Помощь · Поиск · Пользователи · Календарь
Полная версия этой страницы: Общество поэтов и любителей стихотворений
AnimeKazan Forum > Главная > Дзен
Страницы: 1, 2, 3
da-nie
Здесь предполагается представлять стихотворения, которые вам нравятся (вдруг, они ещё кому-нибудь понравятся?). Разумеется, и свои тоже. smile.gif

Заповедь

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них.
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив.
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том.
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: "ИДИ!"

Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой.
Будь прям и тверд c врагами и друзьями.
Пусть все в свой час считаются c тобой!
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег -
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

* * *

Когда уже ни капли краски Земля не выжмет на холсты.
Когда цвета веков поблекнут и наших дней сойдут цветы
Мы - без особых сожалений - пропустим Вечность или две
Пока умелых Подмастерьев не кликнет Мастер к синеве.

И будут счастливы умельцы, рассевшись в креслах золотых
Писать кометами портреты - в десяток лиг длиной -святых:
В натурщики Петра, и Павла, и Магдалину призовут,
И просидят не меньше эры, пока не кончат славный труд!

И только Мастер их похвалит, и только Мастер попрекнет -
Работников не ради славы, не ради денежных щедрот,
Но ради радости работы, но ради радости раскрыть,
Какой ты видишь эту Землю, - Ему, велевшему ей - быть!

Киплинг.

* * *

Чему смеялся я сейчас во сне?
Ни знаменьем небес, ни адской речью
Никто в тиши не отозвался мне...
Тогда спросил я сердце человечье:

Ты, бьющееся, мой вопрос услышь, -
Чему смеялся я? В ответ - ни звука.
Тьма, тьма крутом. И бесконечна мука.
Молчат и Бог и ад. И ты молчишь.

Чему смеялся я? Познал ли ночью
Своей короткой жизни благодать?
Но я давно готов ее отдать.
Пусть яркий флаг изорван будет в клочья.

Сильны любовь и слава смертных дней,
И красота сильна. Но смерть сильней.

* * *

Печальный звон колоколов церковных
К мольбам иным, к иным скорбям зовет,
Суля наплыв неслыханных забот
И проповедей мерзость празднословных.
Наш дух во власти колдовских тенет.
Он от бесед высоких, от любовных
Утех, лидийских песен, безгреховных
Отрад у камелька нас оторвет.

Пробрал бы душу этот звон постылый
Ознобом, как могилы смрадный хлад,
Но, как хиреющей светильни чад,
Как вздох последний, сгинет звук унылый,
А имена Бессмертных с новой силой
В садах благоуханных зазвучат.

Джон Китс.

* * *

Прекрасного мы ждем от красоты,
Чтоб роза красоты не увядала
И чтоб, роняя жухлые цветы,
Бутоны молодые раскрывала.

Свечой в огне своем себя ты жжешь,
В горящие свои влюбленный очи,
На лоно изобилья голод шлешь,
Враг сам себе, нет коего жесточе.

Ты - лишь герольд весны, цветок ее,
Которым в майский день она богата,
В себе таишь сокровище свое:
Такая скупость - сущая растрата!

Сокровище для мира сохрани -
В могиле и в себе не хорони.

* * *

Когда бы мыслью стала плоть моя,
Тогда бы я разлуки не страшился
И сквозь пространство в дальние края
К тебе в единый миг переместился.

Где б ни был я и где бы ни был ты,
Живая мысль не знает окорота -
Ни океан, ни горные хребты
Не могут задержать ее полета.

Но я - не мысль, вот в чем моя беда,
Проклятья плоти надо мной нависли:
Земля перемешались и вода,
Немыслимо тяжелые для мысли.

Из элементов тела моего,
Помимо слез, не выжмешь ничего.

* * *

Иной винит твои младые лета,
Иной в них видит прелести залог,
Но тот и этот любят то и это, -
Достоинством твой выглядит порок.

Поддельный перстень на руке державной
Едва ли кто признает таковым,
И точно так поступок твой бесславный
Сочтут едва ль не подвигом твоим.

О сколько б агнцев волк зарезал злобный
Когда б овечью шкуру он имел!
О скольких ты красою бесподобной
Сгубил бы, если б только захотел!

Не надо! Ибо все твое - мое.
Мое и имя доброе твое.

Уильям Шекспир

* * *

Неизяснимым и чудесным
Пленен наш разум с давних пор.
Чей горизонта кругом тесным
Не тяготился жадный взор?

Числом вселенную измерив,
Твердит нам трепетная мысль,
Что есть таинственные двери
Из мира времени и числ.

Пророк, астролог и халдей
Бормочут нам от века к веку
О скрытой сущности вещей,
Двойной природе человека,

Рожденного с его душой
Частицей временного мира,
А в синей вечности эфира -
Незатухающей волной.

Но темных пирий лепетанье
Уже не трогает умы.
Высокой горечи познанья
Вкусили слишком много мы.

Мы не умеем больше верить,
Теперь хотим мы только знать,
Неисчислимое - измерить,
Непостижимое - понять,

Всех тайн меж звездами и нами
Покров мистический сорвать
И неземное увидать
Земными смертными глазами.

Не для того ли сфер хрустальных
Уютный купол был разбит?
Наш путь трагический и дальний
Куда теперь еще лежит?

Найдем ли вновь простор чудесный
Мы там, за гранью новых сфер,
Иль мраком хлынет неизвестность
Для нас в распахнутую дверь,

И только хаос изначальный,
Круговорот стихийных сил,-
Расскажет о судьбе печальной
Живых созданий и светил,

И мысль - бесцельное движенье,
Случайности бродячий свет,-
Шепнет в последнем достиженьи
О безнадежности побед?

Ну, что же! В горький час прозренья,
Наш тяжкий и высокий час,
Души мятежной утешенье
Одно останется для нас:

Сказать неведомому:"Знаю",
Проститься с лживою мечтой,
И твердо, глаз не опуская,
Взглянуть в безликое Ничто.

* * *

Спросили вы: зачем поэты
Всегда грустят, из века в век?
У них не мудрого ль совета,
Не сил ли ищет человек?

И почему печальной песни
Однообразная свирель
Все ж сердцу ближе и прелестней
Чем звонких жаворонков трель?

- Когда Великий Зодчий мира
Впервые бросил звездный свет
В просторы темные эфира -
Он первый в мире был поэт.

И волей, в нем самом рожденной,
Мелодий и созвучий полн,
Поэму создал он Вселенной
Из ритма бесконечных волн.

Он четкой паузой пространства
Разбил спирали звездных строф,
И влил в их светлое убранство
Разнообразие миров.

Послушной рифмой тяготенья
Замкнулась каждая строка,
И повело свой счет векам
Планет покорное движенье.

И мы - великой грезы тени -
В неполном творчестве земном,
Как отраженье отражений
Его мечты передаем.

Но в каждом творческом стремленьи
Есть доля скорби для творца,
Затем, что каждое творенье
Не совершенно до конца,

И сам Создатель высшей силой
Вовеки обречен творить,
Не волен быть или не быть,
Иль уничтожить то, что было.

Он в вечном холоде эфира
Всегда и всюду одинок,
И потому так много в мире
Печальных и жестоких строк.

И отраженного мечтою
Как на земле нам не вздохнуть,
Когда он сам грустит порою,
Облокотясь на Млечный путь.

* * *

Я говорю не о кровавых реках,
Не о снежинках вьюги мировой,
Но об отдельной жизни человека,
Всегда одной - везде одной.

И не числом средь цифр неисчислимых
Ей быть должно, не пешкой для игры-
С ней умирает мир, для нас незримый,
С ней угасают звездные миры.

Бесчисленны в грядущем поколенья,
Бесчисленны грядущие года,
Но нет для этой жизни повторенья,
Но этих глаз не будет никогда.

Ты, убивающий спокойно и бесстрастно,
Что можешь знать об этой жизни ты?
Быть может, в ней был замысел прекрасный,
Созданье творческой мечты.

Не тронь ее - она неповторима!
Быть может, в ней бессмертной мысли свет,
Миллионы лет мучительно творимой
На сотне неудавшихся планет...

Завет.

Будь молчалив. Скрывай свои желанья
Бездумною улыбкой паяца.
Ни в час тоски, ни в миг очарованья
Ты маски не снимай с лица.

Будь равнодушен. Жалости иль гневу
Души своей осилить не давай.
Слагай созвучья строк, но тайного напева
Ни другу, ни врагу не открывай.

Как золото скупец, ревниво и тревожно
Скрывай богатство дум, и грусти, и надежд.
Будь пошляком среди толпы ничтожной,
Невеждою - среди невежд.

Они простят и встретят снисхожденьем
И лжи, и клеветы им всем знакомый яд,
Позор предательства и низость преступленья,-
Но превосходства не простят.

Лидия Бартольд

Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества - самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.

И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях.

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

Борис Пастернак
da-nie
Мы в мир понесём красоту и гармонию,
Он будет купаться у нас в красоте;
Тут женщины пляшут, там - бегают кони, и
Верьте - мы знаем дорогу к мечте.
Всё будет проделанно быстро и слаженно...
Так, это не трогайте. Это заряжено.


Затерянное "Я" - Игрушка стратосферы,
До электронных схем расчисленный Адам.
Частицы и поля - познанья и Химеры,
Глядят зловеще с парапетов Нотр-Дам.
da-nie
Видимо, кроме меня, здесь больше никто не пишет. Должно быть, поэзия сейчас не в моде. sad.gif

* * *
От всех творений мы потомства ждем,
Чтоб роза красоты не увядала,
Чтобы, налившись зрелостью, потом
В наследниках себя бы продолжала.
Но ты привязан к собственным глазам,
Собой самим свое питаешь пламя,
И там, где тук, ты голод сделал сам,
Вредя себе своими же делами.
Теперь еще и свеж ты и красив,
Весны веселой вестник безмятежный.
Но сам себя в себе похоронив,
От скупости беднеешь, скряга нежный.
Жалея мир, грабителем не стань
И должную ему отдай ты дань.

Уильям Шекспир.

"К ЗВЕЗДЕ"

О, если б вечным быть, как ты, Звезда!
Но не сиять в величье одиноком,
Над бездной ночи бодрствуя всегда,
На Землю глядя равнодушным оком -

Вершат ли воды свой святой обряд,
Брегам людским даруя очищенье,
Иль надевают зимний свой наряд
Гора и дол в земном круговращенье, -

Я неизменным, вечным быть хочу,
Чтобы ловить любимых губ дыханье,
Щекой прижаться к милому плечу,
Прекрасной груди видеть колыханье

И в тишине, забыв покой для нег,
Жить без конца - или уснуть навек.

Джон Китс

* * *
Умей творить из самых малых крох.
Иначе для чего же ты кудесник?
Среди людей ты божества наместник,
Ты помни, чтоб в словах твоих был бог.

В лугах расцвел кустом чертополох,
Он жесток, но в лиловом он – прелестник.
Судьба в один вместиться сможет вздох.

Маэстро итальянских колдований
Приказывал своим ученикам
Провидеть полный пышной славы храм

В обломках камней и в обрывках тканей.
Умей хотеть – и силою желаний
Господень дух промчится по струнам.


* * *
Я спросил у свободного ветра,
Что мне делать, чтоб быть молодым.
Мне ответил играющий ветер:
«Будь воздушным, как ветер, как дым!»

Я спросил у могучего моря,
В чем великий завет бытия.
Мне ответило звучное море:
«Будь всегда полнозвучным, как я!»

Я спросил у высокого Cолнца,
Как мне вспыхнуть светлее зари.
Ничего не ответило солнце,
Но душа услыхала: «Гори!»


* * *
Я не знаю мудрости, годной для других,
Только мимолётности я влагаю в стих.
В каждой мимолётности вижу я миры,
Полные изменчивой радужной игры.

Не кляните мудрые. Что вам до меня?
Я ведь только облачко, полное огня.
Я ведь только облачко. Видите: плыву.
Я зову мечтателей… Вас я не зову!

Константин Бальмонт

* * *
Пока есть небо, будь доволен!
Пока есть море, счастлив будь!
Пока простор полей раздолен,
Мир славить песней не забудь!

Пока есть горы, те, что к небу
Возносят пик над пеньем струй,
Восторга высшего не требуй
И радость жизни торжествуй!

В лазури облака белеют
Иль туча темная плывет;
И зыби то челнок лелеют,
То клонят мощный пакетбот;

И небеса по серым скатам
То золотом зари горят,
То блещут пурпурным закатом
И лед вершинный багрянят;

Под ветром зыблемые нивы
Бессчетных отсветов полны,
И знают дивные отливы
Снега под отблеском луны.

Везде - торжественно и чудно,
Везде - сиянья красоты,
Весной стоцветно-изумрудной,
Зимой - в раздольях пустоты;

Как в поле, в городе мятежном
Все те же краски без числа
Струятся с высоты, что нежным
Лучом ласкает купола;

А вечером еще чудесней
Даль улиц, в блеске фонарей,
Все - зовы грез, все - зовы к песне:
Лишь видеть и мечтать - умей.

Валерий Брюсов

* * *
Кляните нас; нам дорога свобода,
И буйствует не разум в нас, а кровь,
В нас вопиёт всесильная природа,
И прославлять мы будем век любовь.

В пример себе певцов весенних ставим:
Какой восторг – так говорить уметь!
Как мы живём, так мы поём и славим,
И так живём, что нам нельзя не петь!


* * *
Далекий друг, пойми мои рыданья,
Ты мне прости болезненный мой крик.
С тобой цветут в душе воспоминанья,
И дорожить тобой я не отвык.

Кто скажет нам, что жить мы не умели,
Бездушные и праздные умы,
Что в нас добро и нежность не горели
И красоте не жертвовали мы?

Где ж это всё? Еще душа пылает,
По-прежнему готова мир объять.
Напрасный жар! Никто не отвечает,
Воскреснут звуки - и замрут опять.

Лишь ты одна! Высокое волненье
Издалека мне голос твой принес.
В ланитах кровь, и в сердце вдохновенье.-
Прочь этот сон,- в нем слишком много слез!

Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идет, и плачет, уходя.

Фет.

* * *
Ещё не раз вы вспомните меня
И весь мой мир волнующий и странный,
Нелепый мир из песен и огня,
Но меж других единый необманный.

Он мог стать вашим тоже, но не стал,
Его вам было мало или много,
Должно быть, плохо я стихи писал
И вас неправедно просил у Бога.

Но каждый раз вы склонитесь без сил
И скажете: “Я вспоминать не смею,
Ведь мир иной меня обворожил
Простой и грубой прелестью своею”.

Гумилёв Н.С.

* * *
Мой дух не занемог во мгле противоречий,
Не обессилел ум в сцепленьях роковых.
Я всё мечты люблю, мне дороги все речи,
И всем богам я посвящаю стих.

Я возносил мольбы Астарте и Гекате,
Как жрец, стотельчих жертв сам проливал я кровь,
И после подходил к подножиям распятий
И славил сильную, как смерть, любовь.

Я посещал сады Ликеев, Академий,
На воске отмечал реченья мудрецов;
Как верный ученик, я был ласкаем всеми,
Но сам любил лишь сочетанья слов.

На острове Мечты, где статуи, где песни,
Я исследил пути в огнях и без огней,
То поклонялся тем, что ярче, что телесней,
То трепетал в предчувствии теней.

И странно полюбил я мглу противоречий
И жадно стал искать сплетений роковых.
Мне сладки все мечты, мне дороги все речи,
И всем богам я посвящаю стих…

Брюсов В.Я.

* * *
Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя…
Не потому, чтоб я её любил,
А потому, что я томлюсь другими.
И если мне сомненье тяжело,
Я у неё одной молю ответа,
Не потому, что от неё светло,
А потому, что с ней не надо света.

Анненский И.Ф.

* * *
Железный трепет электрического века,
Песнь электронов, лунный гул,
Звенящий стон разорванных молекул,-
Вселенский бой сопротивленью и огню.
Свет раскалённый моего сознания
Глаза зажёг у слепнущей звезды,
Услышал в мире я глубокое дыхание,
Подземное движение воды.
Весёлый белый бред садов весенних,
Далёкий звёздный звон и лунный гул -
Певец я, странник и жених вселенной,
Для поцелуя ей я шею перегнул.

Платонов.А.
Kintaro
Николай Гумилев
* * *

Я вырван был из жизни тесной,
Из жизни скудной и простой
Твоей мучительной, чудесной,
Неотвратимой красотой.

И умер я... и видел пламя,
Не виданное никогда:
Пред ослепленными глазами
Светилась синяя звезда.

Преображая дух и тело,
Напев вставал и падал вновь.
То говорила и звенела
Твоя поющей лютней кровь.

И запах огненней и слаще
Всего, что в жизни я найду,
И даже лилии, стоящей
В высоком ангельском саду.

И вдруг из глуби осиянной
Возник обратно мир земной.
Ты птицей раненой нежданно
Затрепетала предо мной.

Ты повторяла: «Я страдаю»,
Но что же делать мне, когда
Я наконец так сладко знаю,
Что ты — лишь синяя звезда.

___________________________________

НАСТУПЛЕНИЕ
Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня.
Мы четвертый день наступаем,
Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного
В этот страшный и светлый час,
Оттого, что Господне слово
Лучше хлеба питает нас.

И залитые кровью недели
Ослепительны и легки.
Надо мною рвутся шрапнели,
Птиц быстрей взлетают клинки.

Я кричу, и мой голос дикий.
Это медь ударяет в медь.
Я, носитель мысли великой,
Не могу, не могу умереть.

Словно молоты громовые
Или волны гневных морей,
Золотое сердце России
Мерно бьется в груди моей.

И так сладко рядить Победу,
Словно девушку, в жемчуга,
Проходя по дымному следу
Отступающего врага.

<1914>
___________________________________

Александр Блок



РОССИЯ
Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы росписные
В расхлябанные колеи...

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые,-
Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею
И крест свой бережно несу...
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет,-
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты...

Ну что ж? Одно заботой боле -
Одной слезой река шумней
А ты все та же - лес, да поле,
Да плат узорный до бровей...

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка,
Когда звенит тоской острожной
Глухая песня ямщика!..

1908
Denis
Специально для Black Brother

"Hочь"

Ночь шуршит над головой как вампира черный плащ,
Мы проходим стороной - эти игры не для нас.
Пусть в объятьях темноты бьется кто-нибудь другой,
Мы свободны и чисты, мы проходим стороной.

Вот и я до боли в ушах посмеяться не прочь
Лишь пока светло в небесах, лишь пока не наступит ночь:

Вновь пиковый выпал туз из колоды старых карт,
И опять идет подсчет, кто остался в дураках.
Знает сломанный корабль: жизнь-река и надо плыть,
Буйный ветер рассекать, тихий берег позабыть.

Ночь шуршит над головой как вампира черный плащ,
Мы проходим стороной, эти игры не для нас.
А пока у нас в груди тонкая не рвется нить,
Можно солнцу гимны петь и о ночи позабыть.

Вот и я до боли в ушах посмеяться не прочь
Лишь пока светло в небесах, лишь пока не наступит ночь:
(с) Пикник
da-nie
* * *
В стяжании пекущийся о многом
Не знает бога, недоволен богом.
Сумей богатство в малом обрести
И эту правду жадным возвести.
Чего ты ищешь, прах, алчбой гонимый?
Злак не растет ведь на праще крутимой!
Живущий духом чужд телесных нег.
Забыв свой дух, убьешь его навек.
Живущий духом – доблестью сияет.
Живущий телом – доблесть убивает
Суть человека постигает тот,
Кто сущность пса сперва в себе убьет.

* * *
Не о конях, ристалищах и славе,
Скажу о мудрости и добром нраве.
Враг твой – в тебе; он в существо твоем,
Зачем другого числишь ты врагом?
Кто победит себя в борьбе упрямой,
Тот благородней Сама и Рустама.

Не одинаков смертного состав;
Бог создал нас, добро и зло смешав.
Хоть в самом добром доле есть помеха,
Из скорлупы добудь ядро ореха.

* * *
Дело каждое вначале обстоятельно обдумай,
Чтоб не каяться напрасно за пройденною чертой.
Знай: повиноваться лживым, покоряться недостойным,
Значит – идолам молиться, поругать закон святой.
Темному влеченью сердца не вручай бразды рассудка,
Не кружись над бездной страсти, словно мошка над свечой;
Сам все это испытал я, вынес муки, горше смерти.
Опасается веревки, кто ужален был змеей.
Если дашь ты волю сердцу – голос разума забудешь,
И тебя безумье скроет и бурных волнах с головой;
Будешь ты бежать и падать, словно пленник за арканом
Всадника, полузадушен беспощадною петлей!..

Саади.

* * *
Но в мире есть иные области,
Луной мучительной томимы.
Для высшей силы, высшей доблести
Они навек недостижимы.

Там волны с блесками и всплесками
Непрекращаемого танца,
И там летит скачками резкими
Корабль Летучего Голландца.

Ни риф, ни мель ему не встретятся,
Но, знак печали и несчастий,
Огни святого Эльма светятся,
Усеяв борт его и снасти.

Сам капитан, скользя над бездною,
За шляпу держится рукою.
Окровавленной, но железною
В штурвал вцепляется — другою.

Как смерть, бледны его товарищи,
У всех одна и та же дума.
Так смотрят трупы на пожарище —
Невыразимо и угрюмо.

И если в час прозрачный, утренний
Пловцы в морях его встречали,
Их вечно мучил голос внутренний
Слепым предвестием печали.

Ватаге буйной и воинственной
Так много сложено историй,
Но всех страшней и всех таинственней
Для смелых пенителей моря —

О том, что где-то есть окраина —
Туда, за тропик Козерога! —
Где капитана с ликом Каина
Легла ужасная дорога.

Н. Гумилёв

* * *
Но не пытайся для себя хранить
Тебе дарованное небесами:
Осуждены – и это знаем сами –
Мы расточать, а не копить.

* * *
Мне ясен путь, хоть я иду впотьмах
Вниз по дороге, уводящей в бездну.

* * *
Земной отрадой сердца не томи,
Не пристращайся ни к жене, ни к дому.
У своего ребёнка хлеб возьми,
Чтобы отдать его чужому.

И будь слугой смиреннейшим того,
Кто был твоим кромешным супостатом,
И назови лесного зверя братом,
И не проси у бога ничего.

