боги еще жили среди людей, как гласят древние легенды…



Фото Аркаима с вертолета

Рис. 1. Фото Аркаима с самолета.



Давайте и мы поближе рассмотрим древний город АРКАИМ.



Рассказывает Геннадий Борисович Зданович:

"Архитектура Аркаима ничуть не менее сложна, чем архитектура Крита. Аркаим - это 18 век до н.э., есть даты 20 в до н. э. Но мы сейчас придерживаемся более осторожных - 18-17 века до н.э. Это современники Крито-Микенской цивилизации, это среднее царство Египта, в общем, это очень далекая древность.

И, безусловно, это индоевропейцы, одна из древнейших индоевропейских цивилизаций. Вероятно, более конкретно, это одно из звеньев индоиранцев. И конечно, это та среда, то мгновение, о котором говорят как об арийской культуре. Это арии, с их корнями, с их культурой. И это безусловно мир Авесты, мир Вед, то есть это мир древнейших пластов индийских и иранских источников. Причем это очень глубокие пласты, самые-самые древние корни, т.е. это начало, это исток европейской философии и культуры."



Аэрофотоснимок Аркаима

Рис. 2. Аэрофотоснимок Аркаима.



Аркаим являлся не только городом, но еще и храмом, и астрономической обсерваторией! Он имел форму круга, наружным диаметром около 160 метров. Окружал его 2-х метровый обводной ров, заполнявшийся водой. Внешняя стена очень массивная. При высоте 5,5 м она имела пятиметровую ширину. В стене были обозначены четыре входа. Самый большой - юго-западный, остальные три - поменьше, расположенные на противоположных сторонах.

Войдя в город, мы попадаем на единственную кольцевую улицу, шириной около 5 метров, отделявшую примыкающие к внешней стене жилища от внутреннего кольца стен.

Улица имела бревенчатый настил, под которым, по всей её длине была вырыта 2-х метровая канава, сообщающаяся с внешним обводным рвом. Таким образом, город имел ливневую канализацию - излишки воды, просачиваясь сквозь бревенчатую мостовую, попадали в канаву и затем во внешний обводной ров.

Все жилища, примыкавшие к внешней стене, как дольки лимона, имели выходы на главную улицу. Всего жилищ внешнего круга было обнаружено 35.

Далее, мы видим загадочное кольцо внутренней стены. Она была ещё массивнее внешней. При ширине 3 метра она достигала 7-ми метровой высоты.

Эта стена, по данным раскопок не имеет прохода, кроме небольшого перерыва на юго-востоке. Таким образом, 25 внутренних жилищ, идентичных жилищам внешнего круга, становятся практически изолированными от всех высокой и толстой стеной. Чтобы подойти к маленькому входу во внутреннее кольцо, нужно было пройти по всей длине кольцевой улицы. Это преследовало не только оборонительную цель, но и имело скрытый смысл. Входящему в город нужно было пройти путь, который проходит Солнце. По всей видимости, в хорошо защищённом внутреннем круге находились те, кто обладал чем-то, что не следовало показывать даже своим, живущим во внешнем круге, не говоря уже о внешних наблюдателях.



Схема Аркаима

Рис. 3. Схема Аркаима.



И, наконец, венчает Аркаим центральная площадь почти квадратной формы, примерно 25 на 27 метров.

Судя по остаткам костров, расположенных в определённом порядке, это была площадь совершения неких таинств.

Таким образом, схематично мы видим Мандалу - квадрат, вписанный в круг. В древних космогонических текстах круг символизирует Вселенную, квадрат - Землю, наш материальный мир. Древний мудрый человек, прекрасно знающий устройство космоса, видел как гармонично и естественно он устроен. И поэтомупри строительстве города как бы заново создавал Вселенную в миниатюре.

Восхищает также инженерный гений древних строителей. Аркаим строился по заранее спроектированному плану как единый сложный комплекс, причем сориентированный на астрономические объекты с величайшей точностью!

Рисунок, образованный четырьмя входами во внешней стене Аркаима, представляет собой свастику. Причем свастику "правильную", т.е. направленную по Солнцу.



Сходства орнаментов свастики в древнерусских и индийских народных мотивах

Рис. 4. Сходства орнаментов свастики в древнерусских и индийских народных мотивах.







Любопытные факты: Свастика (санаскр. - "связанная с благом", "лучшая удача") - один из наиболее архаичных сакральных символов, встречающийся уже в верхнем палеолите у многих народов мира. Индия, древняя Русь, Китай, Египет и даже государство загадочных Майя в центральной Америке - вот неполная география этого символа. Свастику можно видеть на старых православных иконах. Свастика - символ Солнца, удачи, счастья, созидания ("правильная" свастика). И, соответственно, свастика противоположного направления символизирует тьму, разрушение, "ночное Солнце" у древних русичей. Как видно из древних орнаментов, в частности на арийских кувшинах, найденных в окрестностях Аркаима, применялись обе свастики. Это имеет глубокий смысл. День сменяет ночь, свет сменяет тьму, новое рождение сменяет смерть- и это естественный порядок вещей во Вселенной. Поэтому, в древности не было "плохих" и "хороших" свастик - они воспринимались в единстве (как "Инь" и "Янь", например).

Кстати, фашисты взяли на вооружение своей ошибочной идеологии "обратную" свастику - символ разрушения.

Каждый новый этап раскопок преподносил очередную сенсацию.

Удивлению археологов не было предела. Это и лабиринты - ловушки у входов в Аркаим, это и множество переходов внутри внешней стены. По крышам жилищ проходила верхняя улица, по которой можно было ездить на колесницах!



Колесница древних ариев. Остатки обнаружены при раскопках Синташтинского комплекса (Южный Урал)

Рис. 5. Колесница древних ариев.

Остатки обнаружены при раскопках Синташтинского комплекса (Южный Урал).



Не забудем, что Аркаим построен полностью из дерева и кирпича, спрессованного из соломы, грунта и навоза. Огромные пятиметровые стены состояли из деревянных срубов, заполнявшихся кладкой грунтового кирпича. Причем при раскопках было видно, что кирпичи, которым облицовывали внешние стены имели разный цвет. Аркаим снаружи был красив - идеально круглый город с выделяющимися привратными башнями, горящими огнями и красиво оформленным "фасадом". Наверняка это был какой-нибудь сакральный узор, несущий Смысл. Ибо все в Аркаиме проникнуто Смыслом.

Каждое жилище примыкало одним торцом к внешней или внутренней стене, и выходило на главную кольцевую улицу или центральную площадь. В импровизированной прихожей был специальный сток для воды, который уходил в канаву под главной улицей. Древние арии были обеспечены канализацией! Мало того, в каждом жилище был колодец, печь и небольшое куполообразное хранилище. Из колодца, над уровнем воды ответвлялись две земляных трубы. Одна вела в печь, другая в куполообразное хранилище. Зачем? Все гениальное просто. Все мы знаем, что из колодца, если в него заглянуть, всегда "тянет" прохладным воздухом. Так вот в арийской печке этот прохладный воздух, проходя по земляной трубе, создавал тягу такой силы, что она позволяла плавить бронзу без использования мехов! Такая печь была в каждом жилище, и древним кузнецам оставалось только оттачивать мастерство, соревнуясь в своем искусстве! Другая земляная труба, ведущая в хранилище, обеспечивала в нем пониженную температуру, по сравнению с окружающим воздухом. Своего рода холодильник! Молоко, например, здесь хранилось дольше.

Аркаим - обсерватория древних ариев

Очень любопытны результаты исследования известного российского астроархеолога К.К.Быструшкина, который в 1990 -91 г. проводил исследования Аркаима как астрономической обсерватории. Как описывает сам Константин Константинович Аркаим - сооружение не просто сложное, но даже изощренно сложное. При изучении плана сразу же обнаружилось его сходство с известным памятником Стоунхендж в Англии. Например, диаметр внутреннего круга Аркаима указывается везде равным 85 метрам, на самом деле это кольцо с двумя радиусами - 40 и 43,2 метра. (Попробуйте начертить!) Между тем, радиус кольца "лунок Обри" в Стоунхендже - 43,2 метра! И Стоунхендж, и Аркаим расположены на одной широте, оба в центре чашеобразной долины. И между ними почти 4000 километров…

Астрономический метод, примененный К.К.Быструшкиным состарил Аркаим еще на 1000 лет - это примерно 28 век до н.э.!!!

Суммируя все полученные факты, можно сказать: Аркаим - пригоризонтная обсерватория. Почему пригоризонтная? Потому, что при измерениях и наблюдениях использовались моменты восхода и захода светил (Солнца и Луны) за горизонт. Причем засекался момент "отрыва"(или касания) нижнего края диска, что позволяет наиболее точно засечь место этого события. Если понаблюдать за восходами Солнца, то мы заметим, что точка восхода каждый день будет смещаться от предыдущего места. Доходя максимально к северу 22 июня, эта точка затем двинется к югу, дойдя к другой крайней отметке 22 декабря. Таков космический порядок. Число отчетливо видимых точек наблюдения Солнца - четыре. Две - точки восхода 22 июня и 22 декабря, и две таких же точки захода - на другой стороне горизонта. Добавьте две точки - моменты равноденствия 22 марта и 22 сентября. Это давало достаточно точное определение протяженности года. Однако, в году есть множество других значимых событий. И их можно отмечать с помощью другого светила - Луны. Несмотря на сложности в ее наблюдении, все же древние люди знали законы ее движения по небосводу. Вот некоторые: 1) Полнолуния, приходящиеся близко к 22 июня, наблюдаются у точки зимнего солнцестояния (22 дек.) и наоборот. 2) События Луны мигрируют у точек солнцестояния с циклом в 19 лет ("высокая" и "низкая" Луна). Аркаим, как обсерватория, позволял отслеживать и Луну. Всего на этих огромных стенах-кругах можно было фиксировать 18 астрономических событий! Шесть - связанных с Солнцем, и двенадцать - связанных с Луной (включая "высокую" и "низкую" Луны). Для сравнения, исследователям Стоунхенджа удалось выделить лишь 15 небесных событий.

Кроме этих удивительных фактов были получены следующие данные: аркаимская мера длины - 80 см., центр внутреннего круга смещен относительно центра внешнего на 5,25 аркаимской меры, что близко к углу наклона лунной орбиты - 5 градусов 9 плюс-минус 10 минут. По мнению К.К.Быструшкина, это отражает соотношения между орбитами Луны и Солнца (для земного наблюдателя). Соответственно, внешний круг Аркаима посвящен Луне, а внутренний - Солнцу. Мало того, астроархеологические измерения показали связь некоторых параметров Аркаима с прецессией земной оси, а это уже высший пилотаж даже в современной астрономии! Впрочем, углубляться далее мы небудем. Подробнее - в трудах астроархеолога Константина Константиновича Быструшкина. А мы обратим свой взор в древность…

Свидетельствуют "Авеста" и "Ригведа"

Рассказывает профессор кафедры иранской филологии, декан восточного факультета Санкт-Петербургского университета, переводчик "Авесты" на русский язык Иван Михайлович Стеблин-Каменский: "… В одном из разделов Авесты - Видевдате рассказывается, как первый царь иранцев - Йима "владелец добрых стад", царь - пастух Золотого Века, строит первый город, который ему велел построить Ахура- Мазда для защиты скота, добра, людей от стихийных бедствий. Это были обильные снегопады и последующие наводнения. Йима, по повелению Ахура-Мазды, строит этот город из земли, котороую "топчет пятками и мнет руками" как это сказано в Авесте, как люди мнут намокшую землю. То есть речь идет о земляной архитектуре, конечно, с деревянными элементами."

Кстати, грунтовые кирпичи прослужили примерно 200-300 лет, именно столько существовал Аркаим. Завидный срок, даже по современным меркам! Быть может, вещь или сооружение, которое несет в себе скрытый высший смысл не портится и не ломается со временем, а становиться как бы "пропитанной" энергией этого смысла. Поэтому и служит долго.

Вспомним уникальный "кухонный комбайн" древних ариев - печь, колодец и хранилище. При раскопках, на дне колодцев были обнаружены побывавшие в огне копыта, лопатки и нижние челюсти лошадей и коров. Причем кости животных помещались в колодец преднамеренно и аккуратно прикреплялись по кругу вбитыми березовыми колышками. Это открытие произвело на археологов очень сильное впечатление, ведь это не что иное, как наглядная иллюстрация, как говорится, в форме "натурального макета" древнейшего индоевропейского мифа о рождении бога Огня. Этот миф свидетельствовал, что АГНИ - Бог Огня родился из воды, воды темной и таинственной. На дно колодца, в ледяную воду, жители Аркаима помещали части жертвенных животных, тщательно прожаренных на костре. Это - жертвоприношение Богу Воды. Благодаря воде и колодцу в печи возникает тяга, которая не просто раздует огонь, но родит Бога Агни, который расплавит металл!!!