А. Ахматова

Паруса, Ариэль, что за чушь
Без романтики жизнь хороша
В пустоту наших выжатых душ
Не проникнет чужая душа

И живем отстранившись от всех
И секунды сжигают года
Пара-тройка душевных утех
Не любить нам уже никогда

Неизвестный автор

* * *
Давайте восклицать, друг-другом восхищаться,
Высокопарных слов не надо опасаться,
Гармония харизм, величие амбиций,
Фрустральный атеизм, приоритет позиций,
Монументальный вздор, скептичность ортодокса,
Скептический опломб, гуманность парадокса.

Неизвестный автор

* * *
Не шагай быстрей чем Время.
Для грядущего едва ли
Хуже день, что скрылся минув.
Здесь, где Радость мы познали,
Здесь где я, весь мир отринув,
Мир обрёл, порвав со всеми,
Будем оба как в пустыне.
Завтра - завтра, нынче - ныне,
То, что было, то, что будет,
Вдаль не гонит, вспять не нудит...
Мне ж тебя единой надо,
Ты – целенье, ты – отрада.

* * *
Тот французит, тот британит,
Итальянит иль немечит,
Но в одном все люди схожи:
Себялюбье всех калечит.

Ведь нельзя искать признанья
Будь то многих, одного ли,
Если в двух шагах не видно,
Чем мы ценны в нашей роли.

Пусть со временем хороший
Будет славен вдвое, втрое,
Но теперь, сейчас, сегодня
Надо выдвинуть плохое.

Кто, осмыслив ход столетий,
Не построил жизнь толково,
Тот живи себе в потёмках,
Прожил день – и жди другого.

Гёте.

* * *
Господа, если к правде святой
Мир дороги найти не умеет,
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой!
Если б завтра земли нашей путь
Осветить наше солнце забыло -
Завтра ж целый бы мир осветила
Мысль безумца какого-нибудь!

Беранже. (Давно ищу полный вариант этого стихотворения...)

* * *
Ты мой свет, но я тебе не верю.
В храме нераскаянной души
Заперты окованные двери,
Только ангел мечется в тиши.
Слишком много до неба ступеней,
И когда я к богу шел как мог,
Ты считала все мои паденья,
Сберегая стройность белых ног.

Ты мой свет, но я тебе не верю.
В пламени мерцающих свечей
Свет небесный нами был потерян,
Средь неисчислимых мелочей.
И когда я пьяный и безбожный
Резал вены погнутым крестом,
Ты боялась влезть неосторожно
В кровь мою нарядным рукавом.

Ты мой свет, но я тебе не верю.
В храме нераскаянной души
Заперты окованные двери,
Только ангел мечется в тиши,
Только ангел мечется в тиши.

Иванов Александр

* * *
Единственная заповедь - "гори!"
Твой бог в тебе
И не ищи другого
Ни в небесах, ни на земле;
Проверь
Весь внешний мир;
Везде закон, причинность,
Но нет любви:
Её источник - ты!
Бог есть любовь.

М. Волошин

* * *
…Я знать хочу, к чему в лазури небосвода
Льет Солнце свет и жизнь в волнах своих лучей.
Кем создана она – могучая Природа,
Твердыни гор ее и глубь ее морей;
Я знать хочу, к чему я создан сам в Природе,
С душой, скучающей бесцельным бытием,
С теплом любви в Душе, с стремлением к Свободе,
С сознаньем сил своих и с мыслящим умом!
Живя, я жить хочу не в жалком опьяненьи,
Боясь себя «зачем?» пытливо вопросить,
А так, чтоб в каждом дне, и в часе, и в мгновеньи
Таился б вечный смысл, дающий право Жить!

С. Надсон

* * *
Мы не знаем, протянется ль жизнь до утра…
Так спешите же сеять вы зерна добра!
И любовь в тленном мире к друзьям берегите
Каждый миг пуще золота и серебра.

Омар Хайям

* * *
Милый друг, иль ты не видишь,
Что все видимое нами —
Только отблеск, только тени
От незримого очами?

Милый друг, иль ты не слышишь,
Что житейский шум трескучий —
Только отклик искаженный
Торжествующих созвучий?

Милый друг, иль ты не чуешь,
Что одно на целом свете —
Только то, что сердце к сердцу
Говорит в немом привете?

В. Соловьев

БОГ

О, Боже мой, благодарю
За то, что дал моим очам
Ты видеть мир, Твой вечный храм,
И ночь, и волны, и зарю...

Пускай мученья мне грозят, —
Благодарю за этот миг,
За все, что сердцем я постиг,
О чем мне звезды говорят...

Везде я чувствую, везде
Тебя, Господь, — в ночной тиши,
И в отдаленнейшей звезде,
И в глубине моей души.

Я Бога жаждал — и не знал;
Еще не верил, но, любя,
Пока рассудком отрицал, —
Я сердцем чувствовал Тебя.

И ты открылся мне: Ты — мир.
Ты — всё. Ты — небо и вода,
Ты — голос бури, Ты — эфир,
Ты — мысль поэта, Ты — звезда...

Пока живу — Тебе молюсь,
Тебя люблю, дышу Тобой,
Когда умру — с Тобой сольюсь,
Как звезды с утренней зарей;

Хочу, чтоб жизнь моя была
Тебе немолчная хвала,
Тебя за полночь и зарю,
За жизнь и смерть — благодарю!..

Д. Мережковский

БАЛЛАДА СУДЬБЫ

Склоняется все в мире пред Судьбою,
Ты ж, Франсуа, клянешь меня открыто,
Хоть не таким, как ты, бывали мною
За спесь хребты и выи перебиты.
Меня в своих невзгодах не вини ты -
Я все равно тебя не пожалею:
Другим куда как горше и больнее,
А лучше вспомни, скольких смельчаков
Сгубили бедность или тайный ков,
Когда был гнев мой ими навлечен.
Так не произноси поносных слов,
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Из-за меня повержены герои,
Что мною ж были лаврами увиты:
Сражен Приам, властитель крепкой Трои;
Равно сошли в могилу и забыты
И Ганнибал, воитель знаменитый,
Отринутый отчизною своею,
И Сципион, расправившийся с нею;
В сенате Цезарь встретил сталь клинков,
Помпей в Египте пал от рук врагов;
В пучине сгинул мореход Язон;
Сам вечный Рим погиб в конце концов.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Мнил Александр, счастливою звездою
Ведомый к славе, что достиг зенита,
Но сокрушила ядом и его я;
Царь Альфазар и трон, и жизнь, и свиту
Все потерял, лишась моей защиты:
Уж я-то ставить на своем умею.
Подвесила за кудри на суке я
Авессалома меж густых дубов,
Дабы настиг его слуга отцов;
Был Олоферн Юдифью умерщвлен,
Чуть я над ним простерла сна покров.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

Знай, Франсуа, за каждый из грехов
Ты был бы мной разъят на сто кусков,
Когда б не Тот, Кем род ваш искуплен.
Я злом за зло плачу - мой нрав таков.
Смирись и жребий свой прими, Вийон.

* * *
Познал я бедность, горе, стыд,
Бездомным псом не раз бродил,
От унижений и обид
Утрачивал остаток сил,
Но жизнь полнее изучил,
Усвоил глубже, кто и что есть,
Чем Аристотеля раскрыл
Нам в комментарьях Аверроэс.


Хорош иль нет совет, что мною
Был выше к девкам обращен,
Назад не заберу его я:
Ведь на бумагу занесен
Моим писцом Фирменом он
(Будь проклят этот плут, коль скоро
По лени текст им искажен:
Огрех слуги - вина синьора).


Я жил, как завещал мудрец:
"Пока ты юн, ликуй душой",
Забыв, однако, что конец
Цитаты, приводимой мной,
Имеет смысл совсем иной,
С началом мало сообразный:
"Что знаешь в юности шальной?
Лишь сумасбродства да соблазны".

* * *
Блуди, гуляй, коль хватит сил,
И летом, и зимой студеной,
Но помни, что б ты ни творил:
Нет дурня хуже, чем влюбленный.
Страсть оглупляла Соломона,
Из-за нее ослеп Самсон,
В обман Далилою введенный.
Счастливец тот, кто не влюблен!

Когда певец Орфей ходил
За Эвридикой в ад бездонный,
Его едва не проглотил
Пес Цербер, этим разъяренный.
Нарцисс, самим собой плененный
Красив он был, да неумен, -
Свалился в ключ незамутненный.
Счастливец тот, кто не влюблен!

Сарданапал, что Крит смирил,
Сменить, бабенкой одуренный,
Свой пол по прихоти решил
И прял, по-женски обряженный.
Атласом ляжек распаленный,
Забыл Давид, что должен он
Блюсти Господние законы.
Счастливец тот, кто не влюблен!

Отец Фамари поручил
Напечь лепешек для Амнона,
И чести тот сестру лишил,
Желанием воспламененный.
На что был Ирод царь смышленый,
А все ж Креститель им казнен
В угоду девке развращенной.
Счастливец тот, кто не влюблен!

Скажу я про себя: я был
Бит, словно прачкой холст беленый,
За то, что спьяну нагрубил
Катрине де Воссель взбешенной;
Ноэль же, ею приглашенный,
Следил, как, бос и оголен,
Домой бежал я, пристыженный.
Счастливец тот, кто не влюблен!

Но остудить мой плотский пыл
Не смог урок преподнесенный,
И если б даже мне грозил
Костер, как ведьме уличенной,
Грешил бы все ж я беспардонно,
Не веря ни одной из жен:
Они всегда к коварству склонны.
Счастливец тот, кто не влюблен!
Скажи мне та, кого так страстно
В былые дни я обожал,
По ней страдая ежечасно,
Чтоб зря я не воображал
И даже в мыслях не держал,
Что станет все ж она моей,
Себя бы я не унижал,
Избегнул бы ее сетей.

Франсуа Вийон

* * *
Блаженны нищие - их мзда на небесах.
Блаженны кроткие - они наследят землю.
Блаженны, милосердие в сердцах
Своих пронесшие, мирскому злу не внемля.

Блажен и тот, кто жаждал и алкал,
Кто истину искал в блужданьях бесконечных,
Кто в запертую дверь без отдыха стучал -
Ее отворит Бог всем ищущим, конечно!

Но всех блаженней тот, кто Истины одной
Святую власть признав, иной не покорился,
Кто был изгнанником из стороны родной,
Кто и во тьме тюрьмы пред силой не склонился.

Блажен, кто презрен был, гоним и оскорблен,
Кто прятался, как зверь в лесах, под тьмой ночною,
Кто тайно был в сырую ночь казнен
И в землю был зарыт безвестною рукою.

И смерти перейдя бестрепетно порог,
Всех выше награжден он будет между нами:
На тысячи веков его подымлет Бог,
Как человечества прекраснейшее знамя!

Лидия Бартольд.

* * *
Брось свои иносказанья
И гипотезы святые!
На проклятые вопросы
Дай ответы нам прямые!

Отчего под ношей крестной,
Весь в крови, влачится правый?
Отчего везде бесчестный
Встречен почестью и славой?

Кто виной? Иль воле бога
На земле не все доступно?
Или он играет нами ? --
Это подло и преступно!

Так мы спрашиваем жадно
Целый век, пока безмолвно
Не забьют нам рта землею...
Да ответ ли это, полно?

Генрих Гейне

* * *
Мне здесь любая боль знакома.
Близка любовь. Понятна злость.
Да, здесь я раб. Но здесь я дома.
А на свободе - чуждый гость.

* * *
И спросит Бог: - никем не ставший,
зачем ты жил? Что смех твой значит?
- Я утешал рабов уставших, -
отвечу я. И Бог заплачет.

* * *
Безгрешность в чистом виде - шелуха,
от жизненного смысла холостая,
ведь нравственность, не знавшая греха -
всего лишь неудачливость простая.

* * *
Свобода - это право выбирать,
с душою лишь советуясь о плате,
что нам любить, за что нам умирать,
на что свою свечу нещадно тратить.

* * *
Мне, Господь, неудобно просить,
но, коль ясен Тебе человек,
помоги мне понять и простить
моих близких, друзей и коллег.

* * *
Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

* * *
В разумном созревающем юнце
всегда есть незаконченное что-то,
поскольку только в зрелом мудреце
поблескивает капля идиота.

* * *
Очень много лиц и граждан
брызжет по планете,
каждый личность, но не каждый
пользуется этим.

* * *
С моим сознаньем наравне
вершится ход планет,
и если Бога нет во мне,
его и выше нет.

* * *
Судьба способна очень быстро
перевернуть нам жизнь до дна,
но случай может высечь искру
лишь из того, в ком есть она.

* * *
Судить человечество следует строго,
но стоит воздать нам и честь:
мы так гениально придумали Бога,
что, может быть, Он теперь есть.

* * *
Лучше нет на свете дела,
чем плодить живую плоть;
наше дело - сделать тело,
а душой снабдит Господь.

* * *
Учение Эйнштейна несомненно,
особенно по вкусу мне пришлось,
что с кучей баб я сплю одновременно,
и только лишь пространственно - поврозь.

* * *
Давай, Господь, решим согласно,
определив друг другу роль:
ты любишь грешников? Прекрасно.
А грешниц мне любить позволь.

* * *
Боюсь, как дьявольской напасти,
освободительных забот:
когда рабы приходят к власти,
они куда страшней господ.

* * *
В двадцатом удивительном столетии,
польстившись на избранничества стимул,
Россия показала всей планете,
что гений и злодейство совместимы.

* * *
Век принес уроки всякие,
но один - венец всему:
ярче солнца светят факелы,
уводящие во тьму.

* * *
Здесь грянет светопреставление
в раскатах грома и огня,
и жаль, что это представление
уже наступит без меня.

* * *
Женщиной славно от века
Все, чем прекрасна семья;
Женщина - друг человека
Даже когда он свинья.

* * *
Тюремщик дельный и толковый,
Жизнь запирает нас на долго,
Смыкая мягкие оковы
Любви, привычности и долга.

* * *
Мужчина - хам, зануда, деспот,
Мучитель, скряга и тупица;
Чтоб это стало нам известно,
Нам просто следует жениться.

* * *
Творец дал женскому лицу
Способность перевоплотиться:
Сперва мы вводим в дом овцу,
А после терпим от волчицы.

* * *
В небесах заключается брак,
А потом выявляет разлука,
Что мужик - скандалист и дурак,
А жена - истеричка и сука.

* * *
Тому, что в семействе трещина,
Часто одна причина:
В жене пробудилась женщина,
В муже заснул мужчина.

* * *
Еще в нас многое звериным
Осталось в каждом, но великая
Жестокость именно к любимым -
Лишь человека данность дикая.

* * *
Я не жалея покидал
Своих иллюзий пепелище,
Я слишком близко повидал
Существованье сытых нищих.

Игорь Губерман
da-nie
Безграничный

Не знаешь ты конца, тем и велик.
Как вечность, без начала ты возник.
Твой стих, как небо, в круговом движенье.

Конец его-начала отраженье,
И что в начале и в конце дано,
То в середине вновь заключено.

Таинственно кипит, не остывая,
В тебе струя поэзии живая.
Для поцелуев создан рот,
Из чистой груди песня льётся,
Вина всечасно горло ждёт,
Для блага ближних сердце бьётся.

И что мне целый мир? Судьбою
Тебе да уподоблюсь я!
Гафиз, мы будем как друзья!
Сквозь боль и радость бытия,
Любовь и хмель пройду с тобою,
И в этом счастье - жизнь моя.

Но будь неповторимо, Слово,
Ты старше нас, ты вечно ново!

* * *
Власть - вы чувствуете сами -
Вечна в этом мире странном.
Я люблю и с мудрецами
Растабары - и с тираном.

В человечьей общей груде
Кто глупей - себя и славят.
Недоумки, полулюди
Нас везде и жмут и давят.

Стал я глупых слушать реже,
Стал от умников скрываться.
Эти - нуль вниманья, те же
Стали вон из кожи рваться.

"Мы в любви, да и в насилье,
Мол, сроднились бы с тобою..."
Солнце чуть не загасили,
Приравняли холод к зною.

И Гафиз и Гуттен знали:
Враг заклятый ходит в рясе!
А мои враги - едва ли
И найдёшь их в общей массе.

"Опиши врагов!" - Так с виду
Это те же христиане,
Но уже не раз обиду
Я терпел от этой дряни.

* * *
В безбрежном мире раствориться,
С собой навеки распроститься
В ущерб не будет никому.
Не знать страстей, горячей боли,
Всевластия суровой воли -
Людскому ль не мечтать уму?

Приди! Пронзи, душа Вселенной!
Снабди отвагой дерзновенной
Сразиться с духом мировым!
Тропой высокой духи ходят,
К тому участливо возводят,
Кем мир творился и творим!

Вновь переплавить сплав творенья,
Ломая слаженные звенья,-
Заданье вечного труда.
Что было силой, станет делом,
Огнём, вращающимся телом,
Отдохновеньем - никогда.

Пусть длятся древние боренья!
Возникновенья, измененья -
Лишь нам порой не уследить.
Повсюду вечность шевелится,
И всё к небытию стремится,
Чтоб бытию причастным быть.

Завет

Кто жил, в ничто не обратится!
Повсюду вечность шевелится.
Причастный бытию блажен!
Оно извечно; и законы
Хранят, тверды и благосклонны,
Залоги дивных перемен.

Издревле правда нам открылась,
В сердцах высоких утвердилась:
Старинной правды не забудь!
Воздай хваленья, земнородный,
Тому, кто звездам кругоходный
Торжественно наметил путь.

Теперь - всмотрись в родные недра!
Откроешь в них источник щедрый,
Залог второго бытия.
В душевную вчитайся повесть,
Поймешь, взыскательная совесть -
Светило нравственного дня.

Тогда доверься чувствам, ведай:
Обманы сменятся победой,
Коль разум бодростью дарит.
Пусть свежий мир вкушают взоры,
Пусть легкий шаг пройдет просторы,
В которых жизнь росой горит.

Но трезво приступайте к чуду!
Да указует разум всюду,
Где жизнь благотворит живых.
В ничто прошедшее не канет,
Грядущее досрочно манит,
И вечностью заполнен миг.

Когда ж, на гребне дня земного,
Дознаньем чувств познаешь слово:
"Лишь плодотворное цени! -
Не уставай пытливым оком
Следить за зиждущим потоком,
К земным избранникам примкни.

Как создает, толпе незримый,
Своею волей мир родимый
И созерцатель и поэт,
Так ты, причастный благодатям,
Высокий дар доверишь братьям,
А лучшей доли смертным - нет!

Гёте.
Вергилий
Я для боя живу.

Я для боя живу,
Мне без битвы не жить, Без меча не могу
По земле я ходить.
И в запале боёв
Я не чувствую боль.
Я давно уж изгой,
Но горжусь я собой.
Я ни разу пока
С поля брани не шёл,
Не убивши врага,
Не пролив чью-то кровь. Жертвы богам войны Приносил я не раз,
И за это они
Обострили мой глаз, Укрепили мой меч,
Чтоб быстрее снимал
У врага главу с плеч, Кровь из жил выпускал. Я , конечно , умру ,
Но умру я в бою, Подороже хочу
Я продать жизнь свою. Но , пока острый меч, Пока твёрда рука,
Буду головы сечь,
Не жалея врага.

К нам всегда приходили , чтоб от мира уйти

К нам всегда приходили ,чтоб от мира уйти ,
Имя нам -- Чёрный Отряд.
Тот , с кем скрестятся наши пути ,
Жизни будет не рад.
Мы там, где война,
Кровь, грязь и смерть.
Доля у всех нас одна --
Победить или умереть.
И пока хоть один живой,
Живой весь отряд.
Каждый у нас свой,
Каждому каждый рад.
Просто приди и скажи --
Братья, я с вами.
Всякий поможет тебе --
Делом , а если надо - словами.
И в первом же бою
Сразу же ты поймёшь --
Если ты с нами в строю,
Тебя просто так не возьмёшь.
Каждый прикроет тебя,
И ты защитишь любого.
Так оно будет, поверь --
Тебе не дано иного.
А если тебя вдруг убьют,
Друзья тебя похоронят,
Стоя тебя помянут,
И добрым словом вспомнят ...

Новый мир

Я новый мир открыл в себе,
Где нету ни войны, ни мести.
И жизнь прекрасна, коль в душе,
Любовь и грусть живут по чести.
Без них вся жизнь теряет цель.
Без них и смерть не так страшна.
Любовь – меча укол в доспеха щель,
А грусть – то шрам, где сталь прошла.
Но мир живет, живу и я.
Мой мир, он так прекрасен.
Зовет меня, на зов маня.
Но путь, увы, не ясен…
Вергилий
Тень войны.

В ночи стук копыт раздаётся,
Мчится во тьме отряд.
Пред ним гора розойдётся,
Не в силах его сдержать.
В нём тени бойцов великих,
Прославившихся в боях,
И сотни теней безликих
Несут пред собою страх.
Пощады они не знают,
Неся смерть на клинках,
И в тишине исчезают,
Оставив лишь мёртвый прах.
Зовут их Смерти гонцами,
Зовут их посланцами Зла,
Сверкают они венцами,
Хоть лица у них как мгла.
Из множества измерений
Приходят в войско они,
И несколько жалких мгновений
Сверкают их жизни огни.
Но вечно они остаются
В легендах своих краев,
И в битву мальчишки рвутся,
Желая великих боев.
И может, мальчишка станет
Великим, могучим бойцом,
Но вскоре он перестанет
Смотреть чести в лицо.
Война не прекрасная сказка,
А битва совсем не игра,
И кровь прекрасная смазка
Для доброй стали клинка.
Не лучше бандита часто
Величественный герой,
И доблесть нередко лишь маска,
Чтобы прикрыть ту кровь,
Которая коркой покроет
Руки, держащие меч.
И дева глаза закроет,
Сняв у бойца плащ с плеч.
Вергилий
Клинки сверкнули в лунном свете

Клинки сверкнули в лунном свете—
Сражались храбро Ночи дети.
Без устали мечи разили
Тех, кто Великой Ночи грозили.
Погибло много воинов Ночи,
Сражаться больше не было мочи.
Нас было мало, но мы стояли.
Стояли долго. Не устояли.
Супротив сотни --- один десяток.
Наш путь в забвенье был долог, гладок.
Любой из наших унес с собою
Десяток светлых. И с головою
Мы в бой бросались, и умирали.
Но, умирая, мы лишь молчали...
Над полем боя кружат вороны,
Но наши боги не слышат стонов---
Ведь все, кто выжил ,ушли в пустыню.
Ушли со стягом , храня святыню.
Они вернутся, и наше знамя
В бою воспрянет, и вспыхнет пламя,
И спалит светлых, и дети Ночи
Достигнут нашей былой мощи...
da-nie
* * *
Лазурь небесная - чего ещё желать?
Полёт волшебный в вихре ощущений!
Хотел бы я на миг хотя бы птицей стать.
И снова пережить чудесный мир мгновений.