Кухонный комплекс древних ариев - гениальная простота

Рис. 6. Кухонный комплекс древних ариев - гениальная простота.



Кто же были эти загадочные люди, населявшие Аркаим в те далекие времена? Давайте отследим их путь от "конца" к "истоку".

Древняя Индия. На рубеже 3 и 2 тысячелетия до н.э. сюда с севера, на заселенную черной расой территорию, приходит арийский народ. Белая раса высоких, светлокожих людей приносит с собой Ригведу - самую древнюю из Вед. Арии сразу же занимают высшее положение в обществе - касту брахманов, благодаря владению уникальными знаниями и технологиями. Вспомним изображения Кришны и Рамы. Кришна черный, Рама - светлокожий. Или, например, Бог Рудра - единственный из индуистских божеств, изображающийся с русыми волосами. Все это - память о приходе ариев.



Бог Рудра

Рис. 7. Бог Рудра.







Древняя Персия. Здесь примерно в это же время расцветает Зороастризм. Прекрасное, жизнеутверждающее учение пророка Заратуштры, принесенное той же арийской расой.

Древняя Авеста, как и древнеиндийские ведические источники, помещают родину древних ариев где-то на севере, в стране Арианам-Вайджа (арийский простор). Причем в описании этой страны мы видим все приметы северного ее расположения - бобры, обитающие в реках, деревья, свойственные для севера или средней полосы. В одной из частей Авесты - Вендидаде говориться, что у Богов один день, и одна ночь - это год, что является описанием полярной ночи. И в индийском трактате "Законы Ману" говориться, что Солнце отделяет день и ночь - человеческие и божественные. У Богов день и ночь - (человеческий) год, разделенный надвое. Ночь - период движения Солнца к северу, ночь - период движения Солнца к югу. Известный индийский ученый, знаток санскрита, Локаманья Бал Гангадхар Тилак , исследуя древневедические источники, обращает внимание также и на то, что в ряде древнеиндийских гимнов воспевается период зари, который бывает дважды в год и длится по 30 дней. Весьма странно и загадочно выглядят описания полярной страны в тропической Индии!



Рассказывает И.М. Стеблин-Каменский:

"…Йима в мифе, который мы находим в "Авесте", расширяет землю по приказу Ахурамазды. Он расширяет землю в южную сторону. Земля переполнялась людьми, скотом, домашними животными, собаками, огнями, как это сказано в "Авесте". И тогда Йима по приказу Ахурамазды расширяет ее. Он выходил на сторону южную, в сторону пути Солнца в полдень, ударял по земле кнутом, дул в рог, то есть употреблял два таких чисто пастушеских орудия - кнут и рог. И земля расширялась в южную сторону.

Конечно, это такой образ метафорический, но наряду с другими свидетельствами, в частности, с названием сторон света - по-древнеирански "южный" - значит "передний", а северный значит "задний", ясно, что миграция арийских племен шла с севера на юг. И этот миф нам помогает это понять. И ясно становится после открытия всех южноуральских памятников, с какой территории шли арийские племена."



Итак, Южный Урал, Арийский простор, Аркаим. Места, где арийская раса останавливалась на своем славном пути из загадочной полярной страны. Как показывают раскопки, арии жили в этих местах 200-300 лет. Кроме Аркаима, здесь, на Южном Урале позднее были обнаружены остатки еще нескольких подобных городов. "Страна Городов" - так археологи назвали эту местность. Около 20 объектов круглой, овальной и прямоугольной формы образовали целое государство - примерно 150 км. с запада на восток и 350 км. с севера на юг по восточному склону южного Урала. Тот самый древний Арийский простор, "Арианам-вайджа", "Ариаварта". И, быть может, это место и есть та самая Аррата, откуда вышли предки легендарных шумер!?



Поселение Берсуат - один из городов Арийского простора

Рис. 8. Поселение Берсуат - один из городов Арийского простора.

Истоки Древней Руси

1919 год, гражданская война. В одной из разрушенных усадеб офицер царской армии Изенбек подбирает с пола несколько старых, потемневших деревянных табличек, испещренных непонятными письменами. Только спустя несколько лет становится ясно, что это величайшая находка, открывающая нам неизвестные доселе факты из истории древнейшей Руси. Это была Велесова Книга. Написана она была новгородскими волхвами в 9 веке н.э., но описывает события очень большой давности - рубежа 3 и 2-го тысячелетия до нашей эры!



ВЕЛЕСОВА КНИГА

Рис. 9. Велесова книга.



"… Мы пришли из края зеленого. А до этого были отцы наши на берегах моря у Ра - реки. Так род славен ушел в земли, где Солнце спит в ночи… Мы сами арии, и пришли из земли арийской…" - так повествует Велесова книга. "Ра" - древнее название реки Волги. Из зеленого края, находящегося где-то к востоку от Волги, предки древних русичей шли на запад, вслед за Солнцем. Шли и на территорию восточной Европы, давая начало многим великим народам, которых мы сейчас называем "индоевропейцы".

Теперь уже становиться ясно, почему такое сходство у индийских и русских народных мотивов, почему так схожи древний санскрит и русский язык. Причем похожи не только некоторыми словами, как многие языки мира. Удивляет то, что в двух наших языках схожи структуры слова, стиль и синтаксис. Добавим еще большую схожесть правил грамматики…

Любопытные факты: русский и санскрит

Из книги доктора исторических наук Н.Р. Гусевой "Русские сквозь тысячелетия. Арктическая теория". Впечатления жителя Индии, приехавшего в Москву.

"Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали "dwesti tridtsat chetire". В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве, или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период 2000 лет назад.

На санскрите 234 будет: "dvishata tridasha chatvari"…

Мне довелось посетить деревню Качалово, около 25 км от Москвы, и быть приглашенным на обед в русскую крестьянскую семью. Пожилая женщина сказала "On moy seen i ona moya snokha".

Как бы я хотел, чтобы Панини, великий индийский грамматист, живший около 2600 лет назад, мог бы быть со мной и слышать язык своего времени, столь чудесно сохраненный со всеми мельчайшими тонкостями! Русское слово "seen" - и "son" в санскрите… "Моя" - это "madya" в санскрите. Русское слово "snokha" - это санскритское "snukha", которое может быть произнесено также, как и в русском…"



Сравните шрифт Велесовой Книги и санскрита - в обоих случаях буквы пишутся под чертой…

Рис. 10. Сравните шрифт Велесовой книги и санскрита - в обоих случаях буквы пишутся под чертой…



Поистине, застываешь в изумлении, когда вдруг находишь в "Велесовой книге" фразу: "Да святится имя Индры! Он - Бог наших мечей. Бог, знающий Веды…" - ведь тот же Индра, мы знаем, главное божество древней Ригведы! Еще теснее соединяются культуры Индии и России!

"Наши жрецы о Ведах заботились. Они говорили, что их у нас никто украсть не должен, если мы имеем берендеев наших и Бояна…"

Всем известно, какими уникальными знаниями владели древнерусские волхвы, как они их бережно хранили и передавали из уст в уста, как их древние предки пересказывали "АВЕСТУ", как пересказывались Веды - "Ригведа", "Самаведа", "Яджурведа","Атхарваведа" и пятая Веда, "Панчамаведа", или Тантра.

Все это вершилось в те славные времена, когда Боги еще жили среди людей, или память об этом времени была еще очень свежа. Южный Урал, Русь, Персия, Индия - вот арена всех славных свершений древности.

Об этом нам поведали, поистине, величественные остатки древнего города Аркаим.

Впереди третье тысячелетие, которое откроет нам древнюю Гиперборею, Атлантиду и Лемурию, которое приблизит нас к пониманию многих загадок древности, а значит, приблизит нас к пониманию себя. Ибо сказано: "Человек, познай себя, и ты познаешь Мир и Богов."



Михаил Зяблов

программный режисер

телекомпании "Волга" (г. Нижний Новгород)



Благодарю за огромную помощь в работе над фильмом и данной статьей:

Зданович Геннадия Борисовича - кандидата исторических наук, заведующего кафедрой истории и этнографии Челябинского гос. Университета, директора заповедника Аркаим, человека, открывшего, и сохраняющего Аркаим сейчас.

Батанину Ию Михайловну - сотрудника уральской археологической экспедиции, фактического первооткрывателя Страны Городов за теплоту и душевность.

Анатолия Баданова - прекрасного видеооператора археологической экспедиции, за предоставленные уникальные видеоматериалы, которые нам не удалось отснять во время командировок на Аркаим.

Стеблин-Каменского Ивана Михайловича - профессора кафедры иранской филологии, декана восточного факультета Санкт-Петербургского университета, переводчика "Авесты" на русский язык за помощь при работе с древними источниками
da-nie
А.Скляров

Какова ты, родина богов?..

Следует заранее предупредить читателя, что все далее изложенное вовсе не претендует на полную и строгую доказательность, а представляет из себя гипотезу, подкрепляемую скорее косвенными данными, нежели твердо установленными фактами.

Надо также отметить, что в данной статье используются выводы предыдущих работ автора: «Наследие пьяных богов (Битва за урожай: кому и зачем она понадобилась?..)» и «Ждет ли Землю судьба Фаэтона?..» Данные выводы не будут здесь обосновываться как в силу того, что это достаточно подробно сделано в указанных работах, так и в силу того, что заинтересованный читатель может ознакомиться с ними по адресу в Интернете:

http://www.piramyd.express.ru/disput/sklyarov/sklyarov.htm

* * *

Один из основных выводов статьи «Наследие пьяных богов» заключается в том, что переход человека от охоты и собирательства к земледелию не имел под собой никаких естественных объективных причин и осуществлялся лишь под влиянием внешней силы – неких «богов», на деле бывшими представителями более высокоразвитой инопланетной цивилизации. Результатом этого воздействия извне стало формирование древних очагов земледелия и человеческой цивилизации в целом. Однако за рамками анализа упомянутой работы остался весьма немаловажный вопрос: а ЗАЧЕМ, собственно, «богам» понадобилось столь кардинально и масштабно менять весь образ жизни земных аборигенов?!.

Автор довольно скептически относится к идее о некоей «гуманной миссии» доброй инопланетной цивилизации. Во-первых, любое вмешательство имеет кроме положительных последствий и отрицательные. Во-вторых, «богами» неизбежно должны были двигать СВОИ интересы. А интересы двух цивилизаций, которые разделяет целая пропасть по уровню развития, неизбежно во многом должны противоречить друг другу. И в-третьих, шумерские мифы, например, вовсе не упоминают о каких-либо «гуманных» устремлениях «богов». По версии этих мифов «боги» лишь переложили на плечи людей свой тяжелый труд, используя их в качестве слуг.

Версия некоего масштабного «эксперимента», затеянного в далекой древности инопланетной цивилизацией на нашей планете также вызывает серьезные сомнения в ее обоснованности. И основное возражение здесь можно свести к следующему: несмотря на большие различия между очагами древнего земледелия в них очень (и я бы сказал: слишком!) много общего. Прежде всего: во всех этих очагах упор был сделан именно на зерновое земледелие в его самой трудоемкой форме (зерно перемалывалось, а лишь затем использовалось для приготовления пищи, хотя есть и гораздо более простые способы его употребления). И во-вторых, все очаги древнего земледелия, по данным исследований Н.Вавилова, сосредоточены в очень узкой полосе (см. Рис. 1), вследствие чего во всех очагах имеют место практически одинаковые климатические условия.

«Как можно видеть, зона начального развития главнейших культурных растений приурочена в основном к полосе между 20 и 45о с.ш., где сосредоточены величайшие горные массивы Гималаев, Гиндукуша, Передней Азии, Балкан, Апеннин. В старом Свете эта полоса идет поширотно, в новом Свете по меридиану в соответствии с общим направлением главных хребтов» (Н.Вавилов, «Мировые очаги (центры происхождения) важнейших культурных растений»).

«Географическая локализация первичных очагов земледелия очень своеобразна. Все семь очагов приурочены преимущественно к горным тропическим и субтропическим областям. Новосветские очаги приурочены к тропическим Андам, старосветские - к Гималаям, Гиндукушу, горной Африке, горным районам средиземноморских стран и к горному Китаю, занимая в основном предгорные области. В сущности, только узкая полоса суши земного шара сыграла основную роль в истории мирового земледелия» (Н.Вавилов, Проблема происхождения земледелия в свете современных исследований»).

Так вот. Если абстрагироваться от каких-либо иных факторов, то с точки зрения простого экспериментального исследования, гораздо более целесообразно было бы испробовать различные варианты, попутно сравнивая их эффективность между собой, нежели делать ставку всего на один.

(Заметим в скобках: автор считает, что определенный «эксперимент» все-таки проводился, но в гораздо более «узкой» сфере – в сфере общественных отношений, и не затрагивал основы хозяйствования – опоры на зерновое земледелие. Исследование же этого «эксперимента» - отдельный вопрос, который мы здесь не затрагиваем.)

Вышесказанное выводит нас на мысль о том, что «боги» затеяли это все «не от хорошей жизни». Они не только и не столько «хотели», сколько «нуждались» в подобном вмешательстве в дела земной цивилизации. И из всех возможных причин данной «нужды» в дальнейшем мы будем анализировать лишь одну (хотя и наиболее вероятную, на взгляд автора): в силу неких обстоятельств некая ограниченная группа представителей высокоразвитой инопланетной цивилизации вынуждена была находиться на Земле довольно продолжительный период и, соответственно, адаптироваться под местные условия, попутно адаптируя и их под собственные потребности.

Возможно, это произошло в результате технической аварии большого космолета, после которой он уже не мог покинуть пределов нашей планеты. А возможно, что причины были «политического» характера: одна часть инопланетян вследствие некоторого конфликта с другой частью представителей своей цивилизации вынуждена была покинуть родную планету и осесть на Земле, создав здесь своеобразную колонию.

Заметим, что в мифологии разных народов можно встретить не только намеки на конфликты «богов» между собой, но и почти прямые указания на «политические» причины колонизации Земли. Собственно, с большой долей вероятности именно этот мотив лежит в основе известного библейского сюжета о низвержении провинившихся ангелов с небес на землю…

Но здесь нам не важны причины и детали произошедшего. Более будут интересовать последствия самого факта: группа представителей инопланетной цивилизации застряла на нашей планете и как-то была вынуждена приспосабливаться к жизни на ней.

Определенные подтверждения такой гипотезы можно обнаружить в мифологии. Во-первых, в ней фигурирует заведомо весьма ограниченное количество «богов» (здесь выделяется лишь Индия, однако и там чаще всего встречается конечное число «богов»). Во-вторых, мифы и предания явно указывают на некое «небесное» или «звездное» происхождение «богов».

Поэтому в дальнейшем мы опустим кавычки у слова «боги» и будем понимать под ними непосредственно представителей инопланетной гуманоидной цивилизации.

* * *

В древних преданиях есть один момент, который представляется весьма любопытным в свете принятой «базовой гипотезы». Я имею в виду данные египетской мифологии по срокам «правления» богов.

На основании сведений, почерпнутых у египетских жрецов, древнегреческий исследователь Манефон утверждал, что вначале, в течение 12300 лет, Египтом правили семь великих богов: Птах - 9000 лет, Ра - 1000 лет, Шу - 700 лет, Геб - 500 лет, Осирис - 450 лет, Сет - 350 лет и Гор - 300 лет. Во второй династии богов было 12 божественных правителей - Тот, Маат и десять других - они правили страной 1570 лет (что в перерасчете на одного бога составляет около 130 лет). Третья династия состояла из 30 полубогов, правивших 3650 лет (в перерасчете на одного – около 120 лет). Далее последовал период, продолжавшийся 350 лет, который был периодом хаоса, когда Египет был разобщен и в нем не было правителя. Закончился этот период объединением Египта при Менесе, который, как принято считать, был первым фараоном Египта.

В этих данных Манефона можно наблюдать картину явного уменьшения сроков «правления», неплохо укладывающуюся в единую закономерность (см. Рис 2)!..

Попробуем провести следующую логическую цепочку. Продолжительность периодов в сотни и даже тысячи лет (особенно у первых поколений богов) вполне могла лечь в основу той точки зрения наших предков, согласно которой боги были «бессмертны». Однако, по мнению автора, не следует воспринимать здесь термин «бессмертны» буквально. Ведь в той же египетской мифологии «бессмертные» боги после окончания своего правления на Земле переносятся в загробный мир (где и правят далее). А шумерские и индийские боги вполне способны убивать друг друга, равно как и боги американских индейцев, боги африканских и европейских народов…

Тогда, если взглянуть на сроки «правления» богов Египта как на ограниченные их сроком жизни, то мы увидим… явное сокращение продолжительности жизни богов ! И поскольку это сокращение носит характер вполне четкой закономерности, то мы вправе предположить, что данное «укорачивание» жизни богов было для них непреодолимо и имело вполне определенные предпосылки. Таким предпосылками в рамках принятой «базовой гипотезы» вполне могло оказаться воздействие на богов тех внешних факторов, с которыми им пришлось столкнуться на Земле. То есть адаптация к жизни на нашей планете не прошла бесследно и отразилась на продолжительности их жизни, причем довольно сильно и крайне отрицательно.

А это могло происходить только в том случае, если условия на Земле заметно отличались от условий на родной планете богов чем-то существенным для них.

При этом, как явно следует из мифов, данные отличия не носили кардинального характера.

Во-первых, подавляющее большинство богов в разной мифологии вполне успешно могло обходиться без скафандров. Следовательно, состав земной атмосферы был близок к составу атмосферы на родине богов.

Во-вторых, с одной стороны, боги в мифах довольно легко способны передвигаться по Земле, а с другой – нигде в мифах не упоминается о том, чтобы боги передвигались такими прыжками, как астронавты на Луне. Следовательно, гравитация на родной планете богов близка к земной.

В-третьих, боги вполне довольствовались земной пищей. И хотя некоторые сельскохозяйственные культуры, согласно мифам, боги передавали людям, предварительно «улучшив» их, а в Южной Америке обнаруживаются следы генетических экспериментов с некоторыми видами растений, все же боги принимали от людей жертвоприношения земными дарами и употребляли их в пищу. А это может говорить только об одном: биохимия богов вполне воспринимала земные продукты, т.е. не столь сильно отличалась от биохимии человека.

Вот мы и попробуем использовать данный вывод для того, чтобы узнать еще что-либо о родной планете богов и о них самих. Для этого погрузимся в справочники по биохимии…

И здесь мы будем опираться на такой феномен, дошедший до нас в преданиях, как «голубая кровь». Именно «голубая кровь» служила признаком «избранности» и подтверждала право на царствование, а ведь царствовать в древности могли только боги (и их потомки в дальнейшем). Могла ли в действительности у богов быть голубая кровь в прямом, а не в переносном смысле?.. И что это вообще такое – «голубая кровь»?..

Одна из главных функций крови – транспортная, т.е. перенос кислорода (О2), углекислого газа (СО2), питательных веществ и продуктов выделения. Кислород и углекислый газ из общего числа выделены не случайно. Кислород является основным элементом, необходимым живому организму для функционирования и обеспечения его энергией, получаемой в результате целого комплекса сложных химических реакций. Мы не будем вдаваться в подробности этих реакций; для нас будет важно лишь, что в результате этих реакций образуется (в довольно приличных количествах) углекислый газ, который необходимо удалять из организма.

Итак. Для обеспечения жизнедеятельности живой организм должен потреблять кислород и выделять углекислый газ, что он и совершает в процессе дыхания. Перенос этих газов во встречных направлениях (от внешней среды к тканям организма и обратно) и осуществляет кровь. Для этого «приспособлены» специальные элементы крови – так называемые дыхательные пигменты, которые содержат в своей молекуле ионы металла, способные связывать молекулы кислорода и при необходимости отдавать их.

У человека дыхательным пигментом крови является гемоглобин, в состав которого входят ионы двухвалентного железа (Fe2+ ). Именно благодаря гемоглобину наша кровь красная.

Но даже на основе железа может быть иной цвет дыхательных пигментов (соответственно и другой цвет крови). Так у многощетинковых червей пигмент хлорокруорин имеет зеленый цвет; а у некоторых плеченогих насекомых пигмент гемэритрин придает крови фиолетовый оттенок.

Однако этими вариантами природа не ограничилась. Перенос кислорода и углекислого газа, оказывается, вполне могут осуществлять дыхательные пигменты и на основе ионов других (помимо железа) металлов. Скажем, у морских асцидий кровь почти бесцветная, так как в ее основе – гемованадий, содержащий ионы ванадия. У некоторых растений из металлов в пигменты в ходит и молибден, а у животных – марганец, хром, никель.

Есть среди дыхательных пигментов в живом мире и искомый нами голубой цвет. Этот цвет придает крови пигмент гемоцианин, - на основе меди. И этот пигмент весьма широко распространен. Благодаря ему голубой цвет крови имеют некоторые улитки, пауки, ракообразные, каракатицы и головоногие моллюски (осьминоги, например).

Соединяясь с кислородом воздуха, гемоцианин синеет, а отдавая кислород тканям, - обесцвечивается. Но и на обратном пути – от тканей к органам дыхания – такая кровь не обесцвечивается полностью: формирование дыхательного пигмента гемоцианина на основе меди дает еще один фактор, дополнительно окрашивающий кровь в голубой цвет. Дело в том, что углекислый газ (СО2), выделяясь в ходе биологической деятельности клеток организма, соединяется с водой (Н2О) и образует угольную кислоту (Н2СО3), молекула которой диссоциирует (распадается) на ион гидрокарбоната (HCO3–) и ион водорода (Н+ ). Ион HCO3–, взаимодействуя с ионом меди (Сu2+ ), образует в присутствии воды соединения сине-зеленого цвета!

Самое интересное то, что в принятом в настоящее время "родословном древе" растительного и животного мира получается, что родственные группы имеют разную кровь, а произошли вроде бы друг от друга. У одних моллюсков кровь бывает красная, голубая, коричневая, с разными металлами. Выходит, что состав крови не столь уже важен для живых организмов.

И ведь подобную картину можно наблюдать не только у низших животных. Например, группы крови человека являются признаком очень низкой категории, так как расе в самом узком смысле слова свойственны различные группы крови. Более того, оказывается, что и у шимпанзе существуют группы крови, аналогичные группам человека, и еще в 1931 г. было осуществлено переливание крови от шимпанзе человеку той же группы крови без малейших вредных последствий.

Жизнь оказывается очень неприхотлива в этом вопросе. Похоже, что она использует все возможные варианты, перебирая их и отбирая лучшие…

Но может ли случиться такое, чтобы не только у низших животных была голубая кровь?.. Возможно ли это для человекоподобных существ?..

А почему бы и нет!?. Наукой уже давно установлено, что окружающая среда способна весьма сильно влиять на элементный состав живых организмов. При длительном изолированном существовании их в тех или иных окружающих условиях возникает изменчивость – появление физиологических рас, которое может происходить даже без видимых внешних изменений. Это сопровождается изменением химического состава организма. Появляются химические мутанты с изменением в ядрах клеток числа хромосом и т.п.; а изменчивость может приобрести наследственный характер.

Ясно, что в условиях дефицита какого-либо элемента эволюция пойдет по пути замены его на другой, способный обеспечить те же функции и находящийся в достатке. У нас, судя по всему, эволюция в ходе развития живого мира переориентировала организмы на железо, которое составляет основу дыхательных пигментов большинства живых видов.

Например, содержание железа в крови человека весом 70 кг составляет 4 - 5 г. Большая часть железа находится в крови: 60-75% этого металла связано с гемоглобином, белковая часть которого «блокирует» окисление железа из двухвалентного в трехвалентное состояние, поддерживая таки образом его способность связывать молекулы кислорода. Гемоглобин же входит в состав красных кровяных клеток – эритроцитов, составляя более 90% их сухого остатка (около 265 млн. молекул гемоглобина в каждом эритроците), что обеспечивает высокую эффективность эритроцитов в переносе кислорода.

Железо, как и любой другой микроэлемент, совершает в организме постоянный кругооборот. При физиологическом распаде эритроцитов 9/10 железа остается в организме и идет на построение новых эритроцитов, а теряемая 1/10 часть пополняется за счет пищи. О высокой же потребности человека в железе говорит хотя бы то, что современная биохимия не обнаруживает никаких путей выведения избытка железа из организма. Эволюция не знает такого понятия – «избыток железа»…

Дело в том, что хотя железа в природе достаточно много (второй металл после алюминия по распространенности в земной коре), наибольшая его часть находится в очень трудно усваиваемом трехвалентном состоянии Fe3+. В результате, скажем, практическая потребность человека в железе в 5-10 раз превосходит действительную физиологическую потребность в нем.