И слышу я каприч божественный мотив,
И возникает вновь полёта ощущенье
Как будто вихрь, сердце разбудив,
Мне подарил бесценное мгновенье.


Она ему сказала:
"Люблю,люблю,люблю!"
Он грубо ей ответил:
"Люби, я посмотрю"
Она его молила:
"я без тебя умру!"
Он посмотрел и гордо:
"Давай, я подожду!"
Она его спросила:
"Что делать без тебя?"
Он ей смеясь ответил:
"Забудешь ты меня"
Она в слезах шепнула:
"Не веришь-докажу!"
Он ей сказал, не веря:
"Давай, ведь я же жду!"
И, подбежав к окошку,
Пархнула птицей в тьму,
Впоследок только крикнув:
"Я ТАК ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!"
Его кольнуло в сердце,
Он произнес слова:
"Зачем же эта гордость
Преследует меня?"
Стоял он очень долго,
Смотрел все время вниз,
Потом он громко крикнул:
"Зачем мне эта жизнь?"...


Болезнь.

Люди души коптят на бездымном огне
И смеются от счастья,как дети.
А по чьей-то сутулой, склоненной спине
Хлещет плетью разгневанный ветер.

Над шеренгой пустых, обезличенных лиц
Плавно реют бездумные грезы,
А по крышам домов, и по стенам больниц
Льются чьи-то прозрачные слёзы.

Тихо сердце стучит - это время моё
Я поспешно седлаю коня
Конь мой быстро домчит, в те места, где поёт
Жёлтый филин, встречая меня

Хрупко светит луна, из Хрустальных домов
Раздаётся то шёпот, то смех
Опускаюсь со дна, поднимаюсь на дно,
Растворяюсь, как кошка во тьме.

Из простого огня соткан клетчатый флаг,
Также чисто, как льётся вода.
Посмотри на меня, я подам тебе знак.
Ты со мною теперь навсегда...

И сжималась душа, расширялся зрачок
Мысли вялою шли чередой
Время мчалось вперёд, как гигантский волчок
Сильно пущенный чьей-то рукой.

Год за десять, и мимо вся жизнь пронеслась
Мысли были и канули в вечность.
Ты и сам не заметил, как нить порвалась
Тишина, пустота, бесконечность...

Анатолий Крупнов

Горбун
© АННА САНИНА-ЦАРЬКОВА

Жил в старой деревне отшельник-горбун,
Его опасались, его не любили.
Шли слухи о нём, будто он - злой колдун,
И люди его стороной обходили.

Бродил он с картофельным ветхим мешком,
В пальто многолетнем, изьеденном молью.
И если его провожали смешком,
Он тихо вздыхал, без обиды, но с болью.

А люди глумились, шепчась за спиной,
Рога у него, мол, под шапкою скрыты,
И оттого этот малый хромой,
Что у него вместо пальцев - копыта.

Однажды вселилась в деревню беда:
То всходы пшеницы погибнут под градом,
То летом, в июле, придут холода,
То волки повалят на пастбище стадо.

Настали тревожные, тяжкие дни -
Придётся им туго зимой без зерна.
Не зная, что делать, решили они:
"Горбун виноват! Смерть тебе, Сатана!

Подёмте, пойдёмте скорее к реке!
Он там, он в землянке живёт, как изгнанник.".
И двинулись скопом. И в каждой руке
Зажат был в дороге подобранный камень.

Он шёл им навстречу, печален и тих.
Он всё уже знал, он неглупый, он понял.
И он не свернул, он не скрылся от них,
А только лицо своё спрятал в ладонях.

Ни разу не вскрикнув под градом камней,
Он только шептал: "Пусть простит вас Всевышний!
Камнями - по телу, но сердцу больней.
На вас не похож, значит - злой, значит - лишний...".

Закончилась казнь. Кто-то глупый сказал:
"Давайте посмотрим уродскую спину!
Ни разу не видел такого горба!",
Пальто, всё в крови, он с убитого скинул.

В больном любопытстве томилась гурьба.
Вдруг молча, как статуи, люди застыли.
"Злой чёрт", "Сатана" прятал вместо горба
Под старым пальто белоснежные крылья...

..................***................

И мимо землянки, глаза опустив,
Проходят жестокие глупые люди.
Всевышний, быть может, им это простит,
Но ангела больше в деревне не будет...


Зеркало В Параллельном Мире
© Ирбис Руа

Как паутины черная вуаль…
Спускается на грань Миров затменье…
И неба темно-синяя эмаль…
Прорвет Пространство сумеречной тенью…

Так проскользну я в Параллельный мир…
Нырну в просвет, слепящий ветром хлестким…
Туда стремлюсь я из последних сил…
Миров пересеку я Перекрестки…

А этот Мир … Для утешенья Приз,
Был создан, чтоб утешить проигравших…
Это не мир, а простенький эскиз…
Всего набросок… так ничем не ставший…

Мирок… на детском конкурсе Богов…
Он самым худшим был и самым хрупким…
Он был известен грубостью основ…
Внутри недоработанной скорлупки…

Фундамент Мира - всех пороков власть…
И мне противна мысль, – сюда ворваться…!!!
Но как-то в этом Мире родилась
Девчонка - мой двойник…с душой скитальца…

Интригой чьей-то стерты письмена…
И на двоих разбито наше счастье…
Зеркальным отраженьем имена….
И наша жизнь, вся прожита в контрасте…

Я – воин древний и старейший маг…
Она – чувствительная, нежная девица!!!
Её заклятый друг – мне нежный враг…
Обидно, - одинаковые лица…

Ещё обидно - магии здесь нет…
И заклинанья мне не помогают…
На пистолет, меняя Амулет,
Придется мне идти теперь ногами…

Вот Её дом, - открою прорезь глаз…
В окно проникну ветром в слезном шторме…
Она живет - все страсти напоказ?!!!
Взлетает в небо, не срывая корни?!!!

Вот Её вещи… Как рука дрожит!!!
И как знакомо защемило сердце!!!
На фотографии знакомо взгляд грустит…
В Иных Мирах, что в призрачном соседстве…

И локоны ее из сотен струн,
Разорванных от крика темных комнат…
Мечты о голубой воде лагун…
Что воплотились в черный вязкий омут…

Но Её образ мне мешает жить…
Она сильна… без лука и проклятий!!!
Ведь сны Её я не смогу забыть…
Она иль я … была в Его объятьях???!!!

***
В руках моих все тверже пистолет,
Чтобы прервать цепочку поражений…
Ее самовлюбленный силуэт
Осколками взорвется отражений…


Хочу, чтоб не было войны,
Чтоб доверяли мы друг другу,
Чтоб было больше доброты,
Ну а вообще хочу я...шубу!

Хочу, чтоб не губили лес
И чтобы не было разборки
И чтобы победил прогресс
И чтоб была она из норки!

Хочу, чтоб были все терпимей
И чтобы были все милей
Чтобы друг друга мы любили
И чтобы шуба - подлинней!

Хочу, чтоб не грустил никто
И он и я и все мы тоже
Чтоб было всем светло, тепло
И -... чтобы шуба подороже!

Хочу, чтоб дети родились,
Чтоб на подарках были банты
Чтоб не было больных на свете
Ну а вообще хочу -... бриллианты!

Хочу, чтоб не было вражды
И чтобы праздники подольше
И чтобы мир не знал беды
И чтоб бриллиантов было больше!


Стреляют пушки, пулеметы
Ракеты с бомбами летают,
А в небе храбрые пилоты
Друг друга мастерски сбивают.
Пылает пламя, рвутся мины,
Лежат повсюду трупов горы,
И танки смертоносным клином
Сминают мирные заборы.
А полководец, взявши ластик,
Склонился над военной картой.
Вот это понимаю праздник,
Hе то што, мля, 8 Марта!

Баллада о студенте, павшем смертью храбрых во время сессии

Раскинулось поле по модулю пять,
Кругом радикалы стояли
Студент не сумел производную взять,
Ему в деканате сказали:

"Экзамен нельзя на халяву сдавать,
Сам ректор тобой недоволен.
Изволь теорему Ферма доказать,
Не то - с факультета уволим."

И рад бы ответить - но мыслей уж нет,
В глазах у него помутилось,
Мелькнул перед взором стипендии след,
Упал - сердце больше не билось...

Три дня в деканате покойник лежал,
В штаны Пифагора одетый,
В руке посиневшей зачетку держал,
Единственной тройкой согретой.

К ногам прикрутили тройной интеграл,
И в матрицу труп завернули,
Сам старый декан со слезами читал,
Над ним теорему Бернулли.

Напрасно старушка ждет сына домой.
Ей скажут - она зарыдает.
А синуса график волна за волной
По оси абцисс пробегает...
da-nie
ПРОЩАНИЕ

Я полн тобою, словно кровью рана,
ты, прибывая, бьёшь через края,
как полночь, ты становишься пространна,
луга дневные тьмою напоя,
ты – тяжкое цветенье розы каждой,
ты – старости осадок и отстой,
ты – пресыщенье утолённой жаждой,
что слишком долго пробыла мечтой.

Решив, что мир – клубок причуды вздорной,
что он не твой, а значит, и ничей,
не в силах слиться с жизнью иллюзорной,
с неумолимой властью мелочей,
глядишь в себя, туда, где мгла слепая,
где гаснет всякий знак, любой вопрос –
и молча ты решаешься, вступая
в тоску, и в ночь, и в запах поздних роз.

Не можешь вспомнить – было так иль эдак,
что памятно? что встречено впервой?
Взялись откуда – спросишь напоследок –
твои слова и отсвет горний твой?
Мои слова, моя былая участь,
мои слова – да, всё пошло на слом,–
кто это пережил – живи, не мучась,
и более не думай о былом.

Последний день: края небес в пожарах,
бежит вода, всё дальше цель твоя,
высокий свет сквозит в деревьях старых,
лишь самого себя в тенях двоя;
плоды, колосья – всё отныне мнимо,
ничто уже не важно в этот час;
лишь свет струится и живёт – помимо
воспоминаний,– вот и весь рассказ.

РОЗЫ

Когда увядают розы,
и лепестки кружат,
будто падают слезы, --
плачет и наша душа.

Это -- тоска о начале,
желанье вернуться назад,
тоска перед бездной печали,
куда лепестки летят.

Это -- о воскресенье
несбыточные мечты
перед исчезновеньем:
когда облетают цветы.


АНЕМОНЫ

Сражают меня анемоны:
кругом ничего еще нет,
а венчик бледно-зеленый
несет в себе веру и свет.

В землю недобрую эту,
которой лишь власть мила,
зародыш тихого цвета
посеян меж зерен зла.

Сражают меня анемоны:
несут они веру и свет,
и нимб их бледно-зеленый
весенний венчает расцвет

ОЛИМПИЙСКОЕ

Возвысься над своей средой прекрасной
бессчетных жен, цветущих на земле,
бесстрашно выступи вперед -- так ясно
любви призванье на твоем челе.

Возвысься над народами, веками,
со всеми жившими признав родство, --
теперь цари невозмутимо в храме,
в тебе соблазн великий, но кого

ты ожидаешь с трепетом сакральным,
кто дар узнает тайного огня
в твоем томленьи страстном и печальном --
ты бога ожидаешь? -- Жди меня!

ЧТОБ СПРЯТАТЬСЯ...

Чтоб спрятаться, на то есть грим и маска,
прищурься, будто свет тебя слепит;
не предавая глубину огласке,
овалом чистым пусть лицо парит.

Среди садов в померкшем освещенье,
под небом, полным ночи и огней,
ты должен спрятать слезы и мученья,
чтоб плоть не выдала, что происходит в ней.

Пробоины, разрывы, все улики
того, что в недрах кроется распад,
спрячь -- сделай так, чтоб с пеньем дальним, тихим
плыла гондола в каждый встречный взгляд.

МЕЛАНХОЛИЧЕСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

Прочтешь порой, как в колыбели лета
безоблачен, безбрежен день стрекоз,
и думаешь -- да есть ли счастье это,
не ложь ли тут, не заблужденье ль грез?
В медвяном духе, в струнности жужжанья,
в беспечной легкокрылости одежд,
как будто здесь не знают умиранья,
иной уловит тщетность всех надежд:
фальшивое, пустое попурри
агонии, гнездящейся внутри.

Ведь человек каков: едва проснулся,
едва побрился -- и уже устал;
к нему и телефон не прикоснулся,
а уж душа сгорела и пуста.
И высшие, небесные начала,
что в нашем представлении живут,
перед телесным значат странно мало,
для них не подготовлен наш сосуд.
И не способен дух наш воспарить,
его лишь свыше может озарить.

Тут невозможно доискаться сути,
ведь кажется, что Бог бездушен сам,
ему как будто безразличны люди,
он слеп к их бедам, глух к слезам.
Он нас соткал из той же самой пыли,
что применял и для других планет,
раздул горнило нашего же пыла,
и мы как в грезе -- то ли спим, то ль нет.
Вот нас пилюля нежная лелеет,
тьма высветляется, и лед теплеет.

Твое -- в пределах твоего приюта,
а странствия способны разорять.
Себя покинешь -- и начнется смута,
начнешь ты исподволь себя терять.
Из всех цветов ты выбирай такие,
что от ворот твоих бегут в поля,
внеси их в дом -- их лепестки живые
как звуки жизни -- ре, соль, ми, си, ля...
И слушай мягкое звучанье терций,
от черствых звуков каменеет сердце.

Итак, цветы -- то ль прошлого окрестность,
то ль трав грядущего зеленый шелк;
вот весь наш путь: из дымки -- в неизвестность,
из допущенья -- в точный кривотолк,
"От -- До", "Из -- В"; с небес дожди, ковчег
вот-вот вплывет в прибрежную излуку,
и Нил становится рекою рек,
Антоний смуглую целует руку:
анжуйцы, Рюрик, цезари, Распутин --
тебя там нет, ты -- здесь, сиюминутен.

Моллюски -- созидатели жемчужин
растят их мирно в глубине морей,
а люди думают, венец заслужен,
лишь если герма есть среди аллей.
Но дар жемчужный свой скрывает вечность,
она в молчании устремлена
из ничего к тому, что бесконечность,
она -- дитя, что грезит у окна:
вот вам и герма; будущие поколенья
пусть и она приводит к размышленью.

ТОЛЬКО ДВЕ ВЕЩИ

Через "я", через "ты", через "нас" ли
то что выстрадал ты воспел --
все на вечный вопрос о смысле
жизни ответить хотел.

Этот детский вопрос слишком сложен,
и ты попадаешь впросак.
Но поймешь вдруг: просто положен --
смысл ли, морок ли -- вынести должен
свыше данное: нужно так.

Все что здесь на земле ликует,
увядает -- прожив, отцветя.
Только Ничто существует
и невыразимое "я".

КТО ЖИЛ В МЕЧТАХ СВОИХ БЫЛЫМ...

Кто жил в мечтах своих былым --
вещественного преступал границы;
так древности курится дым
легенд оживших вереницей.

Все боги живы! -- Да, и в наши дни
они в морях и рощах обитают,
грозой разят, грехи нам отпускают,
и жертвы так же требуют они.

Но зренье притупилось, а тот взгляд,
который в бесконечность простирался,
который перед сущим не смущался,
в нас продолжает жить, как некий клад.

Кто ограничивает колею,
стремясь свою не ранить быстротечность,
тот предает себя небытию;
того, кто углублен -- вбирает вечность.

ТВОИ ЧЕРТЫ

Твои черты завещаны навеки
людской крови, у всех у нас одной,
я зрел их ясно, но в дремотной неге
врасплох захвачен был твоей волной.

И несся я в потоке без оглядки
сквозь игрища и темных кубков звон,
меня влекло к словам глубоким, сладким,
я забывал, что это только сон.

Твердь рушится и вымирают виды,
Адамов род, тобою зверь смирён,
рать собрана и боги позабыты --
пусть это сон, но пусть продлится он...

ОДИНОКИЙ

Одинокий стоит, сокровенный,
средь потока реки временной,
наблюдая листочков смену,
и в тени ощущая зной.

Чтит свое супоросое темя
он, наследник духовных высот,
ненавидя яростно племя,
что насущным хлебом живет.

Он следит в ожиданье бессмертья
все превратности грешной земли --
вот уж вписан в остывшие тверди
совершенный его лик.

КУДА?

Куда, по какой дороге
можно вести того,
кто стоит на звездном пороге,
чуя бездны ночной торжество?

О какой мне мечтать свободе,
когда все бежит из-под ног,
когда зло и добро в природе --
только шелест зеленых осок?

Так какого ж еще избранья
и какой уж тут свет наук,
когда так ясны обещанья,
когда сплел уже сети паук?


* * *
Пьянящие ливни стихают --
бледнеет голубизна,
яркость кораллы теряют,
вечерняя даль ясна.

Пьянящие ливни промчались,
там кто-то другой был -- не ты,
в руках лишь осколки остались --
образы немоты.

Ливни, пламя, ночные бденья --
и над пеплом вдруг кто-то поймет:
жизнь -- это мостов наведенье
над потоком, что все унесет.


Готфрид Бенн
da-nie
У нас тут в пятницу на работе была вот такая вот штука: biggrin.gif По-моему, весьма смешно.
(чёрточки отделяют ответы участников)
//-----------------------------------------------------------------------------
Собственно, началось вот с чего (некто решил поиздеваться над стихотворением):

АНЕМОНЫ-Покемоны

Сражают меня покемоны:
кругом ничего еще нет,
Сакуры цвет, о, я вижу.

biggrin.gif
//-----------------------------------------------------------------------------
Смысл был в стихах глубокий заключён.
Но, видимо, понять не всякий сможет
Огонь, что изнутри поэта гложет.
Вот и ... вне списка занесён.
Поскольку смысл -увы- не постигает он.
Тому причина мне давно понятна:
Понять поэта может лишь поэт.
У остальных нет той частицы света,
Которой стих рождён и отогрет,
В которой мир творим единым целым
И сущность взглядов и вещей заключена.
Бесценная частица. И всецело
Пусть существует в вечности она.
//-----------------------------------------------------------------------------
Отвед Поэду.

Пишы, Кросавчег, скажу в ответ.
Ты жжошь, Поэд, как тот Медвед.
Но в том Медведе смысла нет,
В твоих стихах же - большой "Превед"!

//-----------------------------------------------------------------------------
Язык наш существует много лет.
Но, видимо, спасать его придётся.
Поскольку этот "пламенный превед!"
Боюсь, ещё возьмёт и приживётся.
Хотя не скрою, очень он хорош:
IQ определять он позволяет.
Сказал - и сразу видно с кем живёшь.
Молчишь - и твоего IQ никто не знает.
wink.gif
//-----------------------------------------------------------------------------
Любителям Шакспира, первонаха среди Поэтафф...

Пока поэт колякал новый стих,
Я стенд успел скалибровать,
Поэту денег может Он не дать,
А инженеру дать обязан их.
- - -
Язык падонкаф, иль витиеватый слог,
То Пешечу, до фени, по х...

//-----------------------------------------------------------------------------
Шекспир сейчас вращается в могиле
И почём зря клянёт ваши сонеты.
Такой позор ему вы подарили
Что даже слов негодованья просто нету!
А что до стенда - с фильтром ненавистным
Что Калман создал в юности по дури
Сейчас сижу я тут один, в натуре!
Хотя я этот фильтр впервые вижу.
Естественно, вообще не понимаю.
В программу надо вставить эту лажу
Вот и сижу сейчас, его... вставляю.
И не смешно, а грустно очень даже.
sad.gif

* * *
Согласно вышедшему плану,
Язык падонкафф разрешив,
Сказал ...: сдавать я стану
Отныне только им одним!
И совершенно не смутившись
Его в отчёте применил.
А документ сей незабвенный
В архив он гордо положил.
Ведь совершенно очевидно,
Что "аффтар жжот", "зачот", "бойан"
Позволят оценить работу
Даже когда ты сильно пьян.
"АМ", "КГ" просто отлично
Дадут о документе знать,
Что там внутри, наверно, лажа
И можно даже не читать.
- - -
Язык падонкафф очень нужен
Поскольку, инженер с ним дружен.

Но будет продолжение. smile.gif
da-nie
* * *
Ужель Ты сотворил меня для тленья?
Восставь меня, ведь близок смертный час:
Встречаю смерть, навстречу смерти мчась,
Прошли, как день вчерашний, вожделенья.
Вперед гляжу - жду смерти появленья,
Назад - лишь безнадежность видит глаз,
И плоть, под тяжестью греха склонясь,
Загробной кары ждет за преступленья.
Но Ты - над всем: мой взгляд, Тебе подвластный,
Ввысь обращаю - и встаю опять.
А хитрый враг плетет свои соблазны -
И ни на миг тревоги не унять.
Но знаю - благодать меня хранит:
Железу сердца - только Ты магнит!

* * *
Я - микрокосм, искуснейший узор,
Где ангел слит с естественной природой,
Но обе части мраку грех запродал,
И обе стали смертными с тех пор...
Вы, новых стран открывшие простор
И сферы, что превыше небосвода,
В мои глаза для плача влейте воды
Морей огромных: целый мир - мой взор -
Омойте. Ведь потоп не повторится,
Нет, алчностью и завистью дымясь,
Мой мир сгорит: в нем жар страстей таится...
О, если б этот смрадный жар погас!
И пусть меня охватит страсть другая -
Твой огнь, что исцеляет нас, сжигая!

* * *
О, если знанье - верных душ награда.
Душа отца в раю награждена
Вдвойне: следит, блаженствуя; она,
Как смело я парю над пастью ада!
Но если, райского сподобясь сада,
Душа и там прозренья лишена,
То как раскрыть мне пред отцом сполна
Всю непорочность помысла и взгляда?
Душа с небес кумиров ложных зрит,
Волхвов, носящих имя христиан,
И видит: фарисейство и обман
Притворно святы, праведны на вид...
Молись, отец, печали не тая:
Полна такой же скорбью грудь моя!