И такая ситуация имеет место не только на вершине земной эволюционной лестницы. Например, железо является важнейшим элементом для жизнедеятельности планктона, но его мало в поверхностных морских водах, и, кроме того, оно почти всегда присутствует в виде сложных химических соединений, в которых железо жестко связано с молекулами других элементов, а потому малопригодно для усвоения микроорганизмами.

Согласно исследованиям американского Национального общества, эту проблему решают специфические бактерии, обитающие в океане. Они воспроизводят молекулы, которые, связываясь с железом, заставляют вступать в реакции под воздействия солнечного света. Энергия солнца как бы раскупоривает сложные молекулы с трехвалентным железом в более свободно связанные конфигурации атомов. В результате, бактерии, планктон и другие микроорганизмы, могут выхватывать отдельные атомы железа и использовать их (результаты исследований опубликованы 27.09.2001 в журнале «Nature»; материал взят из публикаций на сайте SkyTecLibrary.com).

И все же, несмотря на все сложности по усвоению железа, несмотря на постоянное балансирование на грани «железного дефицита», эволюция на Земле все-таки пошла по пути использования именно этого металла для обеспечения важнейшей функции крови – переноса газов. Следовательно, дыхательные пигменты на основе железа более эффективны, нежели на основе других элементов (о высокой способности, скажем, гемоглобина к переносу кислорода уже упоминалось; а о других его преимуществах будет говориться далее). И следовательно, железа на Земле все-таки достаточно много…

А теперь представим другую ситуацию: на некоей планете железа оказалось гораздо меньше, чем его есть на Земле, а меди – гораздо больше. По какому пути пойдет эволюция?.. Ответ представляется очевидным: по пути использования меди для транспорта газов и питательных веществ голубой кровью!..

Может ли подобное случиться в природе? Для ответа на этот вопрос используем некоторые данные и соображения, приводимые в статье В.Ларина «Земля, увиденная по-новому» (ж-л «Знание-сила», №2, 1986). По данным этой статьи во внешней оболочке Земли железа несколько больше, чем его находится на Солнце (в процентном соотношении), а меди – почти в 100 раз меньше, чем на Солнце!.. В то же время, если исходить из того, что основная масса происходящих на Солнце реакций сводится к выгоранию водорода с образованием гелия, то химический состав солнца в целом должен соответствовать составу того протопланетного облака, из которого образовалась и Земля. Следовательно, если избыток железа еще можно списать на погрешность данных, то меди все равно явно «не хватает». К причинам этого и выводам, которые из этого следуют, мы еще вернемся далее, но сейчас нам важно одно: меди может быть и много больше!!!

То есть на родной планете богов вполне может быть меди гораздо больше, чем на Земле, а железа – меньше. И косвенные свидетельства того, что именно так дело и обстоит, можно найти.

Первое косвенное свидетельство. Согласно мифологии, искусство металлургии было передано людям богами. Так вот. Если внимательно проанализировать тексты древних мифов, то можно заметить, что это относится именно к цветным металлам, а не к железу. У египтян, например, медь была известна очень давно и уже при первых фараонах (4000-5000 лет до н.э.) добыча меди производилась в рудниках Синайского полуострова. Железо же появляется в обиходе людей намного позже – лишь во II тысячелетии до н.э.

Конечно, ныне принятое объяснение более позднего освоения железа большей трудоемкостью его добычи и сложностью обработки вполне логично. Но и оно не без изъянов.

Например: на протяжении столетий вырубать огромные каменные блоки (для гробниц, дворцов и пр.), обрабатывать их, наносить резные украшения, - и при этом использовать лишь медные орудия, не пытаясь найти более эффективный материал для инструментов!?. Как Вы себе это представляете?.. И ведь даже с появлением бронзы – гораздо более прочного сплава меди с оловом – она долгое время используется лишь для изготовления предметов роскоши и украшений!.. Прямо – сцены из какого-то мазохистского фильма…

Представляя подобные сцены, невольно склоняешься к мысли, что мифы не столь уж фантастичны. Секреты металлургии действительно могли быть переданы людям богами, технологии которых были адаптированы под условия их родной планеты – много меди и мало железа…

Железа было мало и у самих богов на Земле. В мифологии можно встретить описания буквально единичных предметов из железа; эти предметы имели «небесное» происхождение и принадлежали лишь богам.

Второе косвенное свидетельство. В сказках (как произведениях, возникших непосредственно на основе мифов) в качестве характеристики некоего «волшебного царства» или некоей «волшебной страны» очень часто фигурируют «золотые» предметы. Вот что отмечает, например, известный исследователь сказок В.Пропп:

«Все, сколько-нибудь связанное с тридесятым государством, может принимать золотую окраску. Что дворец золотой - это мы уже видели. Предметы, которые нужно достать из тридесятого царства, почти всегда золотые... В сказке о Жар-Птице сидит Жар-Птица в золотой клетке, конь имеет золотую узду, а сад Елены Прекрасной обнесен золотой оградой... Самой обитательнице этого царства, царевне, всегда присущ какой-нибудь золотой атрибут. Она сидит в высокой башне с золотым верхом. "Смотрит, а по синю морю плывет Василиса-царевна в серебряной лодочке, золотым веслом попихается"... Она летит в золотой колеснице. "На то место налетело голубиц видимо-невидимо, весь луг прикрыли; посредине стоял золотой трон. Немного погодя - осияло и небо и землю, - летит по воздуху золотая колесница, в упряжи шесть огненных змеев; на колеснице сидит королевна Елена Премудрая - такой красы неописанной, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать". Даже в тех случаях, когда царевна представлена воинственной девой, она скачет на статном коне "с копьем золотым". Если упомянуты ее волосы, они всегда золотые. Отсюда и ее имя "Елена Золотая Коса Непокрытая Краса". В абхазских сказках свет исходит даже от ее лица: "И увидел светившуюся без солнца красавицу, стоявшую на балконе... от нее, как от солнца, шел свет, даже когда не было ни солнца, ни луны"… Золото фигурирует так часто, так ярко, в таких разнообразных формах, что можно с полным правом назвать это тридесятое царство золотым царством. Это – настолько типичная, прочная черта, что утверждение; "все, что связано с тридесятым царством, может иметь золотую окраску" может оказаться правильным и в обратном порядке: "все, что окрашено в золотой цвет, этим самым выдает свою принадлежность к иному царству". Золотая окраска есть печать иного царства» (В.Пропп, «Исторические корни волшебной сказки»).

Но золото ли это?..

В рукописях, найденных при раскопках одной из гробниц в Фивах, содержались секреты «получения» золота из меди. Оказывается, стоило лишь добавить к меди цинк, как она превращалась в «золото» (сплав этих элементов — латунь действительно напоминает золото). Правда, у такого «золота» был недостаток: на его поверхности появлялись зеленоватые «язвы» и «сыпь» (в отличие от золота латунь окислялась).

По свидетельству историков древности, в Александрии изготовляли фальшивые «золотые» монеты. За 330 лет до нашей эры Аристотель писал: «В Индии добывают медь, которая отличается от золота только своим вкусом». Аристотель, конечно, ошибался, но следует, однако, отдать должное его наблюдательности. Вода из золотого сосуда, действительно, не имеет вкуса. Некоторые медные сплавы по внешнему виду трудноотличимы от золота, например томпак. Однако жидкость в сосуде из такого сплава имеет металлический привкус. О таких подделках медных сплавов под золото, очевидно, и говорит Аристотель в своих произведениях.

Таким образом, на родине богов, богатой медью, много могло быть сделано из подобного «золота»…

Но каковы последствия того, что на родной планете богов мало железа и много меди?.. Вернемся к биохимии. Однако применим ее теперь к богам. Можем ли мы применять «земную» биохимии к инопланетной?.. Опять же: почему бы и нет!?. Ведь законы химии везде одинаковы!..

Одно косвенное подтверждение мы уже приводили: боги питались земной пищей.

Есть и еще одно косвенное подтверждение применимости к богам «земной» биохимии. Я имею виду версию о том, что «боги создали людей». Описание данного творения в древних мифах можно свести к следующей процедуре: боги взяли некую земную «заготовку», смешали ее с чем-то своим, внесли некоторые изменения (возможно, на генетическом уровне) и получили результат – человека. Можно ли было это сделать, если бы биохимия земной «заготовки» была полностью несовместима с биохимией богов?.. Вряд ли… А если получилось, то результат – смесь – тем более должен нести в себе элементы сходства с «божественной составляющей».

О наличии же совместимости биохимии человека (итоговой «смеси») с биохимией богов говорит и то, что в дальнейшем боги вступали в половые связи с людьми, и при этом рождались вполне здоровые дети – потомки людей и богов, сменившие позднее последних на тронах…

(Справедливости ради следует отметить, что здесь мы обходим стороной вопрос о времени «творения». Вряд ли оно было тем же самым, что и «низвержение богов с небес на землю». Но ведь боги могли посещать Землю и до того, как часть из них застряла на нашей планете на долгое время.)

Итак, биохимия применительно к богам…

Боги оказались на планете с дефицитом (по их меркам) меди и избытком железа. К этим условия надо как-то адаптироваться.

Во-первых, нужно непрерывно пополнять собственный организм медью. Ведь скажем, срок жизни эритроцитов крови человека – всего около 120 суток, что требует постоянного пополнения организма железом, идущего в первую очередь на кроветворение. Аналогично должно быть и для богов, - только вместо железа медь.

Во-вторых, железо более химически активно, чем медь. Поэтому, попадая в кровь богов, оно неизбежно должно стремиться вытеснять медь из ее соединений. Говоря простым языком: избыток железа очень вреден для организма богов, и этого избытка им следовало избегать.

Самый простой способ облегчения решения этих задач – соблюдать определенную диету, потребляя продукты с высоким содержанием меди и низким содержанием железа. И вот тут-то оказывается, что версия меди в основе крови богов, способна вполне исчерпывающе объяснить «зерновой выбор» богов!!!

Скажем, особенно много железа содержится в бобовых растениях, овощах, ягодах (например, землянике, черешне), мясных продуктах. А меди много содержится в злаках, крупах, хлебных изделиях. Казалось бы, человеку нет смысла переходить от охоты и собирательства к земледелию, ведь необходимое железо в достатке находится буквально «под ногами и руками». Но все-таки человек поворачивает под воздействием богов в сторону производства продуктов питания, бедных железом, но богатых медью, хотя меди человеку вполне хватает (скажем, практически ничего не известно о случаях недостатки меди даже во время беременности – в период, когда потребность во всех элементах резко возрастает). И теперь мы можем сказать, что данный поворот совершается не только под воздействием богов, но и в их личных интересах.

И ведь они не обложили просто людей некоей данью для собственного пропитания, которую можно было бы с них собирать и без кардинальной ломки образа жизни человека. То, что можно было собрать с людей, не подходило богам, - вот и понадобился переход к «цивилизованному образу жизни», без которого сложно было бы организовать земледельческие работы в необходимых богам масштабах.

Некоторые детали перехода к земледелию и оседлому образу жизни позволяют утвердиться в этих выводах.

Например, урожайность клубневых овощей многократно превосходит урожайность зерновых. Но в таких овощах много железа, и человечество переходит именно к зерновым, затрудняя себе как решение вопроса обеспечения пропитанием в целом, так и железом в частности. И даже в настоящее время в развитых странах общепринято дополнительное обогащение хлебобулочных изделий железом в целях компенсации дисбаланса элементов.

Более того. В зерновых не только мало железа, - они содержат вещества фосфатин и фитин, которые образуют с железом труднорастворимые соли и снижают его усвояемость организмом.

Но, как упоминалось выше, человек не только пошел по пути зернового хозяйства, но и выбрал самый трудный путь переработки урожая. Зерно тщательно очищается, затем перемалывается, и уже из получающейся муки готовятся продукты питания. Хотя гораздо проще сварить, например, полбу из неочищенного зерна… А вот что пишет одно из пособий для беременных женщин:

«Нужно знать, что очищенные зерна не содержат нужных будущей матери веществ. Даже если в них есть добавки, там постоянно недостает фибрина, многих витаминов и минеральных веществ, которые есть в натуральных продуктах».

Не правда ли, все это уже не столь разрозненно и непонятно выглядит в свете полученного вывода?..

Этот же вывод позволяет сделать еще пару интересных наблюдений, объясняющих некоторые «странности».

Во-первых, специфика ассортимента жертвоприношений. Боги, давшие людям земледелие и обучившие их металлургии и ремеслам, требовали от людей жертвоприношений в виде растительных продуктов и их производных. (Отметим, что здесь речь идет именно о «богах-цивилизаторах». И кроме того: очень малое количество «кровавых» жертвоприношений – животными или людьми – можно отнести к имеющим подоплеку в «мясном пропитании» богов. В подавляющем числе эти кровавые жертвоприношения требуют от человека прежде всего факта совершения убийства, мясо же жертвы большого значения для бога при этом не имеет и съедается самим человеком. Но вообще тема жертвоприношений – большой отдельный вопрос.)

Во-вторых, вегетарианский образ жизни, уходящий корнями в глубокую старину, в своей «философской сути», в своей основе имеет стремление «уподобиться богам» («достичь просветления», «прикоснуться к высшему знанию» и т.п. – в глазах наших предков это было одно и то же). Но как теперь ясно, не все, что полезно богам, полезно и человеку. Можно проиллюстрировать это еще одной выдержкой из пособия будущим матерям:

«…у женщин - вегетарианок обычно родятся здоровые дети. Но женщины, которые не употребляют мяса, должны обратить внимание на свою диету с точки зрения содержания в ней следующих веществ: белок, кальций, витамин В12, фолиевая кислота, железо, витамин D».

Версия крови богов на основе гемоцианина (или других соединений меди) дает также возможность по иному взглянуть на некоторые данные мифологии.

Во-первых, медь обладает сильными антибактериальными свойствами. Многие народы приписывают меди целебные свойства. Непальцы, например, считают медь священным металлом, который способствует сосредоточению мыслей, улучшает пищеварение и лечит желудочно-кишечные заболевания (больным дают пить воду из стакана, в котором лежат несколько медных монет). В старину медью лечили глистные заболевания, эпилепсию, хорею, малокровие, менингит. Медь способна убивать микробов; например, работники медных заводов никогда не болели холерой. В то же время, недавно ученые университета Штата Огайо выяснили, что передозировка железа в пищевой диете может способствовать склонности к кишечным инфекциям.

Таким образом, повышенное содержание меди и пониженное содержание железа в пище богов позволяло им усиливать антибактериальные свойства, которыми итак обладала их кровь благодаря меди в своем составе. Это вполне могло предохранять от земных инфекций и вносить свою лепту в «бессмертие» богов.

Эффективна медь, как оказывается, и для лечения других болезней. Кузнецы, опоясанные медной проволокой, никогда не страдали радикулитами. При радикулите красные медные пятаки укрепляют пластырем на крестце или кладут на поясницу и надевают пояс из собачей шерсти. Для этих же целей можно использовать медный канатик или антенную проволоку, которую обматывают вокруг себя. Для лечения болей в суставах, отложения солей используют старинное средство в виде медного кольца, которое носят на пальце несколько месяцев, боли при этом уменьшаются, а подвижность в суставах увеличивается.

Особой популярностью пользуются медные браслеты. Но они эффективны, если содержание меди в них достигает 99%. Браслет на правой руке помогает излечить или успокоить головную боль, бессонницу, физическую и умственную усталость, сахарный диабет, импотенцию. На левой же руке ношение браслета рекомендуется при повышенном кровяном давлении, геморрое, сердечной недостаточности, тахикардии. Во всем мире оценили браслеты из чистой перуанской меди…

Во-вторых, голубой цвет крови придает соответствующий оттенок и цвету кожи. И как тут не вспомнить «голубокожих» богов Индии!..

В-третьих, в природе медные месторождения содержат довольно много серебра. Серебро буквально сопровождает медь почти повсюду. Это настолько сильно проявляется, что даже весомая часть современной добычи серебра осуществляется попутно с добычей меди, – почти пятая часть всего серебра ныне добывается из медных месторождений. Следовательно, на планете богов также должно быть много серебра (химические и физические законы ведь действуют и там).

Но серебро, также как и медь, обладает сильным антибактериальным действием.

«Серебряная вода» – это взвесь мельчайших частиц серебра в воде. Она образуется при хранении воды в серебряных сосудах или при контакте воды с серебряными изделиями. Частицы серебра в такой воде уже при концентрации 10-6 мг/л обладают антисептическими свойствами, т. к. серебро способно блокировать ферментные системы микробов.

Алхимики считали, что серебро входит в число семи металлов, которые они наделяли целительной силой. Серебро использовали для лечения эпилепсии, невралгии, холеры, гнойных ран. В водах священной индийской реки Ганга повышено содержание серебра. Высокие дезинфицирующие свойства серебра превосходят такие же свойства карболки, сулемы и хлорной извести. Специально приготовленное серебро применяется при головных болях, потере голоса у певцов, страхах, головокружении. Если носить серебро на себе, то это успокаивает нервную систему.

А это опять работает на «бессмертие» богов!..

Кроме того, известно, что при длительном введении серебра в организм кожа может приобрести голубой оттенок, что в совокупности с голубой кровью богов неизбежно усиливает эффект голубой кожи.

* * *

Однако кровь на основе гемоцианина имеет не только некоторые преимущества, но и серьезные недостатки. И прежде всего в том, что касается транспорта кровью не кислорода, а углекислого газа. Но здесь нам сначала придется вернуться к биохимии человека и посмотреть, как при привычной нам крови осуществляется вывод СО2 из организма человека и с чем связан этот процесс…

Рассмотрим сначала вообще процессы дыхания и транспорта газов кровью (см. Рис 3). Весь этот процесс основан на том, что перенос какого-либо газа от одних органов к другим осуществляется прежде всего путем диффузии, обеспечиваемой разностью парциальных давлений этого газа в разных органах. Для незнакомых с этим термином поясним: парциальное давление газа в смеси равно тому давлению, которое будет иметь данный газ, если все остальные газы из смеси удалить.

Диффузия O2 в кровь обеспечивается разностью парциальных давлений O2 в воздухе альвеол легких и в венозной крови (8-9 кн/м2, или 60-70 мм рт. ст.). CO2, приносимый кровью из тканей в связанной форме, освобождается в капиллярах легких и диффундирует из крови в альвеолы; разность pCO2 (парциального давления углекислого газа) между венозной кровью и альвеолярным воздухом составляет около 7 мм рт. ст. Переход O2 в ткани и удаление из них CO2 также происходят путем диффузии, т.к. pO2 (парциальное давление кислорода) в тканевой жидкости 2,7-5,4 кн/м2 (20-40 мм рт. ст.), а в клетках еще ниже, а pCO2 в клетках может достигать 60 мм рт. ст.

Но помимо простой диффузии в процессе переноса газов играют роль и химические реакции. И как уже упоминалось ранее, углекислый газ не находится в организме в свободном состоянии. Диоксид углерода, соединяясь с водой (гидратируясь), дает угольную кислоту (H2CO3), молекула которой диссоциирует на ион гидрокарбоната (HCO3–) и протон (H+). Следовательно, повышение концентрации CO2 в растворе ведет к снижению pH (этот показатель – отрицательный логарифм концентрации ионов H+), т.е. к повышению кислотности раствора.. Основная часть поступающего в кровь CO2 растворяется, снижая ее pH, а небольшая его доля обратимо связывается с гемоглобином, образуя карбогемоглобин. Падение pH среды и присоединение CO2 уменьшают сродство гемоглобина к кислороду, что способствует высвобождению последнего в раствор (плазму крови) и поступлению оттуда в окружающие ткани.

Обратная картина наблюдается при удалении из крови CO2 около дыхательной поверхности. Происходящая здесь оксигенация (присоединение кислорода) гемоглобина приводит к высвобождению из его молекулы протонов, что подавляет диссоциацию угольной кислоты на ионы и ведет к ее разложению на воду и СО2; последний удаляется из организма через дыхательную поверхность. В тканях же стимулируется обратный процесс: дезоксигенация гемоглобина (потеря им кислорода) способствует гидратации CO2 и поступлению его в кровь. При этом гемоглобин содержится в эритроцитах вместе с ферментом карбоангидразой, который катализирует процессы гидратации и дегидратации CO2, ускоряя их примерно в 10.000 раз.

Таким образом, процесс дыхания и переноса газов кровью оказывается тесно связан с кислотно-щелочным балансом крови. И вот, что нам будет важно: оксигенированный гемоглобин (т.е. гемоглобин, насыщенный кислородом) – в 70 раз (!!!) более сильная кислота, чем гемоглобин. Это играет большую роль в связывании в тканях О2 и отдаче в легких СО2. Потеря кислотных свойств гемоглобином при отдаче кислорода тканям усиливает его взаимодействие с СО2 (а соответственно и передачу СО2 от тканей в кровь). И наоборот: насыщение кислородом крови в легких повышает кислотность гемоглобина, который вытесняет кислотный остаток угольной кислоты из ее соединений, способствуя ее переходу в форму угольной кислоты (Н2СО3), которая тут же распадется на воду и углекислый газ, что увеличивает отдачу СО2 из крови в воздух легких. Говоря языком специалистов, благодаря гемоглобину процесс переноса СО2 в крови оказывается очень тесно сопряжен (связан) с переносом О2.

Так вот. У животных, использующих гемоцианин в качестве дыхательного пигмента, перенос O2 кровью не так тесно сопряжен с транспортом CO2, как у живых организмов, гемоглобин которых находится в эритроцитах вместе с карбоангидразой.

Прежде всего, становится более понятен выбор эволюции в пользу тех дыхательных пигментов (а именно: гемоглобина), которые содержат именно ионы железа: гемоглобин более эффективен.

Теперь посмотрим, что будет происходить, если будет повышаться концентрация углекислого газа в крови. Ясно, что прежде всего это увеличит концентрацию Н2СО3, т.е. увеличивается кислотность крови (рН крови снижается).

Для регулирования же кислотно-щелочного баланса кровь содержит специальные т.н. буферные системы, поддерживающие кислотность крови на стабильном уровне. И 75% буферной способности крови обеспечивает именно гемоглобин!!! Это происходит благодаря способности гемоглобина сильно менять свои кислотные свойства, описанной выше. В результате у человека pH крови равен 7,35—7,47 и сохраняется в этих пределах даже при значительных изменениях питания и др. условий. Например, чтобы сдвинуть pH крови в щелочную сторону, необходимо добавить к ней в 40—70 раз больше щелочи, чем к равному объему чистой воды. (На других буферных системах, а также дополнительных возможностях решения проблемы повышенной концентрации СО2 мы остановимся чуть позже.)

Но у богов в крови не гемоглобин, а гемоцианин (ну, или другой дыхательный пигмент на основе меди), который не столь сильно меняет свою кислотность при изменении концентрации О2, и поэтому не столь сильно способен нейтрализовать излишки кислотности при изменении концентрации СО2. Тогда что же будет с ними происходить при избытке углекислого газа?..

Прежде всего нарушится кислотно-щелочной баланс крови, ее рН упадет (т.е. повысится кислотность). Как можно привести в норму кислотно-щелочной баланс в этом случае?.. Первый ответ, который просится: путем добавления щелочей или оснований. И вот тут-то есть смысл вспомнить про замечательную формулу – С2Н5ОН !!! Для тех, кто случайно не в курсе: это – формула этилового спирта, содержащегося в алкогольных напитках и обладающего ярко выраженными основными свойствами.

И тогда пристрастие богов к спиртным напиткам, отмеченное автором в статье «Наследие пьяных богов» и легко обнаруживаемое в мифах, получает свое вполне прозаическое объяснение. Просто боги попали в условия, в которых их организм не справлялся самостоятельно с избытком углекислого газа (вследствие наличия у богов голубой крови). Им требовалось (!!!) чем-то нейтрализовывать излишнюю кислотность крови, возникающую из-за «излишков» углекислоты в ее составе! И боги использовали для этих целей т.н. этерификацию – реакцию образования сложных эфиров из спирта и органических кислот, содержащихся в крови. Эта реакция смещает равновесие в сторону более высоких рН, химически «выдавливая» вредный углекислый газ.

Именно в этом причина того, что боги научили людей изготовлять спиртные напитки и поставили эти напитки на одно из первых мест в жертвоприношениях!

Вообще, спиртные напитки обладают целым рядом замечательных свойств. Эти напитки содержат большое количество органических кислот, благодаря которым обладают и буферными свойствами, не позволяющими рН слишком опускаться, и тем самым препятствуют удержанию в крови излишков СО2. Но отметим сразу: эти свойства присущи прежде всего слабоалкогольным напиткам! Крепкие спиртные напитки ведут себя иначе. И может быть именно поэтому с древнейших времен известны рецепты лишь слабоалкогольных напитков, а крепкие спиртные напитки появились сравнительно недавно (лишь в последнее тысячелетие), - богам не нужна была крепость... Однако вернемся к другим свойствам алкогольных напитков…

Пьющие вино люди меньше болеют гриппом, чем непьющие. Таким образом, вино обеспечивает антигриппозную профилактику. Наблюдения врачей свидетельствуют, что люди, пьющие (умеренно) вино, реже не выходят на работу из-за инфекционных заболеваний, чем те, кто исповедует полное алкогольное воздержание. Лабораторные опыты показали, что красное вино, даже разбавленное, уничтожает вирус полиомиелита.