* * *
Зачем у нас - все твари в услуженье?
Зачем нам пищей служат всякий час
Стихии, хоть они и чище нас,
Просты и неподвластны разложенью?
Зачем с покорностью в любом движенье
Вы гибнете, пред мясником клонясь,
Кабан и бык, когда б, остервенясь,
Вы б растоптали нас в одно мгновенье?..
Я хуже вас, увы, в грехах я весь,
Вам воздаянья страх знаком едва ли...
Да, чудо в том, что нам покорны твари,
И все ж пребудет чудом из чудес,
Что сам Творец на гибель шел в смиренье
За нас - его врагов, его творенья!..

* * *
Отец, твой Сын возвысил род земной,
Он - человек, в нем - наше оправданье:
Победой, смерть поправшей и страданье,
Он - в Царстве Божьем - делится со мной!
Со смертью Агнца стала жизнь иной...
Он заклан от начала мирозданья
И два Завета дал нам в обладанье -
Два завещанья с волею одной...
Закон твой - тверд, и человеку мнилось:
Его исполнить - недостанет сил...
Но Дух, послав целительную милость,
Все, что убито буквой, воскресил!
Последнее желанье, цель Завета -
Любовь! Так пусть свершится воля эта!

Графине Бедфорд

Мадам,
Благодарю; я буду знать вперед,
Очистившись от заблуждений давних,
Что не природа ценность придает
Вещам, а редкость оных и нужда в них.
Кто ищет меньшее из зол - простак;
Блажен, кто может выбирать из благ.

Так при Дворе, где добродетель - плод
Редчайший, ваша всех настолько выше
(И оттого толпе ее восход
Незрим), что требуются эти вирши,
Как толкованье трудным письменам,
Чтоб возвестить ее явленье нам.
Так здесь, в Деревне, красота земли -
Лишь ларчик скрытых благовоний, ждущий
Как утра, - вас, Мадам, чтоб расцвели
Цветы и раем воссияли кущи;
Без вас она таится, точно мгла
Все наше полушарье облегла.
Сойдите ж с колесницы, сотворя
Рассвет в ночи явленьем беззаконным;
Пусть в новом небе новая заря
Взойдет над миром новообретенным,
Где мы, туземцы ваши, круглый год
Ходить согласны задом наперед.

Как антиподов, мы забудем Двор;
Пусть Солнце, ваш наместник, без отрады
К земле осенней наклоняя взор,
Свершает скучные свои обряды, -
Мы будем, безмятежно веселы,
Вам жертвы приносить и петь хвалы.

Не Божеству, что в вас живет, Душе,
Я посвящаю эти приношенья
Стихов и бедных рифм; они уже
Не гимны, а смиренные прошенья:
Коль сами таинства запретны нам,
Мы лицезреть хотим хотя бы Храм.

Как в Риме любопытный пилигрим
Не столь вникает в распри и дебаты,
Сколь поглощает взором вечный Рим:
Его фонтаны, площади, палаты, -
Все, кроме лабиринта догм и школ,
Уверясь, что любой мудрец - осел, -

Так я в своем паломничестве жду
Узреть не столько алтари священны,
Сколь облик храма - то, что на виду, -
Хрустальные, сверкающие стены
Рук, плеч, очей - все то, что созерцал
Тот, кто впервой узрел Эскуриал!

Но (каюсь), может, слишком я в упор,
По-деревенски воздаю вам почесть;
В вас - всех легенд таинственный узор,
Переплетенье былей и пророчеств,
Все книги, что от скорби и вины
Очищены - и вместе сведены.

Когда добро и красота - одно,
Вы, леди, оного и часть, и целость;
Во всяком вашем дне заключено
Начало их, и молодость, и зрелость.
Так слитны ваши мысли и дела,
Что даже и лазейки нет для зла.

Но эти рассужденья отдают
Схоластикой, от коей неотвязны
Сомнения; сомнения ж ведут
К неверию и вводят нас в соблазны;
Знакомый смысл в одежде новых фраз
Способен отпугнуть в недобрый час.

Оставим же рассудку суеты,
Пусть судит чувство - попросту, без нянек:
Где трон, казна и царство красоты?
В Твикнаме 6 - здесь, куда приходит странник,
Надеясь подивиться вам двоим:
Где Рай, там должен быть и Херувим.

Джонн Донн.
da-nie
А вот стихотворения Брюсова:

МИР ЭЛЕКТРОНА

Быть может, эти электроны
Миры, где пять материков,
Искусства, знанья, войны, троны
И память сорока веков!

Еще, быть может, каждый атом -
Вселенная, где сто планет;
Там - все, что здесь, в объеме сжатом,
Но также то, чего здесь нет.

Их меры малы, но все та же
Их бесконечность, как и здесь;
Там скорбь и страсть, как здесь, и даже
Там та же мировая спесь.

Их мудрецы, свой мир бескрайный
Поставив центром бытия,
Спешат проникнуть в искры тайны
И умствуют, как ныне я;

А в миг, когда из разрушенья
Творятся токи новых сил,
Кричат, в мечтах самовнушенья,
Что бог свой светоч загасил!

СОНЕТ К ФОРМЕ

Есть тонкие властительные связи
Меж контуром и запахом цветка.
Так бриллиант невидим нам, пока
Под гранями не оживет в алмазе.

Так образы изменчивых фантазий,
Бегущие, как в небе облака,
Окаменев, живут потом века
В отточенной и завершенной фразе.

И я хочу, чтоб все мои мечты,
Дошедшие до слова и до света,
Нашли себе желанные черты.

Пускай мой друг, разрезав том поэта,
Упьется в нем и стройностью сонета,
И буквами спокойной красоты!

ЮНОМУ ПОЭТУ

Юноша бледный со взором горящим,
Ныне даю я тебе три завета:
Первый прими: не живи настоящим,
Только грядущее - область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,
Сам же себя полюби беспредельно.
Третий храни: поклоняйся искусству,
Только ему, безраздумно, бесцельно.

Юноша бледный со взором смущенным!
Если ты примешь моих три завета,
Молча паду я бойцом побежденным,
Зная, что в мире оставлю поэта.

* * *

...и, покинув людей, я ушел в тишину,
Как мечта одинок, я мечтами живу,
Позабыв обаянья бесцельных надежд,
Я смотрю на мерцанья сочувственных звезд.
Есть великое счастье - познав, утаить;
Одному любоваться на грезы свои;
Безответно твердить откровений слова,
И в пустыне следить, как восходит звезда.

* * *

Я действительности нашей не вижу,
Я не знаю нашего века,
Родину я ненавижу, -
Я люблю идеал человека.

И в пространстве звенящие строки
Уплывают в даль и к былому;
Эти строки от жизни далеки,
Этих грез не поверю другому.

Но, когда настанут мгновенья,
Придут существа иные.
И для них мои откровенья
Прозвучат как песни родные.

МУЧИТЕЛЬНЫЙ ДАР

И ношусь, крылатый вздох,
Меж землей и небесами.
Е. Баратынский

Мучительный дар даровали мне боги,
Поставив меня на таинственной грани.
И вот я блуждаю в безумной тревоге,
И вот я томлюсь от больных ожиданий.

Нездешнего мира мне слышатся звуки,
Шаги эвменид и пророчества ламий...
Но тщетно с мольбой простираю я руки,
Невидимо стены стоят между нами.

Земля мне чужда, небеса недоступны,
Мечты навсегда, навсегда невозможны.
Мои упованья пред миром преступны,
Мои вдохновенья пред небом ничтожны!

* * *

Есть что-то позорное в мощи природы,
Немая вражда к лучам красоты:
Над миром скал проносятся годы,
Но вечен только мир мечты.

Пускай же грозит океан неизменный,
Пусть гордо спят ледяные хребты:
Настанет день конца для вселенной,
И вечен только мир мечты.

* * *

Еще надеяться - безумие.
Смирись, покорствуй и пойми;
Часами долгого раздумия
Запечатлей союз с людьми.

Прозрев в их душах благодатное,
Прости бессилие минут:
Теперь уныло-непонятное
Они, счастливые, поймут.

Так. Зная свет обетования,
Звездой мерцающий в ночи,
Под злобный шум негодования
Смирись, покорствуй и молчи.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Я не знаю других обязательств,
Кроме девственной веры в себя.
Этой истине нет доказательств,
Эту тайну я понял, любя.

Бесконечны пути совершенства,
О, храни каждый миг бытия!
В этом мире одно есть блаженство -
Сознавать, что ты выше себя.

Презренье - бесстрастие - нежность -
Эти три, - вот дорога твоя.
Хорошо, уносясь в безбрежность,
За собою видеть себя.

ДАНТЕ

Безумцы и поэты наших дней
В согласном хоре смеха и презренья
Встречают голос и родных теней.
Давно пленил мое воображенье
Угрюмый образ из далеких лет,
Раздумий одиноких воплощенье.

Я вижу годы, как безумный бред,
Людей, принявших снова вид звериный,
Я слышу вой во славу их побед
(То с гвельфами боролись гибеллины!).
И в эти годы с ними жил и он, -
На всей земле прообраз наш единый.

Подобных знал он лишь в дали времен,
А в будущем ему виднелось то же,
Что в настоящем, - безобразный сон.
Мечтательный, на девушку похожий,
Он приучался к зрелищу смертей,
Но складки на челе ложились строже.

Он, веривший в величие людей,
Со стоном звал: пускай придут владыки
И усмирят бессмысленных детей.
Под звон мечей, проклятия и крики
Он меж людей томился, как в бреду...

О Данте! о, отверженец великий, -
Воистину ты долго жил - в аду!

3. Н. ГИППИУС

Неколебимой истине
Не верю я давно,
И все моря, все пристани
Люблю, люблю равно.

Хочу, чтоб всюду плавала
Свободная ладья,
И Господа и Дьявола
Хочу прославить я.

Когда же в белом саване
Усну, пускай во сне
Все бездны и все гавани
Чредою снятся мне.

К СЧАСТЛИВЫМ

Свершатся сроки: загорится век,
Чей луч блестит на быстрине столетий,
И твердо станет вольный человек
Пред ликом неба на своей планете.

Единый Город скроет шар земной,
Как в чешую, в сверкающие стекла,
Чтоб вечно жить ласкательной весной,
Чтоб листьев зелень осенью не блекла;

Чтоб не было рассветов и ночей,
Но чистый свет, без облаков, без тени;
Чтоб не был мир ни твой, ни мой, ничей,
Но общий дар идущих поколений.

Цари стихий, владыки естества,
Последыши и баловни природы,
Начнут свершать, в веселье торжества,
Как вечный пир, ликующие годы.

Свобода, братство, равенство, все то,
О чем томимся мы, почти без веры,
К чему из нас не припадет никто, -
Те вкусят смело, полностью, сверх меры.

Разоблаченных тайн святой родник
Их упоит в бессонной жажде знанья,
И Красоты осуществленный лик
Насытит их предельные желанья.

И ляжем мы в веках как перегной,
Мы все, кто ищет, верит, страстно дышит,
И этот гимн, в былом пропетый мной,
Я знаю, мир грядущий не услышит.

Мы станем сказкой, бредом, беглым сном,
Порой встающим тягостным кошмаром.
Они придут, как мы еще идем,
За все заплатят им, - мы гибнем даром.

Но что ж! Пусть так! Клони меня, Судьба!
Дышать грядущим гордая услада!
И есть иль нет дороги сквозь гроба,
Я был! я есмь! мне вечности не надо!

* * *

Я много лгал и лицемерил,
И много сотворил я зла,
Но мне за то, что много верил,
Мои отпустятся дела.

Я дорожил минутой каждой,
И каждый час мой был порыв.
Всю жизнь я жил великой жаждой,
Ее в пути не утолив.

На каждый зов готов ответить,
И, открывая душу всем,
Не мог я в мире друга встретить
И для людей остался нем.

Любви я ждал, но не изведал
Ее в бездонной полноте, -
Я сердце холодности предал,
Я изменял своей мечте!

Тех обманул я, тех обидел,
Тех погубил, - пусть вопиют!
Но я искал - и это видел
Тот, кто один мне - правый суд!

СХОДНЫЕ РЕШЕНИЯ

Пора разгадывать загадки,
Что людям загадали мы.
Решенья эти будут кратки,
Как надпись на стене тюрьмы.

Мы говорили вам: "Изменой
Живи; под твердью голубой
Вскипай и рассыпайся пеной",
То значит: "Будь всегда собой".

Мы говорили вам: "Нет истин,
Прав - миг; прав - беглый поцелуй,
Тот лжет, кто говорит: "Здесь пристань!"
То значит: "Истины взыскуй!"

Мы говорили вам: "Лишь в страсти
Есть сила. В вечном колесе,
Вращаясь, домогайся власти",
То значит: "Люди равны все!"

Нам скажут: "Сходные решенья
Давно исчерпаны до дна".
Что делать? разны поколенья,
Язык различен, цель - одна!

СЫН ЗЕМЛИ

Я - сын земли, дитя планеты малой,
Затерянной в пространстве мировом,
Под бременем веков давно усталой,
Мечтающей бесплодно о ином.

Я - сын земли, где дни и годы - кратки.
Где сладостна зеленая весна,
Где тягостны безумных душ загадки,
Где сны любви баюкает луна.

От протоплазмы до ихтиозавров,
От дикаря, с оружьем из кремня,
До гордых храмов, дремлющих меж лавров,
От первого пророка до меня, -

Мы были узники на шаре скромном,
И сколько раз, в бессчетной смене лет,
Упорный взор земли в просторе темном
Следил с тоской движения планет!

К тем сестрам нашей населенной суши,
К тем дочерям единого отца
Как много раз взносились наши души,
Мечты поэта, думы мудреца!

И, сын земли, единый из бессчетных,
Я в бесконечное бросаю стих, -
К тем существам, телесным иль бесплотным,
Что мыслят, что живут в мирах иных.

Не знаю, как мой зов достигнет цели,
Не знаю, кто привет мой донесет,
Но, если те любили и скорбели,
Но, если те мечтали в свой черед

И жадной мыслью погружались в тайны,
Следя лучи, горящие вдали, -
Они поймут мой голос не случайный,
Мой страстный вздох, домчавшийся с земли!

Вы, властелины Марса иль Венеры,
Вы, духи света иль, быть может, тьмы, -
Вы, как и я, храните символ веры:
Завет о том, что будем вместе мы!

* * *

Великое вблизи неуловимо,
Лишь издали торжественно оно,
Мы все проходим пред великим мимо
И видим лишь случайное звено.

* * *

Я вырастал в глухое время,
Когда весь мир был глух и тих.
И людям жить казалось в бремя,
А слуху был не нужен стих.

Но смутно слышалось мне в безднах
Невнятный гул, далекий гром,
И топоты копыт железных,
И льдов тысячелетних взлом.

И я гадал: мне суждено ли
Увидеть новую лазурь,
Дохнуть однажды ветром воли
И грохотом весенних бурь.

Шли дни, ряды десятилетий.
Я наблюдал, как падал плен.
И вот предстали в рдяном свете,
Горя, Цусима и Мукден.

Год Пятый прошумел, далекой
Свободе открывая даль.
И после гроз войны жестокой
Был Октябрем сменен февраль.

Мне видеть не дано, быть может,
Конец, чуть блещущий вдали,
Но счастлив я, что был мной прожит
Торжественнейший день земли.

* * *
...
Художник быть не может не пророком,
И рабство с творчеством согласовать нельзя!
Кто не прошел пустынь в томленьи одиноком,
Не знает, где лежит святой мечты стезя!

В искусстве важен искус строгий.
Прерви души мертвящий плен
И выйди пламенной дорогой
К потоку вечных перемен.

Твоя душа - то ключ бездонный.
Не замыкай истомных уст.
Едва ты встанешь, утоленный,
Как станет мир - и сух и пуст.
...
da-nie
Ну и ещё стихи.

МОЛИТВА

Солнце свиpепое, солнце гpозящее,
Бога, в пpостpанствах идущего,
Лицо сумасшедшее,

Солнце, сожги настоящее
Во имя гpядущего,
Hо помилуй пpошедшее!

ПОТОМКИ КАИНА

Он не солгал нам, дух печально-строгий,
Принявший имя утренней звезды,
Когда сказал: "Не бойтесь вышней мзды,
Вкусите плод, и будете, как боги".

Для юношей открылись все дороги,
Для старцев - все запретные труды,
Для девушек - янтарные плоды
И белые, как снег, единороги.

Но почему мы клонимся без сил,
Нам кажется, что кто-то нас забыл,
Нам ясен ужас древнего соблазна,

Когда случайно чья-нибудь рука
Две жердочки, две травки, два древка
Соединит на миг крестообразно?

СЛОВО

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

ЖЕСТОКОЙ

"Пленительная, злая, неужели
Для вас смешно святое слово: друг?
Вам хочется на вашем лунном теле
Следить касанья только женских рук,

Прикосновенья губ стыдливо-страстных
И взгляды глаз нетребующих, да?
Ужели до сих пор в местах неясных
Вас детский смех не мучил никогда?

Любовь мужчины - пламень Прометея,
И требует, и, требуя, дарит,
Пред ней душа, волнуясь и слабея,
Как красный куст, горит и говорит.

Я вас люблю, забудьте сны!" - В молчаньи
Она, чуть дрогнув, веки подняла,
И я услышал звонких лир бряцанье
И громовые клёкоты орла.

Орёл Сафо у белого утёса
Торжественно парил, и красота
Бестенных виноградников Лесбоса
Замкнула богохульные уста.

ЭТО БЫЛО НЕ РАЗ

Это было не раз, это будет не раз
В нашей битве глухой и упорной:
Как всегда, от меня ты теперь отреклась,
Завтра, знаю, вернёшься покорной.

Но зато не дивись, мой враждующий друг,
Враг мой, схваченный томной любовью,
Если стоны любви будут стонами мук,
Поцелуи - окрашены кровью.

* * *
Я, что мог быть лучшей из поэм,
Звонкой скрипкой или розой белою,
В этом мире сделался ничем,
Вот живу и ничего не делаю.

Часто больно мне и трудно мне,
Только даже боль моя какая-то,
Не ездок на огненном коне,
А томленье и пустая маята.

Ничего я в жизни не пойму,
Лишь шепчу: "Пусть плохо мне приходится,
Было хуже Богу моему
И больнее было Богородице".

Николай Гумилёв.

ЧТО СЧАСТЬЕ?

Что счастье? Чад безумной речи?
Одна минута на пути,
Где с поцелуем жадной встречи
Слилось неслышное прости?

Или оно в дожде осеннем?
В возврате дня? В смыканьи вежд?
В благах, которых мы не ценим
За неприглядность их одежд?

Ты говоришь.. Вот счастье бьется
К цветку прильнувшее крыло,
Но миг - и ввысь оно взовьется
Невозвратимо и светло.

А сердцу, может быть, милей
Высокомерие сознанья,
Милее мука, если в ней
Есть тонкий яд воспоминанья.

* * *
Я думал, что сердце из камня,
Что пусто оно и мертво:
Пусть в сердце огонь языками
Походит - ему ничего.

И точно, мне было не больно,
А больно, так разве чуть-чуть.
И все-таки лучше довольно,
Задуй, пока можно задуть.

На сердце темно как в могиле,
Я знал, что пожар я уйму...
Ну вот... и огонь потушили,
А я умираю в дыму.

* * *
Я жизни не боюсь. Своим бодрящим шумом
Она дает гореть, дает светиться думам.
Тревога, а не мысль растет в безлюдной мгле,
и холодно цветам ночами в хрустале.
Но в праздности моей рассеяны мгновенья,
Когда мучительно душе прикосновенье,
И я дрожу средь вас, дрожу за свой покой,
Как спичку на ветру загородив рукой...
Пусть это только миг... В тот миг меня не трогай,
Я ощупью иду тогда своей дорогой...
Мой взгляд рассеянный в молчаньи заприметь
И не мешай другим вокруг меня шуметь.
Так лучше. Только бы меня не замечали
В туман, может быть, и творческой печали.

Анненский.

* * *
Болящий дух врачует песнопенье.
Гармонии таинственная власть
Тяжелое искупит заблужденье
И укротит бунтующую страсть.
Душа певца, согласно излитая,
Разрешена от всех своих скорбей;
И чистоту поэзия святая
И мир отдаст причастнице своей.

* * *
Мой дар убог, и голос мой не громок,
Но я живу, и на земли мое
Кому-нибудь любезно бытие:
Его найдет далекий мой потомок
В моих стихах; как знать? душа моя
Окажется с душой его в сношенье,
И как нашел я друга в поколенье,
Читателя найду в потомстве я.

СКУЛЬПТОР

Глубокий взор вперив на камень,
Художник нимфу в нем прозрел,
И пробежал по жилам пламень,
И к ней он сердцем полетел.

Но, бесконечно вожделенный,
Уже он властвует собой:
Неторопливый, постепенный
Резец с богини сокровенной
Кору снимает за корой.

В заботе сладостно-туманной
Не час, не день, не год уйдет,
А с предугаданной, с желанной
Покров последний не падет,

Покуда, страсть уразумея
Под лаской вкрадчивой резца,
Ответным взором Галатея
Не увлечет, желаньем рдея,
К победе неги мудреца.

* * *
Сначала мысль, воплощена
В поэму сжатую поэта,
Как дева юная, темна
Для невнимательного света;
Потом, осмелившись, она
Уже увертлива, речиста.
Со всех сторон своих видна,
Как искушенная жена
В свободной прозе романиста;
Болтунья старая, затем
Она, подъемля крик нахальный,
Плодит в полемике журнальной
Давно уж ведомое всем.

* * *
Старательно мы наблюдаем свет,
Старательно людей мы наблюдаем
И чудеса постигнуть уповаем:
Какой же плод науки долгих лет?
Что наконец подсмотрят очи зорки?
Что наконец поймет надменный ум
На высоте всех опытов и дум,
Что? Точный смысл народной поговорки.

УВЕРЕНИЕ

Нет, обманула вас молва,
По-прежнему дышу я вами,
И надо мной свои права
Вы не утратили с годами.

Другим курил я фимиам,
Но вас носил в святыне сердца;
Молился новым образам,
Но с беспокойством староверца.

Баратынский.