Установлено, что смертность от коронарной недостаточности обратно пропорциональна потреблению алкоголя. Но среди алкогольных напитков только вино обладает ярко выраженным превентивным эффектом в отношение сердечно-сосудистых заболеваний. Исследования показывают, что при умеренном употреблении вина, от одной до четырех рюмок в день (1 рюмка вина емкостью 100мл и крепостью 12 градусов содержит 10г спирта), смертность вследствие коронарной недостаточности снижается до 15-60% по сравнению с риском подобного исхода для людей, не пьющих вина. Зато не пьющие вина совсем, равно как и пьющие его чрезмерно (от 60г алкоголя в день и более), подвергаются очень высокому риску смертельного исхода.

«Слишком густая» кровь, то есть кровь повышенной вязкости создает серьезные предпосылки для образования сгустков, способных закупорить артерию, иначе говоря, привести к тромбозу. Алкоголь обладает свойством разжижать кровь.

Поистине, сома (спиртной напиток богов) давала людям здоровье, а богам – «бессмертие»!..

К сожалению, автору не удалось найти вязкостных свойств крови на основе гемоцианина, свойства которого вообще, как оказывается, довольно слабо изучены (особенно в сравнении с гемоглобином). Но если предположить, что кровь на основе гемоцианина обладает большей вязкостью, то свойство алкогольных напитков разжижать кровь было богам также небесполезно.

Косвенное подтверждение повышенной вязкости голубой крови промелькнуло в одной из публикаций «Спид-Инфо», где упоминались предания о «людях с голубой кровью». По этим преданиям, при ранении таких «людей» их кровь быстро сворачивалась и кровотечение быстро останавливалось. Высокая вязкость крови снижает скорость ее течения и, следовательно, должна способствовать прекращению кровотечения. Однако автору не удалось найти как соответствующих преданий, так и данных по свертываемости крови на основе гемоцианина (если они вообще есть). Достоверность же информации, приводимой на страницах «Спид-инфо», зачастую вызывает серьезные сомнения… Так что здесь мы имеем открытое поле для будущих исследований…

Итак. Избыток углекислого газа в голубой крови может многое объяснить. То, что он был постоянно, и что это не является привычным для организма богов, подтверждается их постоянной потребностью в спиртных напитках. Легендарная сома, мед, пиво, хмельной квас, напитки из маиса (целых 9 сортов спиртных напитков из маиса боги дали американским индейцам, внеся их в список жертвоприношений!) – все шло в употребление. Боги даже не пренебрегали виноградным вином, в котором много железа. Видимо, потребность была велика…

(Недавно археологи, проводящие раскопки на территории некогда великих государств – Вавилона и Ассирии, нашли глиняные таблички с клинописным текстом древних шумеров. Возраст табличек – 3800 лет. Расшифровали и прочли гимн богине Нанкаси, которая покровительствовала поварам и кондитерам. В том гимне повара благодарили богиню за изобретение напитка из поджаренных лепешек. Стихами был изложен и рецепт того самого чудного напитка. Современные кулинары решили возродить шумерское питие, все сделали по рецепту, а когда попробовали напиток богини Нанкаси, пришли к выводу, что это не что иное, как русский квас — вкусный и чуть хмельной.)

Из этого следует, что повышенная (по сравнению с нормой) концентрация углекислого газа в крови богов порождалась внешними земными факторами. Следствием чего это могло быть?.. Такой избыток парциального давления СО2 в крови богов мог быть результатом только того, что в атмосфере Земли парциальное давление углекислого газа было существенно выше парциального давления СО2 в атмосфере родной планеты богов, так как степень насыщения организма газами напрямую зависит от их парциального давления во внешней среде. Отсюда вытекают два основных возможных варианта.

Вариант первый. Атмосферное давление на планете богов близко к земному, но содержание СО2 в ней намного ниже земного. Определенные предпосылки этому варианту можно найти.

Во-первых, на планете богов может быть больше «зеленой массы», т.е. растений, которые активно потребляют СО2. А причиной этого вполне может быть повышенная концентрация меди, которая, как подмечено, очень сильно способствует росту растений, фотосинтезу и образованию хлорофилла. Все эти факторы и способны обеспечить более сильную переработку СО2.

Тогда растения (а соответственно и их плоды) на планете богов по сравнению с земными выглядят просто «гигантами». Как тут не вспомнить Незнайку на Луне: восприятие богами земных растений должно быть сродни соответствующим впечатлениям Незнайки при виде крохотных «лунных» ягод и фруктов…

Между прочим, в мифологии говорится о том, что боги, прежде чем передать какие-либо растения людям, предварительно «улучшали» их. И можно заметить: культурные растения весьма заметно отличаются размерами от своих «диких собратьев»…

В тех же сказках «волшебная страна», как правило, находится в буйных лесах, деревья в которых неимоверно велики. А ведь изобилие растительной пищи является предпосылкой и для процветания всякой живности. И в сказках мы также встречаем изобилие дичи в «волшебной стране»…

Во-вторых, низкое парциальное давление СО2 в атмосфере богов может быть обусловлено более низкой тектонической и вулканической деятельностью, ведь именно вулканы являются «основным поставщиком» углекислого газа в атмосферу Земли (или являлись до того времени, как человечество вошло в техногенную стадию своего развития).

Но если исходить из гипотезы В.Ларина о гидридном строении и расширении Земли (подробно с этой теорией можно ознакомиться в статье автора «Ждет ли Землю судьба Фаэтона?..»), то современная вулканическая активность на нашей планете является «побочным следствием» ее расширения. Согласно этой гипотезе, ядро Земли не железное, а состоит из гидридов (соединений с водородом) металлов. Гидриды же обладают высокой сжимаемостью, что обуславливает малый объем гидридов по сравнению с «чистым» металлом. При нагревании гидриды выделяют растворенный в них водород и одновременно увеличивают свой объем. Выделяясь из нагретого гидридного ядра, водород буквально «раздувает» Землю, заставляя ее кору непрерывно трескаться в слабых местах, через которые вытекает на поверхность магма из недр планеты. А вместе с магмой через образовавшиеся трещины вырывается наружу масса газов, в том числе и углекислый газ, повышая свое парциальное давление в атмосфере (в некоторых вулканических газах содержание СО2 превышает 90% их сухого остатка !!!).

Тогда более низкая вулканическая деятельность на планете богов может быть обусловлена тем, что процессы ее расширения гораздо слабее, либо давно закончились, либо их вообще не было. Например, их планета – более старая, чем наша (что, кстати, сочетается с более высоким уровнем развития цивилизации богов, которая явно более древняя, чем наша).

Но у гидридной теории строения Земли есть еще одно интересное «побочное следствие»: в рамках этой теории нефть имеет неорганическое происхождение, и ее глубинный синтез из неорганических составляющих является прямым результатом обильного выделения водорода из гидридного ядра. (Заметим в скобках, что теория органического происхождения нефти в последнее время буквально трещит по швам под натиском сообщений о том, что в открытом космосе в облаках межзвездного газа обнаруживаются сложные соединения, входящие в состав привычной нам нефти.)

Так вот. Древние шумеры, которым боги предали массу полезных знаний в различных отраслях, и которые буквально ходили по нефти, хлюпавшей у них под ногами, «почему-то» не додумались до более эффективного использования этого источника энергии, кроме как бросать в огонь камни, пропитанные нефтью (слово для обозначения всей группы нефтепродуктов в целом - «нафта» - происходит от шумерского «напату» - «камни, которые горят»)!.. Это надо же: дойти до изобретения электрических батарей (соответствующие археологические находки уже потрясли мир), а до использования нефти, до простого процесса перегонки не додуматься!.. Всего-то и надо было: соорудить простой «самогонный аппарат», залить его нефтью и поставить на небольшой огонь, - вот Вам и крекинг-установка, позволяющая получать бензин, керосин, солярку и т.д. и т.п., которые можно дальше использовать, где угодно!.. И это при том, что наши предки (согласно официальной версии истории) совали в огонь все подряд: и руду, и гончарные изделия, и кирпичи, и различные пищевые продукты (достаточно просто хотя бы представить себе перечень всевозможных блюд в нашем меню, чтобы понять всю степень широты «экспериментов с огнем» наших предков)… Не кажется ли, уважаемый Читатель, что это по меньшей мере странно?..

Просится следующий вывод: расширения планеты богов просто не было, так как не было соответствующих условий для этого, - не было достаточного количества гидридов в ядре планеты богов. Следовательно, на планете богов нет и нефти, и боги просто оказались незнакомы с этим источником энергии. И поэтому им неведома была как технология нефтепереработки, так и технология использования ее продуктов! Нечего было людям передавать…

К другим выводам, к которым приводит заключение об отсутствии расширения планеты богов, мы еще обратимся в дальнейшем, а сейчас вернемся к атмосфере этой планеты…

Второй возможный вариант. Атмосферное давление на планете богов в целом ниже, чем на Земле; отсюда и более низкое парциальное давление СО2. Тогда боги на Земле попадали в условия с повышенным давлением, т.е. говоря профессиональным языком, в условия гипервентиляции.

Любопытно, что у человека в условиях гипервентиляции (например, при дыхании в скафандрах под водой) практически не увеличивается переход кислорода из воздуха альвеол в кровь, а вот СО2 выводится из организма в избытке. Т.е. мы имеем не увеличение рСО2 в крови, а его снижение!..

Но это – у человека. И обуславливается такой результат как раз свойством гемоглобина взаимоувязывать транспорт углекислого газа с транспортом кислорода. А у богов-то не гемоглобин, а гемоцианин, который данным свойством не обладает. Поэтому для богов нахождение в атмосфере с повышенным давлением должно сопровождаться как раз повышением концентрации СО2 в их голубой крови.

Этому второму варианту также можно найти некоторые косвенные подтверждения.

Во-первых. В мифологии боги явно тяготеют к горам и возвышенностям, а ведь чем выше – тем ниже давление.

Во-вторых. Даже для людей подмечена следующая закономерность: чем лучше человек адаптирован к пониженному давлению, тем выше его выносливость. «Дети гор», спустившись на равнинные низменности, проявляют чудеса выносливости. Ту же повышенную выносливость проявляют и мифологические боги.

В-третьих. Пониженное давление в атмосфере на планете богов должно приводить и к более резкому колебанию температур на ее поверхности, т.к. разреженный воздух быстрее остывает и быстрее нагревается в лучах «солнца». Следовательно, боги, выросшие в таких условиях, должны быть лучше приспособлены к колебаниям температур, нежели люди. Косвенное подтверждение этому выводу можно найти в сказках, где герой, прежде чем быть допущенным в «волшебную страну», должен пройти испытание на способность переносить экстремальные условия (что доказывало его принадлежность к числу «избранных», причастность к богам).

«Большой популярностью пользуется задача просидеть в горячей бане. «Та баня топилась три месяца, и так накалена была, что за пять верст нельзя было подойти к ней»...» (В.Пропп, «Исторические корни волшебной сказки»).

«…в океанийском мифе… будущий вождь проносится сквозь холод и жару. Если в русских сказках фигурирует баня, то это, конечно, более поздняя, русская форма испытания огнем. В американских мифах герой, желающий жениться на дочери солнца или человека, "живущего очень далеко", проходит испытание огнем… В других мифах, содержащих сватовство и испытание героя, женщина-дарительница раскаляет камень докрасна и кладет его герою в рот... Таких примеров, показывающих, что уже очень рано в мифах герой перед браком подвергается испытанию огнем… можно собрать довольно много» (там же).

Попутно заметим, что в тех же сказках часто встречается «тест на прожорливость»:

«Испытание горячей баней очень часто связано с испытанием едой. «Ну, коли ты такой хитрый, так покажи свое удальство: Съешь со своими товарищами за один раз двенадцать быков жареных да двенадцать кулей печеного хлеба». «Царь приказал большой обед подавать; множество всяких яств на стол было подано; обжора принялся и все поел». Для этой задачи имеются специальные помощники: Обжора или славные богатыри Объедало и Опивало…» (там же).