* * *
Так странно, свободно и просто
Мне выявлен смысл бытия,
И скрытое в семени "я",
И тайна цветенья и роста.
В растенье и в камне - везде,
В горах, в облаках, над горами
И в звере, и в синей звезде,
Я слышу поющее пламя.

* * *
Мы заблудились в этом свете.
Мы в подземельях темных. Мы
Один к другому, точно дети,
Прижались робко в безднах тьмы.

По мертвым рекам всплески весел;
Орфей родную тень зовет.
И кто-то нас друг к другу бросил,
И кто-то снова оторвет...

Бессильна скорбь. Беззвучны крики.
Рука горит еще в руке.
И влажный камень вдалеке
Лепечет имя Эвридики.

Волошин.
Вергилий
Неонит

Время течет непрерывной рекою.
Жизнь угасает, подобно свече.
Не обрести мне сегодня покоя.
Призраком белым плыву я к тебе.

Время ничто для такого как я.
Стены тебя не спасут.
Я укушу нежно в шею тебя.
И страхи, сомненья уйдут.

Теперь ты моя! Мы с тобою навеки.
Познай силу ночи в себе!
Восстань же дитя! Разомкни свои веки.
Твой сир взывает к тебе!
Dea_r
Оценити, пожалуйста. Нуждаюсь в критикеsmile.gif

У него было все: безграничная власть
И страна с плодородной землей.
Он был богом храним: деньги некуда класть,
Враг страну обходил стороной.

А для счастья чуть-чуть не хватало ему:
Всего-навсего капли любви.
Но любовь отыскать не легко королю,
Ведь у власти в плену короли.

Ему клялись в любви, потому что король,
Потому что богат и красив.
А он жаждал души, что почувствует боль,
Боль, что в сердце всю жизнь он хранит.

Но прекрасных девиц, окружавших его,
Лишь богатство и слава влекли,
В буйстве шумных пиров было им все равно,
У него, что творится внутри.

Он объездил весь мир, но нигде не нашел
Бескорыстной и чистой любви.
Он спиртным на пирах заливал свою боль
И с продажными девками жил.

Он смирился с судьбой и женился на той,
Что подсказывал четкий расчет.
А в кроватях у шлюх часто думал король:
«У жены молодой ухажер».

Его край процветал, но не счастлив он был.
Родила от другого жена.
Сын чужой каждый день подрастал рядом с ним,
А он шлюх как и прежде ласкал.

А однажды король на охоте отстал,
Заблудился и сбился с пути.
Очень долго в лесу он голодный блуждал,
Но цыгане от смерти спасли.

Без сознанья он был, а очнулся когда,
Он увидел ее – божество.
Черноглазая ведьма в котле у костра
Караулила зелье свое.

Всем цыганская ведьма была хороша,
И влюбился несчастный король
В этот дьявольский стан и с усмешкой глаза,
Звонкий смех, голосок золотой.

Он сказал: «Я – Король!» А она: «Ну и что?»
Рассмеялась и молча ушла.
Непокорством цыганки король был пленен:
Не боялась она короля.

Было ей наплевать на богатство и честь,
На парчу, дорогие шелка.
Полюбила она короля, какой есть
И себя всю ему отдала.

Но не долгим был сон, и был должен король
Возвратиться в родные края.
Он сказал ей: «Пойдем! Будем вечно вдвоем!»
А она: «Не пойду! Мне нельзя:

Я в степи рождена, быть свободной должна,
Не хочу в клетке замков я жить.
Ты иди, ну а я, буду жить как жила,
Обещай лишь меня не забыть!»

Он ушел, а цыгане, народ кочевой,
Снялись с места и двинулись в путь.
И вернувшись, Король и следов не нашел
Той девчонки, что тронула грудь.

Он опять во дворце пленник шумных пиров.
Рядом бегает маленький принц.
А король с отчуждением сидит за столом,
Опустив свою голову вниз.

Он уходит в себя, вспоминая свой «сон»,
Запах табора, ведьм у костра…
И частенько король сожалеет о том,
Что вернуться в тот табор нельзя.

Так прошло десять лет. Наш король постарел.
Сединою блестит голова.
Больше хочется спать, но он все же у дел
Процветает его сторона.

Как-то раз к королю юный принц подошел
И позвал на охоту «отца».
Делать нечего, как бы король ни хотел,
А отказывать принцу нельзя.

Он вскочил на коня, и помчались вперед.
Лай собак. Молодых суета.
Все шумят и кричат, он погоню ведет,
Расступилась деревьев листва:

На поляне большой под столетней сосной
Как и раньше кибитки стоят.
Копошится цыганский народ кочевой,
И костры на поляне горят.

Черноглазая ведьма стоит у костра.
Гордый стан, необузданный нрав.
Участилось дыхание у короля…
Он к ее припадает ногам…

Стало тихо вокруг. Из кибитки одной
Выбегает мальчишка и к ней
Прижимается крепко и гладит рукой:
«Мам, мы в поле глядеть лошадей!»

Побледнел вдруг король, изменился в лице:
«Изменила! Вот шлюха! Вот дрянь!»
Он хватает ее и сажает на цепь,
И велит отыскать пацана.

Привязали цыганку. Цыганка молчит.
Своенравная девка была.
Зажгли хворост, ведь он очень быстро горит.
И ведут к палачу пацана.

Пламя жадно опутало девичий стан.
Ведьма смотрит с мольбой из огня.
«Не трожь сына, убийца, зачал сего сам.
Умоляю, убей лишь меня!»

Обезумел король и рванулся за ней.
Подбежал, но спасти не успел.
И обнявши ее он покончил с собой,
Вместе с нею и сам он сгорел.

Сын цыганки сбежал. Много лет пропадал.
Но вернулся и занял свой трон.
Пополнялась казна, край его процветал,
Но по жизни несчастным был он.

У него было все: безграничная власть
И страна с плодородной землей.
Он был богом храним: деньги некуда класть,
Враг страну обходил стороной.

А для счастья чуть-чуть не хватало ему:
Всего-навсего капли любви.
Но любовь отыскать не легко королю,
Ведь у власти в плену короли.



Бешеный ритм. Безумия час.
Кажется, все это только для нас.
Я, убирая контроль над собой,
В едином порыве сливаюсь с тобой.
Жаждаю тела, дыханья, тепла.
И эту чашу я выпью до дна.
Капля за каплей струится ручей –
Алое пойло для ночи детей.
Ты меня любишь? Пожертвуй собой!
Дай мне напиться, мне шею открой.
Ведь для любви не бывает преград.
Я буду жить. Почему ты не рад?
Взгляд твой туманен и бледно лицо,
Медленно падает на пол кольцо.
Катится медленно, звонко звеня,
Господи, что же наделала я?!
Ты без дыханья лежишь на полу,
Я ошарашено пялюсь во тьму.
Время кончается. Скоро рассвет.
Мне надо прятаться. Выхода нет.
Я развернулась и быстро иду.
Я приближаюсь к кольцу на полу.
Встаю на колени. Беру посмотреть.
Золото с камнем, похожим на смерть.
Кровь оттираю, читаю слова.
Их там немного. Лишь имени два.
Похоже навечно связала судьба
Твое и мое на кольце имена…
Медленно встала. Ну что же со мной?
Тело не дружит с моей головой.
Сделала шаг, повернула назад.
Легла с тобой рядом. Закрыла глаза.
Медленно-медленно солнце встает.
Издавна солнца боится мой род.
Я очень сильно прижалась к тебе,
Медленно искорки гаснут во мне.
Я задыхаюсь. Я мерзну в огне.
Мне снится принц на крылатом коне.
Острая боль. Открываю глаза.
Солнечный свет убивает меня.
Нет. Я не плачу. Я жить не хочу.
Я за тебя своей жизнью плачу.
Тело вампирши сгорит без следа,
Я буду жить элементом кольца…
Некто однажды колечко найдет.
Грустная сказка опять оживет.
Кто-то возможно узнает тогда,
Что я всем сердцем любила тебя.
da-nie
Отличные стихи! Ваши?
Ну а критика... если будет угодно, меня всегда удивляют темы, которые неизменно выбирают девушки для своих стихов. Почти 100% это влюблённость, ревность, любовь и всё это для двух людей. Как ни странно, этим почти всё исчерпывается. А жаль, ведь есть же и высшие темы.
Я вот гораздо больше люблю стихи о любви к миру в целом, чем о влюблённости к конкретному человеку. Даже вот это вот стихотворение:

Цитата
Кляните нас; нам дорога свобода,
И буйствует не разум в нас, а кровь,
В нас вопиёт всесильная природа,
И прославлять мы будем век любовь.

В пример себе певцов весенних ставим:
Какой восторг – так говорить уметь!
Как мы живём, так мы поём и славим,
И так живём, что нам нельзя не петь!


Это ведь не та любовь, о которой ваши стихи.Собственно, этим критика и исчерпывается. А всё остальное - на пять баллов!
Прошу прощения, если чем-то задел.
Dea_r
Цитата(da-nie @ 27.1.2007, 11:45) *
Отличные стихи! Ваши?
Ну а критика... если будет угодно, меня всегда удивляют темы, которые неизменно выбирают девушки для своих стихов.

Наши ). Просто у девушек стихи о любви лучше получаются, поэтому они их чаще показывают). А за критику - спасибо.
Кто я? Я – ветер, я – песок,
Отаку я и хватит слов.
Я – это все, что может жить,
Мир созерцать, любить, творить…
Я тот, кто ночью видит свет,
А днем во тьме рождает бред.
Я – сон, я – вымысел, мираж –
В песках оазиса пейзаж.
Я – тень твоя, я – твой предел,
Я – интеграл твоих потерь,
Я – все, что видишь ты вокруг.
Ты знаешь сам, что я – твой друг.
***
О! Боги! Дайте силы мне!
Идя в последний бой,
Я всех святых со всей Земли
Хочу позвать с собой!
Я – человек не без грешка,
И это не секрет!
Эх, где б достать мне порошка,
Чтоб стать счастливей всех!
Я слишком много не хочу,
Прошу лишь дать мне шанс,
Чтоб попытаться мне мечту
Осуществить сейчас…
24.12.04

О! Боги! Обращаюсь к Вам,
Благодаря за то, что
Вняли вы моим мольбам,
Услышали мой зов.
Спасибо Вам, что дали шанс
Осуществить мечту,
Не думайте, я в этот раз
Ничто не попрошу.
Конечно, жизнь не так легка,
Как кажется сперва,
Но проводник есть у меня –
Заветная мечта.
Сейчас не нужно мне чудес,
Я все могу сама.
Тернистый путь к мечте своей
Преодолею я.
Я вам спасибо говорю
За преданных друзей,
Всех тех, которых я люблю,
За близких мне людей,
За этот мир, где я живу,
За свет, за тьму, за день,
За то, что я стихи пишу,
За то, что мне не лень,
За жизнь, которую люблю,
За каждый миг и час,
Что этой жизнью я живу
Благодарю я Вас.
19.05.06
da-nie
Все в памяти смущенной умирает --
Я вижу вас в сиянии зари,
И в этот миг мне Бог любви вещает:
"Беги отсель иль в пламени сгори!"
Лицо мое цвет сердца отражает.
Ищу опоры, потрясен внутри
И опьяненье трепет порождает.
Мне камни, кажется, кричат: "Умри!"
И чья душа в бесчувствии застыла,
Тот не поймет подавленный мой крик.
Он согрешит, но пусть воспламенится
В нем состраданье, что в сердцах убила
Насмешка ваша, видя бледный лик
И этот взор, что к гибели стремится.


Я минерал мечтал найти златой,
Ценимый добродетелью высоко,
Но умираю, мучаясь жестоко,
Затем что в сердце шип вонзился злой.
От поисков напрасных сам не свой,
Я, осужденный умереть до срока,
Там пребываю, где по воле рока
Останется победа не за мной.
Я многое бы к этому прибавил,
Но я боюсь, маркиз, что вам смешон
Моих докучных жалоб будет стон.
К владыке я взываю, чтобы он,
Который мрамор слезы лить заставил,
Жестокий камень в злато переплавил.
da-nie
НИЧТО

Высокой мысли башню крепостную
в твоей глуши я выстрою на взгорье,
и сердце с высоты осветит море,
багряной пеной волны коронуя.

Я сам затеплю искру золотую,
в моих потемках сам зажгу я зори,
в себе самом, единственной опоре,
обретший мир... А будь это впустую?

Ничем, ничем! .. И сердце, остывая,
пойдет ко дну, и крепостные своды,
холодные, застынут нелюдимо...

Ты - это ты, весна! Душа живая,
ты воздух и огонь, земля и воды!
...а я лишь мысль и ничего помимо...
da-nie
Рассудок, не знававший безрассудства,
и ум, где шалопайство не с руки,
и разум, неотзывчивый для чувства
от мудрости безмерно далеки.

Время наше будет знаменито
тем, что сотворило страха ради
новый вариант гермафродита:
плотью - мужики, а духом - бляди.

Пути добра с путями зла
так перепутались веками,
что и чистейшие дела
творят грязнейшими руками.

В искушениях всяких и разных
дух и плоть искушать ни к чему;
ничего нет страшней для соблазна,
чем немедля предаться ему.

Когда сидишь в собраньях шумных,
язык пылает и горит;
но люди делятся на умных
и тех, кто много говорит.

Чтоб выжить и прожить на этом свете
пока земля не свихнута с оси,
держи себя на тройственном запрете:
не бойся, не надейся, не проси.

Всегда и всюду тот, кто странен,
кто не со всеми наравне,
нелеп и как бы чужестранен
в своей родимой стороне.

Я охладел к научным книжкам
не потому, что был ленив;
ученья корень горек слишком,
а плод, как правило, червив.

ХХ век настолько обнажил
конструкции людской несовершенство,
что явно и надолго отложил
надежды на всеобщее блаженство.

Смешно, как тужатся мыслители
то громогласно, то бесшумно
забыв, что разум недействителен,
когда действительность безумна.

Высшая у жизни драгоценность -
дух незатухающих сомнений,
низменному ближе неизменность,
Богу - постоянство изменений.

На житейских внезапных экзаменах,
где решенья - крутые и спешные,
очень часто разумных и праведных
посрамляют безумцы и грешные.

Как не торжествует зло и свинство,
а надежды теплятся, упорны:
мир спасет святое триединство
образа, гармонии и формы.

Два смысла в жизни - внутренний и внешний,
у внешнего - дела, семья, успех;
а внутренний - неясный и нездешний -
в ответственности каждого за всех.

Наш ум и задница - товарищи,
хоть их союз не симметричен:
талант нуждается в седалище,
а ж..пе разум безразличен.

Зря и глупо иные находят,
что ученье - пустяк безразличный:
человек через школу проходит
из родильного дома в публичный.

Ты пишешь мне, что все темно и плохо,
Все жалким стало, вянущим и слабым;
но, друг мой, не в ответе же эпоха
за то, что ты устал ходить по бабам.

В нашем климате, слезном и сопельном
исчезает, почти забываемый,
оптимизм, изумительный опиум,
из себя самого добываемый.

Все лучшее, что делается нами
весенней созидательной порой,
творится не тяжелыми трудами,
а легкою искрящейся игрой.

Мы сами вяжем в узел нити
узора жизни в мироздании,
причина множества событий -
в готовном общем ожидании.

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

Возраст одолев, гляжу я сверху:
все мираж. иллюзия, химера;
жизнь моя - возведенная церковь,
из которой выветрилась вера.

Скука. Зависть. Одиночество.
Липкость вялого растления.
Потребительское общество
без продуктов потребления.

Губерман.
da-nie
Ещё Губерман:

***
Заметно и причудливо неровен
(История внезапна, как Господь),
Дух времени бывает бездуховен;
Тогда оно втройне лелеет плоть.

***
Кончилось время романтики чистой,
Всюду господство приборов и краников;
Девушки грезят о киноартистах,
А рожают - от киномехаников.

***
Что-то у страны моей в утробе
С собственной природой не в ладу:
Школа убивает вкус к учебе,
А работа - рвение к труду.

***
За страх, за деньги, за почет
Мы отдаемся невозвратно,
И непродажен только тот,
Кто это делает бесплатно.

Когда в потемках будней серых
Служить приходится дерьму,
Жизнь ужимается в размерах
И превращается в тюрьму.

***
Пронизано русское лето
миазмами русской зимы;
в российских ревнителях света
спят гены строителей тьмы.

***
Россия извелась, пока давала
грядущим поколениям людей
урок монументального провала
искусственно внедряемых идей.

***
Все социальные системы
от иерархии до братства
стучатся лбами о проблемы
свободы, равенства и блядства.

***
В кромешных ситуациях любых,
запутанных, тревожных и горячих,
спокойная уверенность слепых
кошмарнее растерянности зрячих.

***
Никто из самых близких поневоле
в мои переживания не вхож,
храню свои душевные мозоли
от любящих участливых галош.

***
Друзья всегда чуть привередливы.
И осмеять имеют склонность.
Друзья всегда чуть надоедливы.
Как верность и определенность.

***
Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с дьяволом и с Богом.

***
Свои черты, штрихи и блики
в душе у каждого и всякого,
но непостижимо разнолики,
все мы одиноки одинаково.

***
Отнюдь я не был манекен,
однако не был и в балете;
я тот никто, кто был никем,
и очень был доволен этим.

***
Человек без тугой и упрямой
самовольной повадки в решениях
постепенно становится дамой,
искушенной во всех отношениях.

***
Сегодня столь же, сколь вчера,
земля полна пиров и казней;
зло обаятельней добра,
и гибче и разнообразней.

***
Есть страсти, коим в восхваленье
ничто нигде никем не сказано;
я славлю лень - преодоление
корысти, совести и разума.

***
Господь, лепя людей со скуки,
бывал порою скуповат,
и что частично вышли суки,
он сам отчасти виноват.

***
Весомы и сильны среда и случай,
но главное - таинственные гены,
и как образованием ни мучай,
от бочек не родятся Диогены.

***
Наука наукой, но есть и приметы;
я твердо приметил сызмальства,
что в годы надежды плодятся поэты,
а в пору гниенья - начальство.

***
Сквозь вековые непогоды
идет, вершит, берет свое -
дурак, явление природы,
загадка замыслов ее

***
Добро уныло и занудливо,
и постный вид, и ходит боком,
а зло обильно и причудливо,
со вкусом, запахом и соком.

***
В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

***
На людях часто отпечатаны
истоки, давшие им вырасти:
есть люди, пламенем зачатые,
а есть рожденные от сырости.

***
Признаться в этом странно мне,
поскольку в этом мало чести,
но я с собой наедине
глупей, чем если с кем-то вместе.

***
Поэзия - нет дела бесполезней
в житейской деловитой круговерти,
но все, что не исполнено поэзии,
бесследно исчезает после смерти.

***
Навеки в душе моей пятна
остались, как страха посев,
боюсь я всего, что бесплатно
и благостно равно длля всех.

***
Творчеству полезны тупики:
боли и бессилия ожог
разуму и страху вопреки
душу вынуждают на прыжок.

***
Мудрость Бога учла заранее
пользу вечного единения:
где блаженствует змей познания,
там свирепствует червь сомнения.

***
В толпе прельстительных идей
и чистых мыслей благородных
полно пленительных блядей,
легко доступных, но бесплодных.

***
Во всех делах, где ум успешливый
победу праздновать спешит,
он ловит грустный и усмешливый
взгляд затаившейся души.

***
По времени скользя и спотыкаясь,
мы шьемся сквозь минуты и года,
и нежную застенчивую завязь
доводим до трухлявого плода.

***
Люблю апрель - снега прокисли,
журчит капель, слезой звеня,
и в голову приходят мысли
и не находят в ней меня.

***
Наружу круто выставив иголки,
укрыто провожу остаток дней;
душе милы и ласточки, и волки,
но мерзостно обилие свиней.
da-nie
УЧЕНЫЙ

Посвящ. В. М. Ф.

Вот он стоит, в блестящем ореоле,
В заученной, иконописной позе.
Его рука протянута к мимозе,
У ног его цитаты древних схолий.

Уйдем в мечту! Наш мир — фата-моргана,
Но правда есть и в призрачном оазе:
То — мир земли на высоте фантазий,
То — брат Ормузд, обнявший Аримана!

* * *
Господи! Господи!
Блуждаю один, как челнок,
Безумцем в туман направляемый,
Один, без любви, сожигаемый
Мучительным пламенем грез!

О, страшно стоять одному
На кручи заоблачной,
Стоять одному в беспредельности!
Туманы проходят у ног,
Орлы ко мне редко возносятся,
Как плесень, у грани снегов умирающий мох.

Есть блаженство — не знать и забыть!
Есть блаженство — в толпе затеряться!
Есть блаженство — скалой неоформленной быть
И мхом, этим мхом умирающим!

О, зачем я не сумрачный мох!
О, зачем я не камень дорожный!
Если бы был я пурпуровым маком!
Как на стебле я сладко качался б!
С бабочкой, севшей на венчик, качался,
Светом зари наслаждался,
Солнцем, и тенью, и мраком!

О, если бы был я пурпуровым маком!
О, если бы был я камнем дорожным!

* * *
Звездное небо бесстрастное,
Мир в голубой тишине;
Тайна во взоре неясная,
Тайна, невнятная мне.

Чудится что-то опасное,
Трепет растет в глубине;
Небо безмолвно, прекрасное,
Мир неподвижен во сне.

МИГИ

Бывают миги тягостных раздумий,
Когда душа скорбит, утомлена;
И в книжных тайнах, и в житейском шуме
Уже не слышит нового она.

И кажется, что выпит мной до дна
Весь кубок счастья, горя и безумий.
Но, как Эгерия являлась Нуме,-
Мне нимфа предстает светла, ясна.

Моей мечты созданье, в эти миги
Она — живей, чем люди и чем книги,
Ее слова доносятся извне.

И шепчет мне она: "Роптать позорно.
Пусть эта жизнь подобна бездне черной;
Есть жизнь иная в вечной вышине!"


В ГОРНЕМ СВЕТЕ

Я сознаю, что постепенно
Душа истаивает. Мгла
Ложится в ней. Но, неизменно,
Мечта свободная - светла!

Бывало, жизнь мутили страсти,
Как черный вихрь морскую гладь;
Я, у враждебных чувств во власти,
То жаждал мстить, то мог рыдать.

Но как орел в горах Кавказа,
За кругом круг, уходит ввысь,
Чтоб скрыться от людского глаза,-
Желанья выше вознеслись!

Я больше дольних смут не вижу,
Ничьих восторгов не делю;
Я никого не ненавижу
И - страшно мыслить - не люблю!

Но, с высоты полета, бездны
Открыты мне - былых веков:
Судьбы мне внятен ход железный
И вопль умолкших голосов.

Прошедшее, как дно морское,
Узором стелется вдали;
Там баснословных дней герои
Идут, как строем корабли.

Вникая в смысл тысячелетий,
В заветы презренных наук,
Я словно слышу, в горнем свете
Планетных сфер певучий звук;

И, прежнему призванью верен,
Тот звук переливаю в стих,
Чтоб он, отчетлив и размерен,
Пел правду новых снов моих!


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Я убежал от пышных брашен,
От плясок сладострастных дев,
Туда, где мир уныл и страшен;
Там жил, прельщения презрев.

Бродил, свободный, одичалый,
Таился в норах давней мглы;
Меня приветствовали скалы,
Со мной соседили орлы.

Мои прозренья были дики,
Мой каждый день запечатлен;
Крылато-радостные лики
Глядели с довременных стен.

И много зим я был в пустыне,
Покорно преданный Мечте...
Но был мне глас. И снова ныне
Я - в шуме слов, я - в суете.

Надел я прежнюю порфиру,
Умастил мирром волоса.
Едва предстал я, гордый, пиру,
"Ты царь!" - решили голоса.

Среди цариц веселой пляски
Я вольно предызбрал одну:
Да обрету в желаньи ласки
Свою безвольную весну!

И ты, о мой цветок долинный,
Как стебель, повлеклась ко мне.
Тебя пленил я сказкой длинной...
Ты - наяву, и ты - во сне.

Но если, страстный, в миг заветный,
Заслышу я мой трубный звук,
- Воспряну! Кину клич ответный
И вырвусь из стесненных рук!


* * *
Давно ушел я в мир, где думы,
Давно познал нездешний свет.
Мне странны красочные шумы,
Страстям — в душе ответа нет.

Могу я медлить миг мгновенный,
Но ввысь иду одной тропой.
Кто мне шепнул о жизни пленной?
— Моя звезда! я только твой

МИР N ИЗМЕРЕНИЙ

Высь, ширь, глубь. Лишь три координаты.
Мимо них где путь? Засов закрыт.
С Пифагором слушай сфер сонаты,
Атомам дли счет, как Демокрит.

Путь по числам?— Приведет нас в Рим он.
(Все пути ума ведут туда!)
То же в новом — Лобачевский, Риман,
Та же в зубы узкая узда!

Но живут, живут в N измереньях
Вихри воль, циклоны мыслей, те,
Кем смешны мы с нашим детским зреньем,
С нашим шагом по одной черте!

Наши солнца, звезды, все в пространстве,
Вся безгранность, где и свет бескрыл,
Лишь фестон в том праздничном убранстве,
Чем их мир свой гордый облик скрыл.

Наше время — им чертеж на плане.
Вкось глядя, как мы скользим во тьме,
Боги те тщету земных желаний
Метят снисходительно в уме.


МЫ

В мире широком, в море шумящем
Мы - гребень встающей волны.
Странно и сладко жить настоящим,
Предчувствием песни полны.

Радуйтесь, братья, верным победам!
Смотрите на даль с вышины!
Нам чуждо сомненье, нам трепет неведом,-
Мы - гребень встающей волны.


ПОЭТУ

Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;
Как Данте, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь.

Всего будь холодный свидетель,
На все устремляя свой взор.
Да будет твоя добродетель -
Готовность войти на костер.

Быть может, всё в жизни лишь средство
Для ярко-певучих стихов,
И ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов.

В минуты любовных объятий
К бесстрастью себя приневоль,
И в час беспощадных распятий
Прославь исступленную боль.

В снах утра и в бездне вечерней
Лови, что шепнет тебе Рок,
И помни: от века из терний
Поэта заветный венок!

СЛУЧАЙНОСТИ

Я верю всегдашним случайностям,
Слежу, любопытствуя, миги.
Так сладко довериться крайностям,
Вертепы менять на вериги.

Раздумья свободно качаются,
Покорны и рады мгновенью;
И жизнями жизни сменяются...
Действительность кажется тенью.

Я быть не желаю властителем
Судьбы, подчинившейся мере.
Иду я по звездным обителям,
Вскрывая безвестные двери.

Все дни направляются случаем,—
Могу упиваться я всеми,—
И ночи подобны созвучиям
В одной беспредельной поэме.


ЮНОШАМ

Мне все равно, друзья ль вы мне, враги ли,
И вам я мил иль ненавистен вам,
Но знаю,- вы томились и любили,
Вы душу предавали тайным снам;

Живой мечтой вы жаждете свободы,
Вы верите в безумную любовь,
В вас жизнь бушует, как морские воды,
В вас, как прибой, стучит по жилам кровь;

Ваш зорок глаз и ваши легки ноги,
И дерзость подвига волнует вас,
Вы не боитесь,- ищете тревоги,
Не страшен,- сладок вам опасный час;

И вы за то мне близки и мне милы,
Как стеблю тонкому мила земля:
В вас, в вашей воле черпаю я силы,
Любуюсь вами, ваш огонь деля.

Вы - мой прообраз. Юности крылатой
Я, в вашем облике, молюсь всегда.
Вы то, что вечно, дорого и свято,
Вы - миру жизнь несущая вода!

Хочу лишь одного - быть вам подобным
Теперь и после: легким и живым,
Как волны океанские свободным,
Взносящимся в лазурь, как светлый дым.

Как вы, в себя я полон вещей веры,
Как вам, судьба поет и мне: живи!
Хочу всего, без грани и без меры,
Опасных битв и роковой любви!

Как перед вами, предо мной - открытый,
В безвестное ведущий, темный путь!
Лечу вперед изогнутой орбитой
В безмерностях пространства потонуть!

Кем буду завтра, нынче я не знаю,
Быть может, два-три слова милых уст
Вновь предо мной врата раскроют к раю,
Быть может, вдруг мир станет мертв и пуст.

Таким живу, таким пребуду вечно,-
В моих, быть может, чуждых вам стихах,
Всегда любуясь дерзостью беспечной
В неугасимых молодых зрачках!

ЧИСЛА

Не только в жизни богов и демонов
раскрывается могущество числа.
Пифагор

Мечтатели, сибиллы и пророки
Дорогами, запретными для мысли,
Проникли — вне сознания — далеко,
Туда, где светят царственные числа.

Предчувствие разоблачает тайны,
Проводником нелицемерным светит:
Едва откроется намек случайный,
Объемлет нас непересказный трепет.

Вам поклоняюсь, вас желаю, числа!
Свободные, бесплотные, как тени,
Вы радугой связующей повисли
К раздумиям с вершины вдохновенья!


* * *
Я люблю большие дома
И узкие улицы города,-
В дни, когда не настала зима,
А осень повеяла холодом.

Пространства люблю площадей,
Стенами кругом огражденные,-
В час, когда еще нет фонарей,
А затеплились звезды смущенные.

Город и камни люблю,
Грохот его и шумы певучие,-
В миг, когда песню глубоко таю,
Но в восторге слышу созвучия.

Брюсов.
Kintaro
Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
И зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?
da-nie
Ну и полный вариант

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

А.С. Пушкин.
da-nie
Мы шли дорогой суеты
И вот, мы сохнем как цветы
Среди заброшенных руин
Брели толкаясь сквозь толпу
И угасаем как рубин
У бога мёртвого во лбу
Все цапли, как одна, умрут,
Когда покинет рыба пруд,
Уснёт в плену речных излук...
Куда тогда пойдёте вы?
О чём вздохнёт, ломаясь лук,
Дрожа обрывком тетивы.

***

Ты вырвал лотос из земли,
Когда в полях желтела осень,
Ушёл от дома и семьи,
Добро без сожаленья бросил
Оделся в тряпки нищеты...
Но тряпки эти не щиты.
В душе нет мира,
И сквозь дыры
Ушло спокойствие твоё -
Ты сам всадил в себя копьё.
Твои желания, глупец,
Прорвали все твои оплоты
Спешите вырвать из сердец
Земных страстей осенний лотос.

***

Ты можешь яд в руках нести,
Пока шипом не ранишь кожи
Избегнуть злобы тот лишь может,
В ком зло не смеет прорасти.

***

Про смерть не думают,
А злоба всё растёт.
Друг другу глотки рвут
И бесятся от жира.
Я ж вижу погребальный свой костёр!
Что для меня все свары мира?

***

Твой сын - не твой,
Твоё богатство - прах.
Ты сам - не ты,
Лишь отзвуки в горах.

***

Грусть мудрых мыслей о добре
Освобождает от оков
Так тает в лунном серебре
Холодный пепел облаков.

***

Уходят мудрые из дома
Как лебеди, покинув пруд.
Им наша жажда незнакома -
Увидеть завершённый труд.
Им ничего не жаль на свете -
Ни босых ног своих, ни лет.
Их путь непостижим и светел
Как в небе лебединый след.

***

Так низким душам суждено
Высоких духом ненавидеть
Стремленьем гибельным обидеть
Всё сердце их измождено.
Но неожиданным ответом
К ним возвращается назад
Бездумно пущенный по ветру
Песок и ранит им глаза.
И никуда им не укрыться,
Их зло всегда к ним путь найдёт
И в море рыбой, в небе птицей
В урочный час к ним смерть придёт.
Но им не слиться со вселенной,
Перерождаясь вновь и вновь,
В зверином облике презренном
Им сеять смерть и множить кровь.

***

По каплям созревает зло,
Не в одночасье ослепляет
И чудотворность верных слов
Оно сперва не ослабляет
Но неизбежен страшный миг,
Когда сольются капли в массу
Зловеще искривится мир
В уродливую злую маску.
И тьма окружит палача
Красней травы на поле битвы
Ни застонать, ни закричать,
И позабудутся молитвы.

***

Не долог зыбкой формы плен
За пустотой таится тлен.

***

Не создавай себе кумира
Любые формы преходящи
Снега горят в короне мира
Лишь под лучом животворящим.

***

За смех, за буйства наша кара:
Трещит огонь. Спасенья нет.
И не дают сквозь тьму пожара
Увидеть настоящий свет.

***

В тот миг прозренья и полёта,
Когда на дальнем берегу
Мелькнёт неведомое что-то
И озарит сияньем лотос
в туман одетую реку,
Хоть блёстку, что волна качала,
Успеть урвать у темноты,
Увидеть, как с концом начало
Сплелись сквозь муки немоты...
И этот миг, и блёстка эта
Желаннее стократ, чем век
Стяжателя, глупца, поэта,
Чем жизнь твоя, о человек!

***

И Ганги ширь во всей красе
И звёзды на исходе ночи
Идёт убийца по росе,
Цветы срывает и хохочет
Ему доступен детский смех
Ему ещё понятны звёзды
Ещё он беспечально смел
И ничего ещё не поздно
И нет смятения в груди
Но ждёт убийство впереди.

***

Заросший, словно чёрный як,
В звериную закутан шкуру.
Идёт брахман.
Но он - дурак,
А не святой и мудрый гуру.
В его глаза ты посмотри -
Там джунгли спрятаны внутри.

Дхаммапада (Слово Дхаммапада можно перевести как "Так говорил Будда")

То, что было до всех
И пребудет всегда.
В нём прозрачность воды,
Но она не вода.
Это суть без покрова,
Что лишь для умов,
Неспособных постичь,
Надевает покров.
Он создатель всех форм
И как ветер сквозной
Сквозь все формы течёт,
Не застыв ни в одной.

Ибн аль-Фарид
da-nie
Ну раз взялись Пушкина вспоминать...

Молитва
Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольных бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;

Но ни одна из них меня не умиляет,
Как та, которую священник повторяет
Во дни печальные Великого поста;
Всех чаще мне она приходит на уста

И падшего крепит неведомою силой:
Владыко дней моих!
Дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешения.
Да брат мой от меня не примет осуждения,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

***
В часы забав иль праздной скуки,
Бывало, лире я моей
Вверял изнеженные звуки
Безумства, лени и страстей.

Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе серафима
В священном ужасе поэт.

Возрождение
Художник-варвар кистью сонной
Картину гения чернит
И свой рисунок беззаконный
Над ней бессмысленно чертит.

Но краски чуждые, с летами,
Спадают ветхой чешуей;
Созданье гения пред нами
Выходит с прежней красотой.

Так исчезают заблужденья
С измученной души моей,
И возникают в ней виденья
Первоначальных, чистых дней.


К***
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.


Воспоминание
Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень,
И сон, дневных трудов награда,

В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья;

Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
Теснится тяжких дум избыток;
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток:

И, с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу, и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,-
Но строк печальных не смываю.


Предчувствие


Снова тучи надо мною
Собралися в тишине;
Рок завистливой бедою
Угрожает снова мне...
Сохраню ль к судьбе презренье?
Понесу ль навстречу ей
Непреклонность и терпенье
Гордой юности моей?

Бурной жизнью утомленный,
Равнодушно бури жду:
Может быть, еще спасенный,
Снова пристань я найду...
Но, предчувствуя разлуку,
Неизбежный, грозный час,
Сжать твою, мой ангел, руку
Я спешу в последний раз.

Ангел кроткий, безмятежный,
Тихо молви мне: прости,
Опечалься: взор свой нежный
Подыми иль опусти;
И твое воспоминанье
Заменит душе моей
Силу, гордость, упованье
И отвагу юных дней.


***


Я вас любил: любовь еще, быть может
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

***


Брожу ли я вдоль улиц шумных,
Вхожу ль во многолюдный храм,
Сижу ль меж юношей безумных, —
Я предаюсь моим мечтам.

Я говорю: промчатся годы,
И сколько здесь ни видно нас,
Мы все сойдем под вечны своды —
И чей-нибудь уж близок час.

Гляжу ль на дуб уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживет мой век забвеннный,
Как пережил он век отцов.

Младенца ль милого ласкаю,
Уже я думаю: прости!
Тебе я место уступаю:
Мне время тлеть, тебе цвести.

День каждый, каждую годину
Привык я думой провожать,
Грядущей смерти годовщину
Меж их стараясь угадать.

И где мне смерть пошлет судьбина?
В бою ли, в странствии, в волнах?
Или соседняя долина
Мой примет охладелый прах?

И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне все б хотелось почивать.

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.

***


Когда твои младые лета
Позорит шумная молва
И ты, по приговору света,
На честь утратила права,

Один, среди толпы холодной,
Твои страданья я делю
И за тебя мольбой бесплодной
Кумир бесчувственный молю.

Но свет... Жестоких осуждений
Не изменяет он своих:
Он не карает заблуждений,
Но тайны требует для них.

Достойны равного презренья
Его тщеславная любовь
И лицемерные гоненья:
К забвенью сердце приготовь;

Не пей мучительной отравы;
Оставь блестящий, душный круг;
Оставь минутные забавы:
Тебе один остался друг.

***


Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальный,
Как звук ночной в лесу глухом.

Оно на памятном листке
Оставит мертвый след, подобный
Узору надписи надгробной
На непонятном языке.

Что в нем? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я..

Демон


В те дни, когда мне были новы
Все впечатленья бытия —
И взоры дев, и шум дубровы,
И ночью пенье соловья,—

Когда возвышенные чувства,
Свобода, слава и любовь
И вдохновенные искусства
Так сильно волновали кровь,

Часы надежд и наслаждений
Тоской внезапной осеня,
Тогда какой-то злобный гений
Стал тайно навещать меня.

Печальны были наши встречи:
Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.

Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;

Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел —
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел.

В. Ф. Раевскому



Не тем горжусь я, мой певец,
Что привлекать умел стихами
Вниманье пламенных сердец,
Играя смехом и слезами,

Не тем горжусь, что иногда
Мои коварные напевы
Смиряли в мыслях юной девы
Волненье страха и стыда,

Не тем, что у столба сатиры
Разврат и злобу я казнил,
И что грозящий голос лиры
Неправду в ужас приводил,

Что непреклонным вдохновеньем
И бурной юностью моей
И страстью воли и гоненьем
Я стал известен меж людей,—

Иная, высшая награда
Была мне роком суждена —
Самолюбивых дум отрада!
Мечтанья суетного сна!..

Поэт


Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного света
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел.
Тоскует он в забавах мира,
Людской чуждается молвы,
К ногам народного кумира
Не клонит гордой головы;
Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы...

Деревня
Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льется дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья.

Я твой - я променял порочный двор Цирцей,
Роскошные пиры, забавы, заблужденья
На мирный шум дубров, на тишину полей,
На праздность вольную, подругу размышленья.

Я твой - люблю сей темный сад
С его прохладой и цветами,
Сей луг, уставленный душистыми скирдами,
Где светлые ручьи в кустарниках шумят.

Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крилаты;
Везде следы довольства и труда...

Я здесь, от суетных оков освобожденный,
Учуся в Истине блаженство находить,
Свободною душой Закон боготворить,
Роптанью не внимать толпы непросвещенной,

Участьем отвечать застенчивой Мольбе
И не завидовать судьбе
Злодея иль глупца - в величии неправом.
Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!

В уединенье величавом
Слышнее ваш отрадный глас.
Он гонит лени сон угрюмый,
К трудам рождает жар во мне,

И ваши творческие думы
В душевной зреют глубине.
Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор

Друг человечества печально замечает
Везде Невежества убийственный Позор.
Не видя слез, не внемля стона,
На пагубу людей избранное Судьбой,

Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,

Здесь Рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого Владельца.
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать не смея,

Здесь девы юные цветут
Для прихоти бесчувственной злодея.
Опора милая стареющих отцов,
Младые сыновья, товарищи трудов,

Из хижины родной идут собой умножить
Дворовые толпы измученных рабов.
О, если б голос мой умел сердца тревожить!
Почто в груди моей горит бесплодный жар
И не дан мне судьбой Витийства грозный дар?

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
И Рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством Свободы просвещенной
Взойдет ли наконец прекрасная Заря?


Юрьеву


Любимец ветреных Лаис,
Прелестный баловень Киприды —
Умей сносить, мой Адонис,
Ее минутные обиды!

Она дала красы младой
Тебе в удел очарованье,
И черный ус, и взгляд живой,
Любви улыбку и молчанье.

С тебя довольно, милый друг.
Пускай, желаний пылких чуждый,
Ты поцалуями подруг
Не наслаждаешься, что нужды?

В чаду веселий городских,
На легких играх Терпсихоры
К тебе красавиц молодых
Летят задумчивые взоры.

Увы! язык любви немой,
Сей вздох души красноречивый,
Быть должен сладок, милый мой,
Беспечности самолюбивой.

И счастлив ты своей судьбой.
А я, повеса вечно-праздный,
Потомок негров безобразный,

Взрощенный в дикой простоте,
Любви не ведая страданий,
Я нравлюсь юной красоте
Бесстыдным бешенством желаний;

С невольным пламенем ланит
Украдкой нимфа молодая,
Сама себя не понимая,
На фавна иногда глядит.

***


Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный...

И чувствую: в очах родились слезы вновь;
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает;
Я вспомнил прежних лет безумную любовь,

И всё, чем я страдал, и всё, что сердцу мило,
Желаний и надежд томительный обман...
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Лети, корабль, неси меня к пределам дальным
По грозной прихоти обманчивых морей,
Но только не к брегам печальным
Туманной родины моей,

Страны, где пламенем страстей
Впервые чувства разгарались,
Где музы нежные мне тайно улыбались,
Где рано в бурях отцвела

Моя потерянная младость,
Где легкокрылая мне изменила радость
И сердце хладное страданью предала.
Искатель новых впечатлений,

Я вас бежал, отечески края;
Я вас бежал, питомцы наслаждений,
Минутной младости минутные друзья;
И вы, наперсницы порочных заблуждений,

Которым без любви я жертвовал собой,
Покоем, славою, свободой и душой,
И вы забыты мной, изменницы младые,
Подруги тайные моей весны златыя,

И вы забыты мной... Но прежних сердца ран,
Глубоких ран любви, ничто не излечило...
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан...

Земля и море


Когда по синеве морей
Зефир скользит и тихо веет
В ветрила гордых кораблей
И челны на волнах лелеет;

Забот и дум слогая груз,
Тогда ленюсь я веселее -
И забываю песни Муз:
Мне моря сладкий шум милее.

Когда же волны по брегам
Ревут, кипят и пеной плещут,
И гром гремит по небесам,
И молнии во мраке блещут -

Я удаляюсь от морей
В гостеприимные дубровы;
Земля мне кажется верней,
И жалок мне рыбак суровый;

Живет на утлом он челне,
Игралище слепой пучины.
А я в надежной тишине
Внимаю шум ручья долины.

Кинжал


Лемносской бог тебя сковал
Для рук бессмертной Немезиды,
Свободы тайный страж, карающий кинжал,
Последний судия Позора и Обиды.

Где Зевса гром молчит, где дремлет меч Закона,
Свершитель ты проклятий и надежд,
Ты кроешься под сенью трона,
Под блеском праздничных одежд.

Как адской луч, как молния богов,
Немое лезвие злодею в очи блещет,
И озираясь он трепещет,
Среди своих пиров.

Везде его найдет удар нежданный твой:
На суше, на морях, во храме, под шатрами,
За потаенными замками,
На ложе сна, в семье родной.

Шумит под Кесарем заветный Рубикон,
Державный Рим упал, главой поник Закон;
Но Брут восстал вольнолюбивый:
Ты Кесаря сразил - и мертв объемлет он
Помпея мрамор горделивый.

Исчадье мятежей подъемлет злобный крик:
Презренный, мрачный и кровавый,
Над трупом Вольности безглавой
Палач уродливый возник.

Апостол гибели, усталому Аиду
Перстом он жертвы назначал,
Но вышний суд ему послал
Тебя и деву Эвмениду.

О юный праведник, избранник роковой,
О Занд, твой век угас на плахе;
Но добродетели святой
Остался глас в казненном прахе.

В твоей Германии ты вечной тенью стал,
Грозя бедой преступной силе -
И на торжественной могиле
Горит без надписи кинжал.

***


О муза пламенной сатиры!
Приди на мой призывный клич!
Не нужно мне гремящей лиры,
Вручи мне Ювеналов бич!

Не подражателям холодным,
Не переводчикам голодным,
Не безответным рифмачам
Готовлю язвы эпиграмм!