Но ведь растительная пища, которую предпочитали боги (причины чего рассмотрены выше), обладает значительно более низкой калорийностью по сравнению с животной пищей. Следовательно, ее надо и потреблять больше (опять тест на причастность к богам)…

В-четвертых. Подмечено, что при дыхании искусственными смесями газов при глубоководных погружениях человек становится более чувствительным к колебаниям температуры. Дело в том, что изменяется теплопроводность вдыхаемых газов. Так, у водолазов при давлении искусственной дыхательной газовой смеси 50 кгс/см2 (глубина погружения 500 м) процентное содержание кислорода составляет в ней менее 1 %, а гелия и/или водорода - более 99 %. Теплопроводность такой смеси в 6 раз выше, чем у воздуха, поэтому диапазон комфортных температур чрезвычайно мал и составляет 31-32°С, а ее изменение всего лишь на 0,5-1,0°С вызывает переохлаждение или перегревание организма.

Но если в атмосфере богов низкое парциальное давление СО2 и больше содержание легких газов (а ведь СО2 – довольно тяжелый газ), то и теплопроводность родной для богов смеси газов должна быть несколько ниже, чем в нашей атмосфере. И на нашей планете они попадают в ситуацию, противоположную упомянутой выше, т.е. в условия газовой смеси, теплопроводность которой ниже, нежели привычная им. Да еще они адаптированы к более теплопроводной смеси газов. Следовательно, все это в совокупности должно также способствовать проявлению богами способностей легко переносить колебания температур на Земле.

В-пятых. Для водолазов также выявлено, что высокое давление, необычные газовая среда и параметры микроклимата вызывают зачастую непредсказуемые и неконтролируемые изменения микроорганизмов. Их свойства под давлением стремительно меняются в силу колоссальной приспособляемости. Как правило, эти новые свойства неблагоприятны для здоровья человека. Аналогичный эффект для богов должен лишь стимулировать их стремление в условиях повышенного давления к потреблению продуктов с повышенным содержанием меди и алкогольных напитков, которые обладают антибактериальными свойствами (см. ранее).

В-шестых. Подмечено, что повышенные концентрации меди повышают устойчивость к холоду у живых организмов. А это – именно то, что и нужно богам в условиях их родной планеты при более низком атмосферном давлении.

В-седьмых. Для снижения гипервентиляции иногда используют наркотические и снотворные средства, подавляющие дыхание. А ведь алкогольные напитки обладают и наркотическим воздействием. И кроме того, мифологические боги были далеко не прочь поспать; да так, что возникали проблемы при необходимости их разбудить, - многочисленные упоминания об этом можно легко найти в мифах разных стран.

Итак. Поскольку косвенные подтверждения находятся для обоих возможных вариантов, то наиболее вероятным представляется смешанный вариант: на родной планете богов атмосферное давление ниже, чем на Земле, и относительное (в процентном выражении) содержание СО2 также ниже, чем на Земле.

* * *

Совокупность всех вышеизложенных соображений дает объяснение как факту концентрации очагов древнего земледелия в очень узкой полосе (см. Рис 1), так и сходству условий в этих очагах. Из всех регионов Земли только в этих очагах имеет место набор оптимальных для богов условий.

Во-первых. Все очаги древнего земледелия сконцентрированы в предгорьях, где атмосферное давление заведомо ниже, нежели на невысоких равнинах (заметим, что по выводам Н.Вавилова, в дельте Нила и Междуречье лишь вторичные очаги земледелия).

Во-вторых. В этих очагах наиболее благоприятные для урожая климатические условия (что, как указывается в «Наследии пьяных богов», совершенно противоречит официальной версии о переходе человека к земледелию из-за необходимости обеспечения пропитанием, так как данные регионы – итак самые изобильные).

И в-третьих. Именно в этих очагах химический состав почв наиболее благоприятен для растительных организмов, богатых медью и бедных железом. Например, для всех зон подзолистых и дерново-подзолистых почв Северного полушария, простирающихся через всю Евразию, характерна повышенная кислотность, способствующая сильному вымыванию ионов меди, вследствие чего эти почвы сильно обеднены данным элементом. И в этих зонах нет ни одного (!) очага древнего земледелия. С другой стороны, даже черноземная зона, богатая всеми необходимыми для растений элементами, не попала в список этих очагов, - она находится в низменной области, т.е. в области более высокого атмосферного давления.

Но то, что полезно и выгодно богам, - далеко не всегда полезно людям. Если богам было необходимо ориентироваться на потребление продуктов, богатых медью и обедненных железом, то человек дефицита меди практически никогда не испытывает, но зато нуждается в постоянно высоком потреблении железа.

Содержание усвояемого железа в продуктах животного происхождения составляет 10-20% всего содержащегося в них железа, в растительных продуктах 1-6%. К продуктам питания, богатым железом, относятся печень, чернослив, фасоль, горох, гречневая крупа, а также овсяная крупа, ржаной хлеб, мясо, яйца, шоколад, шпинат, яблоки, абрикосы. И как можно видеть, в этом списке отсутствуют те зерновые культуры, которые составляли основу в древнейших очагах цивилизации: пшеница, рис, кукуруза, маис.

Показательно, не правда ли?..

Но еще более наглядной картинка становится, если обратить внимание и на другие биологически важные химические элементы и соединения. Однако для этого нам предварительно придется еще немного вернуться к биохимии в той ее части, которая связана с выведением из организма углекислого газа.

Дело в том, что выведение избытка углекислого газа происходит не только посредством дыхания, но и через почки вместе с мочой (да простит меня Читатель за прозу жизни). Одновременно с этим почки позволяют регулировать и кислотно-щелочной баланс крови. Углекислый газ, находясь в крови не только в соединении с гемоглобином, но и в составе гидрокарбонатов, в почках соединяется с ионами водорода Н+, а образующаяся при этом угольная кислота распадается на воду и углекислый газ и в таком виде выводится из организма. Соотношение между концентрацией ионов Н+ в моче и крови в среднем составляет 800:1, что хорошо иллюстрирует способность почек выводить из организмы ионы Н+ (т.е. снижать кислотность крови). Только процесс этот происходит довольно медленно: для полного восстановления кислотно-щелочного равновесия почкам требуется 10-20 часов.

Следовательно, богам с их повышенной кислотностью голубой крови в земных условиях помимо алкогольных напитков облегчить существование могли и мочегонные средства. А подобными свойствами, как известно, обладают и пиво, и квас… Кроме того, одним из элементов, способствующим образованию мочи, является калий, которого гораздо больше в вегетарианской пище!.. Между прочим, народная медицина считает, что страстное желание употреблять алкоголь связано с недостатком калия в организме…

Теперь пройдемся по другим веществам и элементам…

Витамин В12, содержащий кобальт, - сильно способствует кроветворению (человека). Кобальт способствует включению иона железа в молекулу гемоглобина. При этом кобальт не способен накапливаться в организме, и поэтому он постоянно должен поступать с пищей. Витамин В12 есть только в продуктах животного происхождения, поэтому медики рекомендуют вегетарианцам принимать его дополнительно в виде витаминного препарата.

Витамин С – способствует усвоению железа. Но витамин С разрушается алкоголем, ведь витамин С – это кислота.

Белок – способствует усвоению железа. В продуктах животного происхождения его значительно больше, чем в растительной пище.

Цинк – затрудняет усвоение железа, зато усиливает выведение СО2 из легких. В зерновых его содержание больше, чем в рыбе и мясных продуктах.

Молибден – способствует синтезу мочевой кислоты. В зерновых его содержание максимально (например, в несколько раз больше, чем в рыбе). Если молибдена в пище много, то возрастает и синтез мочевой кислоты, и почки (человека!) уже не успевают выводить ее из организма.

Марганец – повышает усвоение меди. Повышенные концентрации марганца ухудшают усвоение железа. Этого элемента также больше в зерновых продуктах.

Итак. По биохимии складывается цельная и однозначная картина.

Переход от охоты и собирательства к зерновому земледелию был не только нецелесообразен для человека, но и вреден. Зато был выгоден и нужен богам. Это подтверждает вывод статьи «Наследие пьяных богов» об искусственности данного перехода под внешним воздействием.

* * *

Что мы еще можем выяснить?..

Обратимся к космогонии и посмотрим на нашу Солнечную систему в стадии ее формирования. Не будем мудрствовать и просто используем материал статьи В.Ларина «Земля, увиденная по-новому» (ж-л «Знание-сила», №2, 1986).

В самых общих чертах сценарий акта творения Солнечной системы был предложен еще Иммануилом Кантом более двух веков назад. Согласно этому сценарию сначала была газо-пылевая туманность, которая медленно сжималась под действием сил тяготения. Имея начальный момент вращения, при сжатии она раскручивалась все быстрее и через какое-то время собралась в быстро вращающийся и сплюснутый с полюсов эллипсоид (небулу). По его экватору произошло истечение протопланетного вещества, из которого затем и образовались планеты Солнечной системы.

Известный астрофизик Фрэд Хойл «…высказал идею, что у небулы на стадии формирования протопланетного диска было мощное… магнитное поле. Магнитные силовые линии, будучи жестко связанными с частично ионизированным веществом небулы, должны были поддерживать постоянство угловой скорости во вращающейся и сжимающейся туманности, то есть они, как спицы в колесе, выполняли роль сцепки в системе. При этом во внутренних частях небулы линейные скорости вращения уменьшались, тогда как внешняя ее зона раскручивалась и центробежными силами разбрасывалась в плоскости экватора, образуя протопланетный диск» (В.Ларин, «Земля, увиденная по-новому»).

Но «если при образовании протопланетного диска вещество двигалось поперек силовых линий (Рис 4), то заряженные (ионизированные) частицы должны быть захвачены магнитным полем и остановлены в нем, тогда как нейтральные проходили бы через магнитное сито беспрепятственно. Поэтому есть основание ожидать, что распространенность элементов в Солнечной системе зависит от их потенциала ионизации. Логика здесь проста: для одних элементов более вероятно ионизированное состояние атома. И, соответственно, у них больше возможности завязнуть в магнитном поле; другие элементы должны находиться преимущественно в нейтральном состоянии и потому свободно проходить через магнитный сепаратор» (там же).

Для сравнения В.Ларин использовал в качестве «базовой отправной точки» химический состав самого Солнца, поскольку «все термоядерные превращения в нем ограничены синтезом гелия в связи с «выгоранием» водорода (а также частично лития и бериллия) и не затронули баланса более тяжелых элементов» (там же).

Результаты, полученные В.Лариным для Земли (см. Рис 5) и для метеоритов (см. Рис 6), которые характеризуют планетарное вещество из гораздо более удаленной от Солнца зоны, вполне подтвердили его логическое предположение.

Но нам, казалось бы, это мало, что дает. Ведь потенциалы ионизации мед и железа практически одинаковы, а именно для этих элементов определено отличие родной планеты богов от Земли. Тем более, что по теории В.Ларина коэффициент недостачи (т.е. содержание элемента по сравнению с его процентным количеством на Солнце) железа и меди везде должен быть одинаков, а на Земле железа почти в сто раз больше, чем меди. Для метеоритов, которые мы вполне вправе отождествить с Поясом астероидов между орбитами Марса и Юпитера, ситуация вроде бы чуть «лучше», но лишь самое «чуть-чуть», в корне не меняющее общей картины.

Однако Ларин не учел еще один фактор – фактор химического взаимодействия элементов! Действительно, подавляющее большинство элементов вовсе не являются инертными веществами, - среди них много и высокоактивных. А химическое взаимодействие атомов друг с другом будет ослаблять их электронные оболочки, снижая порог ионизации. И следует ожидать, что чем химически активнее вещество, тем большую коррекцию нужно вносить в расчеты Ларина. Если быть более точным, то при одинаковых потенциалах ионизации двух разных «чистых» элементов, реальная ионизация (а следовательно, и застревание в магнитном поле) будет сильнее у более химически активного элемента.

Если теперь внимательней посмотреть на Рис. 5 , то можно заметить, что наше предположение вполне подтверждается. Особенно показательно положение кислорода на диаграмме: при почти одинаковом потенциале ионизации с азотом и криптоном его в тысячи раз больше на Земле, чем азота (который гораздо менее химически активен), и еще больше, чем криптона (который вообще относится к инертным газам). Активный фосфор и инертный ксенон также как и кислород выпадают из общей «дорожки» на диаграмме, при этом выпадают каждый именно в ту сторону от нее, как это и следует из нашего предположения.

Учтем еще и такой момент: самым распространенным элементом во Вселенной является водород (следовательно, и в протопланетном диске его должно быть очень много), с которым железо весьма активно взаимодействует, а медь отказывается образовывать соединения даже при сильном нагревании.

Тогда, во-первых, недостаток меди по сравнению с железом на нашей планете получает вполне корректное объяснение. А во-вторых, содержание меди по сравнению с железом должно возрастать по мере удаления от солнца, что вполне подтверждается данными по метеоритам. И в-третьих, чем сильнее магнитное поле, тем сильнее эффект магнитной сепарации; и в частности, тем сильнее сепарация по железу и меди.

Что из этого следует?..

Если бы планета богов находилась в солнечной системе, то ее химический состав соответствовал бы весьма удаленной от Солнца планете (существенно далее Пояса астероидов), а у нас там лишь планеты-гиганты, абсолютно не приспособленные для близкой к земной жизни. Следовательно, планета богов находится у другой звезды, что сочетается с тем, что боги «спустились со звезд».

Но у другой звезды могут быть совсем другие условия. Например, может быть более слабое магнитное поле, что соответствовало бы гораздо меньшей магнитной сепарации на стадии формирования ее планетной системы. То есть больше меди и меньше железа, чем на Земле, может содержаться и на планете, которая не столь сильно удалена от звезды, нежели наши планеты-гиганты.

Похоже, что именно так и обстоит дело, поскольку в тех же сказках:

«Присматриваясь к этому «небывалому государству» еще ближе, мы можем обнаружить, что оно имеет какую-то связь с солнцем. Так, например, в одном тексте мы находим, что герою задано добыть ветку с золотой сосны, «что растет за тридевять земель, в тридесятом царстве, в подсолнечном государстве». Это царство находится на небе, где солнце…» (В.Пропп «Исторические корни волшебной сказки»).

К этому же выводу подталкивает и странный 260-дневный календарь майя, совершенно абсурдный с земной точки зрения, но священный, поскольку дан майя богами. Ведь более короткий год означает и более быстрое вращение планеты вокруг своего светила, что характерно для близких к нему планет. Правда, здесь многое зависит и от продолжительности суток. Например, приливные силы способны тормозить вращение планеты, и в случае большого возраста планетной системы богов (а такой вариант мы уже упоминали) данный эффект мог уже оказать довольно сильное влияние, заметно удлинив продолжительность суток на планете богов по сравнению с теми же земными сутками. В общем, здесь есть варианты…

И последнее. Если исходить из того, что магнитное поле звезды связано с ее вращением вокруг своей оси (звезда ведь состоит из плазмы – ионизированного вещества, а вращающиеся заряды, как известно, порождают магнитное поле), то на величину ее магнитного поля будут влиять размеры звезды и скорость ее вращения. Тогда мы можем вполне предположить, что центральное светило планеты богов меньше нашего Солнца, - возможно, даже карлик. А известна зависимость: чем массивнее звезда, тем скоротечней ее жизнь. Так что даже при большом времени жизни центрального светила богов, его свет может померкнуть весьма нескоро…

Что же мы имеем для родной планеты богов?.. Для окончательного ответа на этот вопрос учтем еще несколько соображений…

Во-первых, большее содержание в составе планеты химически менее активных элементов соответствует более низкому процентному содержанию гидридов в ней. Следовательно, заметно должна снижаться и вероятность формирования гидридного ядра планеты, ответственного за процессы расширения. Тогда наши предположения об отсутствии на родной планете богов расширения и связанной с ним активной вулканической деятельности представляются вполне обоснованными.

Во-вторых, согласно гидридной теории расширения Земли, не только углекислый газ, но и вода непрерывно поступает из недр на поверхность нашей планеты, а до расширения Земли воды на ней было значительно меньше. Отсутствие процессов расширения планеты богов и вулканической активности на ней тогда будет определять гораздо меньшее количество воды по сравнению с Землей. Но это вовсе не значит, что основную часть ее поверхности составляет суша: процессы эрозии при отсутствии тектонической активности сглаживают рельеф, моря мелеют, одновременно увеличиваясь по площади.

В-третьих, на общем давлении атмосферы довольно сильно сказывается парциальное давление водяных паров. Так, скажем, по оценкам некоторых специалистов, если испарить всю воду, находящуюся на нашей планете, то атмосферное давление возрастет в десятки (если не сотни!) раз. То есть низкое давление на планете богов должно сопровождаться и низким содержанием в ее атмосфере водяных паров, что, впрочем, вполне сочетается с меньшим в целом количеством воды на планете. Отсюда следует: малая облачность, сухость воздуха, редкие дожди (т.е. чаще светит местное «солнце» - страна в «подсолнечном мире»).

Итак.

Под небольшим стареньким «солнцем» расположилась тихая старенькая планета. Недра ее не сотрясаются, вулканы не дымят, да и гор как таковых уже практически не осталось, - все стерло время. Под ласковыми лучами местного «солнца» - буйная растительность с крупными плодами. Света для них вполне хватает: на небе лишь редкие рассеянные облачка, скорее похожие на легкую дымку. Дожди выпадают лишь к ночи, когда температура воздуха резко снижается. Тогда растения жадно впитывают влагу, остатки которой сливаются в ручьи и реки зеленовато-голубого оттенка, приобретаемому благодаря большой концентрации медных соединений.

Эти реки впадают в довольно широкие, но мелкие моря. Малая глубина морей при обилии «солнечного» света обеспечивает и обилие водных растений, среди которых плавает живность с голубой кровью. Живности в море, как и на суше, много – растительной пищи хватает для всех. Это же изобилие растительности заботится о свежести чуть разреженного воздуха.

Не дымят отработанным бензином машины, не коптят сжигаемыми отходами буровые – их просто нет. В домах, украшенных медными сплавами, блестящими «золотом» под «солнечными» лучами, живут боги с голубой кровью, давно освоившие межзвездные перелеты…

Рай, да и только!..

И каким же адом для них представляется наша Земля. Планета, постоянно сотрясающаяся от землетрясений, с плотным и грязным из-за вулканических выбросов воздухом, которым трудно дышать. Планета с небом, часто затягиваемым тяжелыми тучами, проливающимися потоками воды. Планета, буквально заваленная ядовитым железом, кишащая всевозможными опасными бактериями. Планета с чахлыми растениями, дающими мелкие плоды и не обеспечивающие богов всеми необходимыми элементами. Вот уж действительно – место для наказания провинившихся, для низвергнутых с неба на землю, из рая в ад…

Попробуем присмотреться к ним поближе.

Мы не будем в этом первыми. Уже очень многие пытались изображать богов. Но мы попробуем опереться на более конкретные данные.

Скажем, Э.Мулдашев пытался реконструировать облик неких «атлантов» на основе глаз, изображенных на тибетских храмах (см. Рис 7), и закономерностей, вычисленных им для человеческого лица. Результат его реконструкции представлен на Рис. 8. Но он не учел, что использует закономерности именно человеческого лица, да и методика получения этих закономерностей далеко не бесспорна. Поэтому скажем ему «спасибо» за идею и возьмем из нее лишь те самые глаза с тибетских храмов.

Кое-что из предыдущего даст нам дополнительную деталь: голубой цвет кожи (а следовательно, и лица) богов получил вполне конкретное обоснование.

Можно подвести некоторое (хотя и весьма «скользкое») обоснование для другой характерной детали облика богов. Я имею в виду длинные уши, встречающиеся на изображениях богов от Индии до острова Пасхи (см. Рис. 9) и породившие у некоторых народов традицию искусственно оттягивать мочки ушей.

Низкое атмосферное давление на планете богов должно обуславливать более низкую скорость звука. А это увеличивает время прохождения звукового сигнала от источника к уху воспринимающего этот сигнал. Большее время движения звуковой волны – более сильное ее затухание и ослабление доходящего сигнала. В этих условиях эволюционно более выгодно иметь большую площадь «воспринимающего устройства», т.е. ушей.

(Кстати малая эффективность в этих условиях звукового канала передачи информации вполне могла послужить дополнительным стимулом к развитию телепатических способностей, наличие которых у богов также явно отмечено в мифологии.)

Но другим фактором, способным обусловить вытянутость ушей, вполне могут быть иные пропорции тела (точнее – головы) богов. То есть голова бога, по сравнению с человеческой, в этом случае должна иметь вытянутую форму. Посмотрите, например, на статуи острова Пасхи (см. Рис. 10) с той точки зрения, что верхняя часть статуи из красноватой породы изображает не головной убор, а… волосы (!), и вы обнаружите удлиненную форму головы. Представьте теперь эту же форму головы, скрытую под головным убором на изображении египетского бога Осириса (см. Рис. 11). А теперь вспомните про традицию в некоторых южноамериканских племенах целенаправленно уродовать головы детей, зажимая их на длительных срок между досками и добиваясь вытянутой формы черепа. А ведь цель этой очень болезненной для ребенка процедуры – сделать его похожим на богов…

Я еще не убедил Вас в том что у богов была вытянутая форма головы?.. Тогда взгляните на черепа, найденные в Южной Америке (Рис. 12). Для сравнения там же прорисован череп современного человека. Вышеупомянутой изуверской процедурой с досками можно добиться удлиненной формы головы, но нельзя увеличить объем черепной коробки!..

Вы сомневаетесь, что это – черепа богов?.. Тогда взгляните на изображение ханаанского бога (Рис. 13) и на результат совмещения этого изображения с одним из южноамериканских черепов (Рис. 14). Автора же все это вместе взятое вполне убедило взять за основу реконструкции облика богов именно эти вытянутые черепа.

Поскольку способности к изобразительному искусству у автора оставляют желать лучшего, а владение методом Герасимова нулевое, ему пришлось обратиться за помощью к художнику – Сергею Сангалову, которому автор чрезвычайно благодарен за помощь. Результат представлен на Рис. 15. К сожалению, из-за отсутствия качественных фото черепа в разных проекциях имелась возможность создать лишь приблизительное изображение.

Но думается, что и при строгой реконструкции разница в результатах будет мало заметна. Ведь для человека представители иной расы и даже народности зачастую выглядят «на одно лицо». Что же говорить о представителях иной цивилизации!..

* * *

Автор выражает глубочайшую признательность Юрию Александровичу Лебедеву за помощь, оказанную автору в подготовке данной статьи.

* * *

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.1.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.2.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.3.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.4.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.5.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.6.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.7.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.8.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.9.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.10.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.11.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.12.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.13.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.14.

Нажмите для просмотра прикрепленного файла
Рис.15.
da-nie
Фильм про миф об Иване Грозном.
ссылка

148 МБ.
Бегемот
Кстати, никто не подскажет хорошую книгу о военной истории средневековья? Я конечно понимаю что тема обширная, да и ассортимент в наших книжных магазинах невелик (даже "Искусство войны" Сунь-Дзы нигде не нашел), но надо же откуда-то начинать.
da-nie
Э... Вообще, у нас кроме военно-политической истории ничего иного в школе и не проходят. smile.gif
А зачем вам военная история средневековья? Или вам надо историю оружия?
Бегемот
Да просто из интереса :-). Вообще не обязательно военную, можно просто про историю средневековья. Так же ищу хорошую книгу по общей истории Рима. Мне просто интересно на чем же стоит современное западное общество, его корни. Насколько я понял из своих скудных познаний, корни его очень мрачны и жестоки.
da-nie
Ну по Риму возьмите "Жизнь 12 цезарей" Гая Светония Транквила.
А по средневековью - всё, что ни возьмёте - вымыслы. smile.gif Так что можно любую брать.

Бегемот
da-nie, То есть вообще ничего более-менее правдивого по общей историей средневековья нет? Я, конечно понимаю, что темные время, но не думал, что настолько.
А собственно по "Исскуству войны" хотел спросить - стоит оно того? Хотел уж на озоне заказать, вроде как основной трактат по тактике и стратегии войны.
da-nie
Не-не, я просто имею в виду, что достоверность там хромает. У историков там разнобой. smile.gif

Цитата
А собственно по "Исскуству войны" хотел спросить - стоит оно того?


Я точно не знаю. smile.gif
Бегемот
Да мне собственно нужно общая история, что бы хотя бы примерно описывала изменения, происходившие в европе. Все-таки я совсем не знаю историю, в приличном обществе это надо знать, я считаю.
da-nie
А это мало что даст. smile.gif Всё равно забудете. smile.gif Да и разве военно-политическая история такая интересная? Рим - там понятно, там какое-то очарование есть. А Европа средневековья...
Бегемот
Это же основы, их надо знать. Или я не прав?
da-nie
Ну а что вам даст знание о варфаломеевской ночи? smile.gif
da-nie
Поздравляю всех присутствующих со столетием Великой Октябрьской Социалистической Революции!
Русская версия IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.