Мир вам, несчастные поэты,
Мир вам, журнальные клевреты,
Мир вам, смиренные глупцы!
А вы, ребята подлецы,—

Вперед! Всю вашу сволочь буду
Я мучить казнию стыда!
Но если же кого забуду,
Прошу напомнить, господа!

О, сколько лиц бесстыдно-бледных,
О, сколько лбов широко-медных
Готовы от меня принять
Неизгладимую печать!


Заклинание


О, если правда, что в ночи,
Когда покоятся живые
И с неба лунные лучи
Скользят на камни гробовые,
О, если правда, что тогда
Пустеют тихие могилы,—
Я тень зову, я жду Лейлы:
Ко мне, мой друг, сюда, сюда!

Явись, возлюбленная тень,
Как ты была перед разлукой,
Бледна, хладна, как зимний день,
Искажена последней мукой.
Приди, как дальная звезда,
Как легкий звук иль дуновенье,
Иль как ужасное виденье,
Мне всё равно: сюда, сюда!..

Зову тебя не для того,
Чтоб укорять людей, чья злоба
Убила друга моего,
Иль чтоб изведать тайны гроба,
Не для того, что иногда
Сомненьем мучусь... но, тоскуя,
Хочу сказать, что всё люблю я,
Что всё я твой: сюда, сюда!


Странник


I

Однажды, странствуя среди долины дикой,
Незапно был объят я скорбию великой
И тяжким бременем подавлен и согбен.
Как тот, кто на суде в убийстве уличен.
Потупя голову, в тоске ломая руки,
Я в воплях изливал души пронзенной муки
И горько повторял, метаясь как больной:
«Что делать буду я? что станется со мной?»

II

И так я, сетуя, в свой дом пришел обратно.
Уныние мое всем было непонятно.
При детях и жене сначала я был тих
И мысли мрачные хотел таить от них;
Но скорбь час от часу меня стесняла боле;
И сердце наконец раскрыл я поневоле.

«О горе, горе нам! Вы, дети, ты, жена! —
Сказал я,— ведайте: моя душа полна
Тоской и ужасом; мучительное бремя
Тягчит меня. Идет! уж близко, близко время:
Наш город пламени и ветрам обречен;
Он в угли и золу вдруг будет обращен,
И мы погибнем все, коль не успеем вскоре
Обресть убежище; а где? о горе, горе!»

III

Мои домашние в смущение пришли
И здравый ум во мне расстроенным почли.
Но думали, что ночь и сна покой целебный
Охолодят во мне болезни жар враждебный.
Я лег, но во всю ночь всё плакал и вздыхал
И ни на миг очей тяжелых не смыкал.
Поутру я один сидел, оставя ложе.
Они пришли ко мне; на их вопрос я то же,
Что прежде, говорил. Тут ближние мои,
Не доверяя мне, за должное почли
Прибегнуть к строгости. Они с ожесточеньем
Меня на правый путь и бранью и презреньем
Старались обратить. Но я, не внемля им,
Всё плакал и вздыхал, унынием тесним.
И наконец они от крика утомились
И от меня, махнув рукою, отступились
Как от безумного, чья речь и дикий плач
Докучны и кому суровый нужен врач.

IV

Пошел я вновь бродить, уныньем изнывая
И взоры вкруг себя со страхом обращая,
Как раб, замысливший отчаянный побег,
Иль путник, до дождя спешащий на ночлег.
Духовный труженик — влача свою веригу,
Я встретил юношу, читающего книгу.
Он тихо поднял взор — и вопросил меня,
О чем, бродя один, так горько плачу я?
И я в ответ ему: «Познай мой жребий злобный:
Я осужден на смерть и позван в суд загробный —
И вот о чем крушусь: к суду я не готов,
И смерть меня страшит».
«Коль жребий твой таков,—
Он возразил,— и ты так жалок в самом деле,
Чего ж ты ждешь? зачем не убежишь отселе?»
И я: «Куда ж бежать? какой мне выбрать путь?»
Тогда: «Не видишь ли, скажи, чего-нибудь?» —
Сказал мне юноша, даль указуя перстом.
Я оком стал глядеть болезненно-отверстым,
Как от бельма врачом избавленный слепец.
«Я вижу некий свет»,— сказал я наконец.
«Иди ж,— он продолжал,— держись сего ты света;
Пусть будет он тебе единственная мета,
Пока ты тесных врат спасенья не достиг,
Ступай!» — И я бежать пустился в тот же миг.

V

Побег мой произвел в семье моей тревогу,
И дети и жена кричали мне с порогу,
Чтоб воротился я скорее. Крики их
На площадь привлекли приятелей моих;
Один бранил меня, другой моей супруге
Советы подавал, иной жалел о друге,
Кто поносил меня, кто на смех подымал,
Кто силой воротить соседям предлагал;
Иные уж за мной гнались; но я тем боле
Спешил перебежать городовое поле,
Дабы скорей узреть — оставя те места,
Спасенья верный путь и тесные врата.
da-nie
* * *

Я ухо приложил к земле.
Я муки криком не нарушу.
Ты слишком хриплым стоном душу
Бессмертную томишь во мгле!
Эй, встань и загорись и жги!
Эй, подними свой верный молот,
Чтоб молнией живой расколот
Был мрак, где не видать ни зги!
Ты роешься, подземный крот!
Я слышу трудный, хриплый голос...
Не медли. Помни: слабый колос
Под их секирой упадет...
Как зерна, злую землю рой
И выходи на свет. И ведай:
За их случайною победой
Роится сумрак гробовой.
Лелей, пои, таи ту новь,
Пройдет весна - над этой новью,
Вспоенная твоею кровью,
Созреет новая любовь.

* * *

О, как смеялись вы над нами,
Как ненавидели вы нас
За то, что тихими стихами
Мы громко обличили вас!
Но мы - всё те же. Мы, поэты,
За вас, о вас тоскуем вновь,
Храня священную любовь,
Твердя старинные обеты...
И так же прост наш тихий храм,
Мы на стенах читаем сроки...
Так смейтесь, и не верьте нам,
И не читайте наши строки
О том, что под землей струи
Поют, о том, что бродят светы...

Но помни Тютчева заветы:
Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои...

* * *

Земное сердце стынет вновь,
Но стужу я встречаю грудью.
Храню я к людям на безлюдьи
Неразделенную любовь.

Но за любовью - зреет гнев,
Растет презренье и желанье
Читать в глазах мужей и дев
Печать забвенья, иль избранья.

Пускай зовут: Забудь, поэт!
Вернись в красивые уюты!
Нет! Лучше сгинуть в стуже лютой!
Уюта - нет. Покоя - нет.


* * *

Благословляю всё, что было,
Я лучшей доли не искал.
О, сердце, сколько ты любило!
О, разум, сколько ты пылал!

Пускай и счастие и муки
Свой горький положили след,
Но в страстной буре, в долгой скуке -
Я не утратил прежний свет.

И ты, кого терзал я новым,
Прости меня. Нам быть - вдвоем.
Всё то, чего не скажешь словом,
Узнал я в облике твоем.

Глядят внимательные очи,
И сердце бьет, волнуясь, в грудь,
В холодном мраке снежной ночи
Свой верный продолжая путь.

* * *

И вновь - порывы юных лет,
И взрывы сил, и крайность мнений...
Но счастья не было - и нет.
Хоть в этом больше нет сомнений!

Пройди опасные года.
Тебя подстерегают всюду.
Но если выйдешь цел - тогда
Ты, наконец, поверишь чуду,

И, наконец, увидишь ты,
Что счастья и не надо было,
Что сей несбыточной мечты
И на пол-жизни не хватило,

Что через край перелилась
Восторга творческого чаша,
И всё уж не мое, а наше,
И с миром утвердилась связь, -

И только с нежною улыбкой
Порою будешь вспоминать
О детской той мечте, о зыбкой,
Что счастием привыкли звать!

* * *

Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух,
Да, таким я и буду с тобой:
Не для ласковых слов я выковывал дух,
Не для дружб я боролся с судьбой.

Ты и сам был когда-то мрачней и смелей,
По звездам прочитать ты умел,
Что грядущие ночи - темней и темней,
Что ночам неизвестен предел.

Вот - свершилось. Весь мир одичал, и окрест
Ни один не мерцает маяк.
И тому, кто не понял вещания звезд, -
Нестерпим окружающий мрак.

И у тех, кто не знал, что прошедшее есть,
Что грядущего ночь не пуста, -
Затуманила сердце усталость и месть,
Отвращенье скривило уста...

Было время надежды и веры большой -
Был я прост и доверчив, как ты.
Шел я к людям с открытой и детской душой,
Не пугаясь людской клеветы...

А теперь - тех надежд не отыщешь следа,
Всё к далеким звездам унеслось.
И к кому шел с открытой душою тогда,
От того отвернуться пришлось.

И сама та душа, что, пылая, ждала,
Треволненьям отдаться спеша, -
И враждой, и любовью она изошла,
И сгорела она, та душа.

И остались - улыбкой сведенная бровь,
Сжатый рот и печальная власть
Бунтовать ненасытную женскую кровь,
Зажигая звериную страсть...

Не стучись же напрасно у плотных дверей,
Тщетным стоном себя не томи:
Ты не встретишь участья у бедных зверей,
Называвшихся прежде людьми.

Ты - железною маской лицо закрывай,
Поклоняясь священным гробам,
Охраняя железом до времени рай,
Недоступный безумным рабам.

* * *

О, я хочу безумно жить:
Всё сущее - увековечить,
Безличное - вочеловечить,
Несбывшееся - воплотить!

Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне, -
Быть может, юноша веселый
В грядущем скажет обо мне:

Простим угрюмство - разве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь - дитя добра и света,
Он весь - свободы торжество!

* * *

Всё на земле умрет - и мать, и младость,
Жена изменит, и покинет друг.
Но ты учись вкушать иную сладость,
Глядясь в холодный и полярный круг.

Бери свой челн, плыви на дальний полюс
В стенах из льда - и тихо забывай,
Как там любили, гибли и боролись...
И забывай страстей бывалый край.

И к вздрагиваньям медленного хлада
Усталую ты душу приучи,
Чтоб было здесь ей ничего не надо,
Когда оттуда ринутся лучи.

* * *

В неуверенном, зыбком полете
Ты над бездной взвился и повис.
Что-то древнее есть в повороте
Мертвых крыльев, подогнутых вниз.

Как ты можешь летать и кружиться
Без любви, без души, без лица?
О, стальная, бесстрастная птица,
Чем ты можешь прославить творца?

В серых сферах летай и скитайся,
Пусть оркестр на трибуне гремит,
Но под легкую музыку вальса
Остановится сердце - и винт.

* * *

Есть минуты, когда не тревожит
Роковая нас жизни гроза.
Кто-то на' плечи руки положит,
Кто-то ясно заглянет в глаза...

И мгновенно житейское канет,
Словно в темную пропасть без дна...
И над пропастью медленно встанет
Семицветной дугой тишина...

И напев заглушенный и юный
В затаенной затронет тиши
Усыпленные жизнию струны
Напряженной, как арфа, души.


* * *

Ты - буйный зов рогов призывных,
Влекущий на неверный след,
Ты - серый ветер рек разливных,
Обманчивый болотный свет.

Люблю тебя, как посох - странник,
Как воин - милую в бою,
Тебя провижу, как изгнанник
Провидит родину свою.

Но лик твой мне незрим, неведом,
Твоя непостижима власть:
Ведя меня, как вождь, к победам,
Испепеляешь ты, как страсть.

* * *

С мирным счастьем покончены счеты,
Не дразни, запоздалый уют.
Всюду эти щемящие ноты
Стерегут и в пустыню зовут.

Жизнь пустынна, бездомна, бездонна,
Да, я в это поверил с тех пор,
Как пропел мне сиреной влюбленной
Тот, сквозь ночь пролетевший, мотор.

* * *
Там человек сгорел.
Фет

Как тяжело ходить среди людей
И притворяться непогибшим,
И об игре трагической страстей
Повествовать еще не жившим.

И, вглядываясь в свой ночной кошмар,
Строй находить в нестройном вихре чувства,
Чтобы по бледным заревам искусства
Узнали жизни гибельный пожар!

* * *

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века -
Всё будет так. Исхода нет.

Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Блок.
MadShark
Невероятно, но я снова пишу... Немного сумбурно, правда

Мой друг, когда на сердце тишина,
И тихо плачет в небесах луна,
Налей в бокал себе вина
И выпей весь его, до дна.

Ты вспомни день и солнца смех,
Ты вспомни радость и успех...
Забудь про всех, кто не с тобой.
Забудь про все! А сердце радости открой.

Ты видишь, как светлеет мир?
Нет, не рассвет, а просто яркий пир
Достиг той высоты и точки невозврата,
Когда уж не страшит тебя утрата.

И ты живи, ты миру улыбайся!
И никогда ни в чем не сомневайся.
А если ж снова тишина…
Мой друг, налей себе еще вина!
Kintaro
-Не изменяй!-
Ты говоришь,любя.
-О, не волнуйся.
Я не изменяю.
Но, дорогая,
Как же я узнаю,
Что в мире нет
Прекраснее тебя?
(В.Федеров)
Глайт
М. Семенова

Идём в поводу мимолётных желаний,
Как дети, что ищут забавы,
Последствия нынешних наших деяний
Не пробуем даже представить.
А после рыдаем в жестокой печали:
"Судьба! Что ж ты сделала с нами!.."
Забыв в ослепленье, как ей помогали
Своими, своими руками.

За всякое дело придётся ответить,
Неправду не спрячешь в потёмках:
Сегодняшний грех через десять столетий
Пребольно ударит потомка.
А значит, не траться на гневные речи,
Впустую торгуясь с Богами,
Коль сам посадил себе горе на плечи,
Своими, своими руками.

Не жди от судьбы милосердных подачек
И не удивляйся подвохам,
Не жди, что от жалости кто-то заплачет,
Дерись до последнего вздоха!
И, может, твой внук, от далёкого деда
Сокрыт, отгорожен веками,
Сумеет добиться хоть малой победы
Своими, своими руками.


Ты - всё за книгой, в чистом и высоком,
А я привык тереться меж людьми.
Тебя тревожит глупость и жестокость,
А я - мне что! Меня поди пройми.

Различье наше - в чём-то самом главном.
Я хмур и зол. Ты - светоч доброты.
Тебе не стать, как я, а мне подавно,
Мой славный друг, не сделаться как ты.

Твою учёность превзойдут едва ли,
А дело к драке - тут меня держись.
И может статься, Боги не дремали,
Таких несхожих выпуская в жизнь?..


Не строй у дороги себе избы:
Любовь из дома уйдёт.
И сам не минуешь горькой судьбы,
Шагая за поворот.

Идёшь ли ты сам, силком ли ведут -
Дороге разницы нет!
И тысячи ног сейчас же затрут
В пыли оставшийся след.

Дорога тебя научит беречь
Пожатье дружеских рук:
На каждую из подаренных встреч
Придётся сотня разлук.

Научит ценить лесного костра
Убогий ночной приют...
Она не бывает к людям добра,
Как в песнях про то поют.

Белёсая пыль покрыла висок,
Метель за спиной кружит. А горизонт всё так же далёк,
Далёк и недостижим.

И сердце порой сжимает тоска
Под тихий голос певца...
Вот так и поймёшь, что жизнь коротка,
Но нет дороге конца.

Следы прошедших по ней вчера
Она окутала тьмой...
Она лишь тогда бывает добра,
Когда ведёт нас домой.


Когда восстанет род на род,
За преступление отмщая,
Попомнят люди чёрный год
И внукам кротость завещают.

Коль чести нет, пусть лютый страж -
Надёжный страх - прочистит разум!
И потому обычай наш -
Платить за всё. Сполна. И сразу!

...Но всё ж противится душа
И жалость гасит гнев наследный...
Убить легко. А воскрешать -
Сей светлый дар нам свыше не дан...

Окончен бой. Свершилась месть...
Но как на деле, не для виду,
Черту под прошлое подвесть,
Забыв про древнюю обиду?

Как станешь ты смотреть в глаза
И жить забор в забор с соседом,
Над кем всего лишь день назад
Хмельную праздновал победу?

Чтоб не тянулась эта нить,
Сплетаясь в саваны для гроба,
Быть может, лучше всё простить?
И не отмщать? И жить без злобы?..

...Попробуй это докажи
Тому, чей сын уже не встанет!
А те, кого оставил жить,
Тебя же вздёрнут на аркане...


Эта подлая жизнь не раз и не два
Окунала меня в кровищу лицом.
Потому я давно не верю в слова,
И особенно - в сказки со счастливым концом.

Надо ладить с людьми! Проживёшь сто лет,
Не погибнув за некий свет впереди.
Четвертьстолько протянет сказавший "нет":
Уж его-то судьба навряд ли станет щадить!

Если выжил герой всему вопреки
И с победой пришёл в родительский дом,
Это - просто чтоб мы не сдохли с тоски,
Это - светлая сказка со счастливым концом.

Если прочь отступил пощадивший враг
Или честно сражается грудь на грудь -
Не смешите меня! Не бывало так,
Чтобы враг отказался ножик в спину воткнуть.

Если новый рассвет встает из-за крыш
И любовь обручальным сплелась кольцом,
Это - просто чтоб ты не плакал, малыш,
Это - добрая сказка со счастливым концом.

Если в гибельный миг прокричал "Держись!"
И собой заслонил подоспевший друг -
Это тоже всё бред, ибо учит жизнь:
Не примчатся друзья - им, как всегда, недосуг.

Но зачем этот бред не даёт прожить,
От несчастий чужих отводя лицо?..
А затем, чтоб другому помочь сложить
Рукотворную сказку со счастливым концом.


Нам всем навевают глухую тоску вечера.
Нам кажется вечер предвестником горькой утраты.
Ещё один день, точно плот по реке, во "вчера"
Уходит, уходит... ушёл... И не будет возврата.

Нам утро подарит и радость, и новую тень,
И вечной надеждой согреет нас юное солнце,
Но то, чем хорош или плох был сегодняшний день,
Уже не вернётся обратно, уже не вернётся.

Мелькают недели, и месяцы мчатся бегом...
Мы вечно спешим к миражу послезавтрашней славы,
А нынешней глупости, сделавшей друга врагом,
Уже не исправить, мой милый, уже не исправить.

Мы время торопим, мечтая, как там, впереди,
От бед повседневных сумеем куда-нибудь деться...
А маленький сын лишь сегодня лежал у груди -
И вдруг повзрослел. И уже не вернуть его в детство.

В минувшее время напрасно душой не тянись -
Увяли цветы, и соткала им саван пороша.
Но, может быть, тем-то и светел божественный смысл
Что всякое утро смеясь разлучается с прошлым?..

И сколько бы нам ни сулил бесшабашный рассвет
На деле постигнуть вчерашнюю горькую мудрость,
Он тем и хорош, что придумает новый ответ...
А вечеру жизни - какое наследует утро?..


Дома, братцы, у Небес
Не допросишься чудес.
День за днём - как те
горшки на заборе.
Дома - скука и печаль;
Нас притягивает даль -
Чудеса живут, известно,
за морем.

И народ вокруг - не тот!
Хоть бы раз пойти в поход:
Кто же чудо у порога
отыщет?
А за морем - пир горой!
Что ни парень, то герой,
Что ни девка - вмиг
утонешь в глазищах!..

Так мы плачемся в глуши.
И однажды, вняв души
Устремленьям, да и просто
в науку,
Нас хватает и несёт...
И судьбы водоворот
С надоевшим домом дарит
разлуку.

...И окажется, что где б
Ни прижиться - горек хлеб,
Не рукою материнской
спечённый,
Не в отеческой печи,
Не от дедовской свечи,
Не на пращуров земле
разожжённой.
Там героев - как везде:
Что алмазов в борозде.
Вместо раскрасавиц - дура
на дуре.
Ну а чудо из чудес -
Твой земляк, какой невесть
В тот заморский край
закинутый бурей.

И на сердце ляжет мрак,
И назад потянет так,
Что хоть волком вой на
площади людной.
И поймёшь, что дом, где рос,
Где по тропкам бегал бос,
Он и есть на свете главное
чудо.

И вспорхнуть бы, полететь!..
Но уж врос в чужую твердь;
Корни рвать - себе
и ближним на муку...
Что и как в родном краю
Да про молодость свою -
Это всё теперь рассказывай
внуку.

А взрослеть возьмётся внук,
Он осмотрится вокруг,
Станет привязью
родительский корень:
Дома чуда ждать сто лет,
Вот в краях, где вырос дед, -
Там-то жизнь! Эх, кабы
съездить за море...


Раскинув стынущие руки,
Не видя неба в серой мгле,
Уже на том краю разлуки -
Убитый парень на земле.

Он, может, сам во всём виновен
И получил, что заслужил.
Но ток живой горячей крови
Не дрогнет больше в руслах жил.

Пусть оправдают, пусть осудят -
Ему едино. Он ушёл.
Теперь угадывайте, люди,
Кому с ним было хорошо.

А он не сможет оглянуться
Из-за последнего угла
И протрезветь, и ужаснуться
Своим же собственным делам.

Нам словно мало тех напастей,
Что посылают небеса.
С какой неодолимой страстью
Себя двуногий губит сам!..
Пока ты жив, ещё не поздно
Начать с начала бренный путь.
Там, наверху, пылают звёзды.
Там, дальше, - есть ли что-нибудь?

Дано ли будет нам обратно
Сойти во славе новых тел
И смыть всю грязь, и выжечь пятна,
Коль в этой жизни не успел?..

Быть может, вправду наше семя
Бессмертным спит в кругу планет
И ждёт, когда настанет время,
И прорастёт... А если нет?

А вдруг в последний раз, не в первый
Вершится жизни кутерьма?
И впереди - лишь тьма и черви,
А рай и ад - игра ума?

А вдруг не будет ни возврата,
Ни похвалы, ни укоризн, -
Куда, зачем, на что потратил
Одну-единственную жизнь?


Наши судьбы текут, как ручьи,
Как прибрежный песок.
Что - песчинка? Что - капля?..
И всё-таки в жизни не раз
Каждый делает выбор.
И выбор порою жесток.
Даже если судьба королевств
Не зависит от нас.

Если Зло и Добро
В откровенной схватились борьбе
И последним пророчествам
Сбыться мгновенье пришло,
Загляни в свою душу:
Что вправду милее тебе,
Что влечёт тебя с большею силой -
Добро или Зло?

А потом присмотрись,
Кто силён и наденет венец,
А кого проклянут
И навеки забудут как звать.
И опять загляни себе в душу:
Хорош ли конец?
И спроси себя снова:
Неужто охота встревать?..

Что за радость -
Безвестно погибнуть в неравном бою?
Может, спрятать глаза,
Ведь уже никого не спасти?..
Мало толку в геройстве,
Которого не воспоют...
Время лечит -
Однажды и сам себя сможешь простить.

А ещё - ты поверь, так бывает! -
Нет хуже врагов,
Забывающих в битве жестокой
Про всякую честь,
Чем стоящие - тот и другой! -
За Добро и Любовь...
Где меж ними различье? С кем правда?
Кого предпочесть?..

...А потом победитель
Устало опустит свой меч -
Враг стоит на коленях,
И мир не постигла беда...
И раздастся приказ:
"Всем ослушникам - головы с плеч!"
С кем пребудет твой выбор,
мой доблестный друг?
С кем тогда?..


Мне очень нравится вот это стихотворение:
С младенческого крика
До самою "прости"
Таинственную книгу
Слагаем по пути.

Теснятся чьи-то лица
За каждою строкой...
Мы чёркаем страницы
Бестрепетной рукой.

Мы веселы и правы,
Мы скачем напрямик...
Размашистые главы
Заносятся в дневник.

А если и помаркой
Испорчена строка -
Ни холодно ни жарко
Нам с этого пока.

Успеем возвратиться,
Попридержать коней...
Подумаешь, страница!
Их много в книге дней.

Что гоже, что негоже
И кто кому должник?
Когда-нибудь попозже
Исправим черновик...
...Но поздно, милый, поздно.
Не отыскать мостов.
И делается грозным
Шуршание листов.

Обиженные люди,
Забытые долги...
Поправлено не будет
В минувшем ни строки.

Кому мы, обещая,
Солгали без стыда,
Уходят не прощаясь,
Уходят навсегда.

Кого мы оттолкнули,
Кого мы подвели...
Корявых загогулин
Напрасно не скобли.

И наша повесть мчится
К финалу... А потом
Последняя страница
Покроет пухлый том.

И так же, запоздало
Стирая слёзы с глаз,
Как мы иных, бывало, -
Другие вспомнят нас.


И к этому я тоже неровно дышу:
Порою люди, не желая зла,
Вершат настолько чёрные дела,
Что до таких блистательных идей
Не вдруг дойдёт и записной злодей.

Один решил "раскрыть тебе глаза"
И о любимой сплетню рассказал.
Другой тебя "приятельски" поддел -
А ты от той подначки поседел.

Подумал третий, что державы друг
Обязан доносить на всех вокруг.
И вот - донёс... За безобидный взор
Тебе прочитан смертный приговор;
И жизнь твоя приблизилась к черте...
А ведь никто худого не хотел.

Порою люди, не желая зла,
Вершат настолько чёрные дела...


"Если б исполнение желаний
Мне, о Небо, даровало Ты,
Я б весь мир избавил от страданий,
Весь народ - от горькой нищеты.

Пусть дождутся люди урожая,
Что никто от века не косил.
Ну а если б чудо продолжалось,
Я б ещё корову попросил..."

Так молился пахарь у дороги,
Что вела к деревне через лес,
И, однажды вняв, благие Боги
Ниспослали вестника с Небес.

"Что ж - проси! Ты этого достоин.
Ныне день, любезный чудесам.
Но учти: соседу дастся вдвое
От всего, что вымолишь ты сам!"

И крестьянин, поглядев сурово,
О заветном высказался вслух:
"Пусть издохнет у меня корова,
Чтобы он недосчитался двух!.."


Мы своих хороним близких
Годы, дни и месяца
Расставляют обелиски
На пустеющих сердцах.

Помяну... Рукою голой
Со свечи сниму нагар:
Кто-то был обидно молод...
Кто-то был завидно стар...

А другой живёт и ныне.
Только тропки разошлись...
Только друга нет в помине...
Это тоже обелиск.


В это я влюблена. Я очень люблю лошадей. Хотя этот стих не столько о лошади.
Четыре копыта, облезлая шкура...
По грязной дороге плетётся понуро
Забывшая думать о чём-то хорошем,
Давно ко всему безразличная лошадь.
Она родилась жеребёнком беспечным,
Но скоро хомут опустился на плечи,
И кнут над спиной заметался со свистом...
Забылась лужайка в ромашках душистых,
Забылось дыхание матери рыжей...
Лишь месят копыта дорожную жижу,
И только сгибается всё тяжелее
Когда-то красивая, гордая шея.

Четыре копыта, торчащие рёбра...
Скупится на ласку хозяин недобрый.
А жизнь повернуться могла по-другому -
Ведь где-то сверкают огни ипподрома,
Там тоже есть место обидам и бедам,
Но мчатся по гулкой дорожке к победам
Могучие кони, крылатые кони...
И кутают их золотые попоны.
Им, лучшим, награды и слава - но кто-то
Всегда занимается чёрной работой.
Чтоб им предаваться волшебному бегу,
Тебя спозаранку впрягают в телегу,
И если до срока работа состарит -
Другого коня подберут на базаре.

Четыре копыта, клокастая грива...
А время обманчиво-неторопливо,
И сбросишь, достигнув однажды предела,
Как старую шерсть, отболевшее тело.
Ругаясь, хомут рассупонит возница...
Но ты не услышишь. Ты будешь резвиться
В лугах, вознесённых над морем и сушей,
Где ждут воплощения вечные души.
Опять жеребёнком промчишься по полю,
Неся не людьми возвращённую волю -
Большие глаза и пушистая чёлка,
Четыре копытца и хвостик-метёлка.


Когда я умру, я не сгину, как искра во тьме.
Когда я умру, я очнусь на высоком холме.
Там, где не бывает ни горестно, ни одиноко,
Очнусь оттого, что большая собака лизнёт меня в щёку.

И я потянусь, просыпаясь, и на ноги встану,
И вдаль посмотрю сквозь жемчужные нити тумана.
Умытым глазам не помеха рассветная дымка -
Свой путь разгляжу до конца, до заветной заимки.

Тропой через лес, где тяжёлые ветви - как полог,
Где голову гладят зелёные лапищи ёлок,
А если решу отдохнуть на пеньке у дорожки,
Тотчас на колени запрыгнут пушистые кошки,
И там, где траву водяную течение клонит,
Без страха ко мне подойдут любопытные кони...
Чего им бояться - созданиям доброго мира,
Где только сухие поленья и рубит секира?

И вот наконец сквозь прогалину леса - увижу
Дымы очагов и дерновые низкие крыши:
Там встретить готовы меня без большой укоризны
Все те, кто был мною любим в завершившейся жизни,
Готовы принять и судить не особенно строго
Все те, кто меня обогнал на небесных дорогах.
Обиды и гнева не будет во взглядах знакомых...
И я улыбнусь. И почувствую сердцем: я дома.


Зубов отточен ряд
И нехорош мой взгляд:
Я - пёс!
За тысячу шагов
Учует злых врагов
Мой нос.

Кого-то подстегнёт,
Кого-то отпугнёт
Мой вид.
Я схватки не ищу,
Но в жизни не спущу
Обид!

Щетина на хребте.
Сверкают в темноте
Клыки.
Я - зверь среди зверей.
Ну - у кого острей
Клинки?!.

...А ты со мной не схож.
Ты кроток, тонкокож,
Несмел.
Ты в драке не боец.
Ты вражеских сердец
Не ел!..

Ты только мудрых книг
Величие постиг.
Твой нрав
Опередил наш век.
Ты просто - человек.
Ты - прав!

Неблизок твой рассвет.
Покамест даже нет
Свечи!..
Но я, матёрый зверь,
Прошу уже теперь:
Учи...
da-nie
* * *

Я коротаю жизнь мою.
Мою безумную, глухую:
Сегодня - трезво торжествую,
А завтра - плачу и пою.

Но если гибель предстоит?
Но если за моей спиною
Тот - необъятною рукою
Покрывший зеркало - стоит?..

Блеснет в глаза зеркальный свет,
И в ужасе, зажмуря очи,
Я отступлю в ту область ночи,
Откуда возвращенья нет...

* * *

Идут часы, и дни, и годы.
Хочу стряхнуть какой-то сон,
Взглянуть в лицо людей, природы,
Рассеять сумерки времен...

Там кто-то машет, дразнит светом
(Так зимней ночью, на крыльцо
Тень чья-то глянет силуэтом,
И быстро спрячется лицо).

Вот меч. Он - был. Но он - не нужен.
Кто обессилил руку мне? -
Я помню: мелкий ряд жемчужин
Однажды ночью, при луне,

Больная, жалобная стужа,
И моря снеговая гладь...
Из-под ресниц сверкнувший ужас -
Старинный ужас (дай понять)...

Слова? - Их не было. - Что ж было? -
Ни сон, ни явь. Вдали, вдали
Звенело, гасло, уходило
И отделялось от земли...

И умерло. А губы пели.
Прошли часы, или года...
(Лишь телеграфные звенели
На черном небе провода...)
И вдруг (как памятно, знакомо!)
Отчетливо, издалека
Раздался голос: Ecce homo!
Меч выпал. Дрогнула рука...

И перевязан шелком душным
(Чтоб кровь не шла из черных жил),
Я был веселым и послушным,
Обезоруженный - служил.

Но час настал. Припоминая,
Я вспомнил: Нет, я не слуга.
Так падай, перевязь цветная!
Хлынь, кровь, и обагри снега!

* * *

Есть игра: осторожно войти,
Чтоб вниманье людей усыпить;
И глазами добычу найти;
И за ней незаметно следить.

Как бы ни был нечуток и груб
Человек, за которым следят, -
Он почувствует пристальный взгляд
Хоть в углах еле дрогнувших губ.

А другой - точно сразу поймет:
Вздрогнут плечи, рука у него;
Обернется - и нет ничего;
Между тем - беспокойство растет.

Тем и страшен невидимый взгляд,
Что его невозможно поймать;
Чуешь ты, но не можешь понять,
Чьи глаза за тобою следят.

Не корысть, не влюбленность, не месть;
Так - игра, как игра у детей:
И в собрании каждом людей
Эти тайные сыщики есть.

Ты и сам иногда не поймешь,
Отчего так бывает порой,
Что собою ты к людям придешь,
А уйдешь от людей - не собой.

Есть дурной и хороший есть глаз,
Только лучше б ничей не следил:
Слишком много есть в каждом из нас
Неизвестных, играющих сил...

О, тоска! Через тысячу лет
Мы не сможем измерить души:
Мы услышим полет всех планет,
Громовые раскаты в тиши...

А пока - в неизвестном живем
И не ведаем сил мы своих,
И, как дети, играя с огнем,
Обжигаем себя и других...

* * *

Даже имя твое мне презренно,
Но, когда ты сощуришь глаза,
Слышу, воет поток многопенный,
Из пустыни подходит гроза.

Глаз молчит, золотистый и карий,
Горла тонкие ищут персты...
Подойди. Подползи. Я ударю -
И, как кошка, ощеришься ты...

* * *

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле,
Когда твое лицо в простой оправе
Передо мной сияло на столе.

Но час настал, и ты ушла из дому.
Я бросил в ночь заветное кольцо.
Ты отдала свою судьбу другому,
И я забыл прекрасное лицо.

Летели дни, крутясь проклятым роем...
Вино и страсть терзали жизнь мою...
И вспомнил я тебя пред аналоем,
И звал тебя, как молодость свою...

Я звал тебя, но ты не оглянулась,
Я слезы лил, но ты не снизошла.
Ты в синий плащ печально завернулась,
В сырую ночь ты из дому ушла.

Не знаю, где приют своей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла...
Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла...

Уж не мечтать о нежности, о славе,
Всё миновалось, молодость прошла!
Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.

НА СМЕРТЬ МЛАДЕНЦА

Когда под заступом холодным
Скрипел песок и яркий снег,
Во мне, печальном и свободном,
Еще смирялся человек.

Пусть эта смерть была понятна -
В душе, под песни панихид,
Уж проступали злые пятна
Незабываемых обид.

Уже с угрозою сжималась
Доселе добрая рука.
Уж подымалась и металась
В душе отравленной тоска...

Я подавлю глухую злобу,
Тоску забвению предам.
Святому маленькому гробу
Молиться буду по ночам.

Но - быть коленопреклоненным,
Тебя благодарить, скорбя? -
Нет. Над младенцем, над блаженным,
Скорбеть я буду без Тебя.

* * *

Когда я прозревал впервые,
Навстречу жаждущей мечте
Лучи метнулись заревые
И трубный ангел в высоте.

Но торжества не выносила
Пустынной жизни суета,
Беззубым смехом исказила
Всё, чем жива была мечта.

Замолкли ангельские трубы,
Немотствует дневная ночь.
Верни мне, жизнь, хоть смех беззубый,
Чтоб в тишине не изнемочь!

* * *

Я - Гамлет. Холодеет кровь,
Когда плетет коварство сети,
И в сердце - первая любовь
Жива - к единственной на свете.

Тебя, Офелию мою,
Увел далёко жизни холод,
И гибну, принц, в родном краю,
Клинком отравленным заколот.

* * *

В огне и холоде тревог -
Так жизнь пройдет. Запомним оба,
Что встретиться судил нам бог
В час искупительный - у гроба.

Я верю: новый век взойдет
Средь всех несчастных поколений.
Недаром славит каждый род
Смертельно оскорбленный гений.

И все, как он, оскорблены
В своих сердцах, в своих певучих.
И всем - священный меч войны
Сверкает в неизбежных тучах.

Пусть день далек - у нас всё те ж
Заветы юношам и девам:
Презренье созревает гневом,
А зрелость гнева - есть мятеж.

Разыгрывайте жизнь, как фант.
Сердца поэтов чутко внемлют,
В их беспокойстве - воли дремлют;
Так точно - черный бриллиант

Спит сном неведомым и странным,
В очарованьи бездыханном,
Среди глубоких недр, - пока
В горах не запоет кирка.

А. Блок.
da-nie
От всяких "Блоков" и печальных стихов перейдём к стишкам поздравительным (вдруг кому пригодятся?).

Поздравления С Днем Рождения

1

С днём рожденья тебя поздравляю!
Здоровья, радости желаю.
И чтоб жила ты много лет
Без слёз, без горести, без бед!

2

Желаю радости всегда
И настроенья бодрого,
Не знать печали никогда
И в жизни всего доброго.
Никогда не унывать,
Не видеть огорчения,
И дни с улыбкой начинать,
Как в этот День Рождения!

3

С днём рожденья тебя поздравляю.
Веселись в этот день, не грусти.
Много счастья тебе я желаю,
А особенно счастья в любви!

4

Желаю счастья целый ворох,
Улыбок радостных букет,
Друзей надёжных и весёлых,
Счастливой жизни целый век!

5

Желаю тебе я
В твой день рождения
Здоровья, успехов,
Удач и везенья,
Лёгких дорог,
Возвращений счастливых,
Мой самый желанный
И самый красивый!

6

Будь девушкой, уверенной в себе,
В своей борьбе, в тропе своей, в судьбе.
В толпе держись, как будто ты одна,
Как будто ты Богиней рождена!

7

Если ты противница покоя,
Значит, ты пока что молода,
И покуда верится, что можешь
Одолеть любой крутой подъём,
Ты всегда на 10 лет моложе
Возраста, что в паспорте твоём!

8

Пусть день твой будет солнечным, прекрасным.
И розами твой будет устлан путь.
И каждый вечер- звёздным, чистым, ясным.
{Имя}, всегда счастливой будь!!!

9

Пусть в день рожденья твоего
Тепло родных тебя согреет.
А с ним не страшно ничего,
Хоть снег летит, хоть ветер веет!

10

Под звон хрустального бокала,
Шипенье сладкого вина
Я с днем рожденья поздравляю,
Желаем счастья и добра.

11

Желаю быть тебе счастливой!
Цвести пышнее всяких роз!
Дорогу счастья торопливо
Пройти без горя и без слез!
Желаю счастья, песен, смеха!
Побольше радости, успеха.
Прожить желаю сотню лет,
Не зная горя, слез и бед!

12

Все невзгоды и преграды,
Мы желаем, лёгким шагом тебе обойти,
И пусть иногда посещает усталость,
Hо молодо будет сердце в груди!

13

Что пожелать тебе? Богатств? Удачи?
От жизни каждый хочет своего...
А мы тебе желаем просто счастья,
Чтоб было понемногу, но всего!

14

Давным-давно известно утвержденье,
Что если кто родился, то всегда,
В начале ночи, в день его рожденья,
Hа небе загорается звезда.
Так пусть твоя звезда не угасает
И в этот день ещё светлей горит,
Твой славный путь всё ярче освещая
И жизнь твою ничто не омрачит!

15

Желаем счастья, радости, успеха,
Большой любви и много смеха,
Удачь, здоровья, много силы,
Чтоб бодрость сердце веселила,
Чтоб грусти ты совсем не знал
И чтоб друзей не забывал!

16

В преданьи старом говорится:
Когда родился человек -
Звезда на небе загорится,
Чтобы светить ему на век.
Так пусть она тебе сияет
По крайней мере лет до ста,
И счастье дом твой охраняет
И радость будет в нём всегда.
Пусть будет в жизни всё прекрасно,
Без горя и невзгод,
Пусть будет всё светло и ясно
На много-много лет вперёд!

17

Пусть счастье спутником твоим
Останется на век
И будет рядом навсегда
Любимый человек!

18

Пусть в этот день весенний лучами
Вам улыбнутся люди и цветы,
И пусть всегда идут по жизни с Вами
Любовь, здоровье, счастье и мечты.

19

Пусть счастья будет полон дом,
И станет, без сомненья.
Прекрасным, светлым, добрым днем
День твоего рожденья.

20

Чтоб всегда под счастливой звездою
Вас судьба по дороге вела.
В доме чтоб полноводной рекою
Жизнь спокойно и мирно текла,
Пусть Ваш дом лишь друзья посещают,
Стороною обходят ненастья,
От души мы добра Вам желаем,
Долгой жизни, здоровья и счастья!

21

Желаем здоровья на долгие годы.
Чтоб Вас стороной обходили невзгоды,
Чтоб счастье и радость не знали разлуки,
Чтоб думу согрели Вам дети и внуки.

22

Пyсть годы пpойдyт за годами, о том, что пpошло не гpyсти.
А тем, кто когда-то обидел, всем сеpдцем обидy пpости.
Hе тpать свои неpвы напpасно, здоpовья не кyпишь нигде.
Пyсть жизнь твоя бyдет пpекpасна, мы счастья желаем тебе.
Поздpавляем тебя с Днем pожденья!

23

Сегодня праздник грустный и веселый...
Ведь в жизни так бывает иногда.
Ты рада встрече с юностью, но детство...
Оно теперь уходит навсегда.
Так пусть сегодня звонкий не смолкает смех,
И счастье льется пусть рекой.
Сегодня ты - счастливей всех,
Ведь это праздник твой и только твой!
Пускай друзья твои останутся с тобой,
Не покидают в трудную минуту.
И я прошу - ты никогда не забывай,
Что в этой жизни ты всегда нужна кому-то!

24

Сегодня, в торжественный день, в день рожденья,
Здоровья желаем и жить не старея,
Побольше вам радостей, меньше печали,
А беды, чтоб к вам, никогда не стучали.
Будь здоровым всегда, не грусти никогда,
И с таким настроеньем прожить лет до ста!

25

С днём рожденья тебя поздравляем!
Счастья в жизни большого желаем,
Светлых дней и улыбок букет,
Hе болеть, не стареть много лет!

26

В День рождения поздравления от нас - это раз.
Шлем мы добрые слова - это два.
Быть все время впереди - это три.
Жить со всеми в дружбе, в мире - это, кажется, четыре.
Никогда не унывать - это пять.
Приумножить все что есть - это шесть.
Быть внимательным ко всем - это семь.
Быть всегда в нормальном весе - это восемь, девять, десять.
Ну, а к этому впридачу -
Счастья, радости, удачи!

27

Пусть твердят: уходит жизнь.
Только ты не верь,
Она как океан не убывает,
И снова радость постучится в дверь,
Плохой погоды вечно не бывает.
И пусть порою в жизни не легко,
И не всегда судьба тебе послушна,
Живи красиво, вольно, широко,
Люби людей светло и простодушно!

28

Желаем быть богаче, чем земля,
Желаем быть красивей, чем рассвет
И счастья, радостей на много-много лет.
Желаем синих звёзд в твою ладонь,
Любви желаем яркой, как огонь,
Дорог желаем в жизни не крутых
И жить не для себя, а для других!

29

Пусть сбудется то, что ещё не сбылось,
Чтоб долго, легко и красиво жилось,
Пусть жизнь твоя будет красива, светла,
А мы, никогда не разлюбим тебя!

30

Желаем в жизни всё успеть
И полный дом всего иметь,
Здоровье, бодрость сохранить
И много-много лет прожить!

31

Так будь же женщиной - счастливой,
В минуты страсти - одержимой.
В печальные минуты - сильной,
B, непременно, быть всегда - любимой!

32

Мы желаем вам всегда
Здравия на долгие года,
Успехов дома и на службе,
Hеба чистого и дружбы,
Добрых встреч, улыбок детских,
Вечно жить по молодецки!

33

стихи с днем рождения
Будь самой веселой и самой счастливой,
Хорошей и нежной и самой красивой
Будь самой внимательной, самой любимой,
Простой, обаятельной, неповторимой,
И доброй, и строгой, и слабой, и сильной,
Пусть беды уходят с дороги в бессилье.
Пусть сбудется все, что ты хочешь сама.
Любви тебе, веры, надежды, добра!

34

Пусть будет жизнь полна веселья, смеха,
Пусть в сердце вечно молодость живёт.
Желаем мы здоровья и успеха
Hа много-много лет вперёд!
И сколько б лет ни стукнуло тебе
Поверь, не стоит их бояться.
Желаем счастья светлого в судьбе,
Твои года - твоё богатство!

35

С тихи с днем рождения
Все вместе в день рожденья твой
Желаем сердцем и душой
Здоровья, бодрости и смеха,
Во всех делах твоих успеха
И чтоб светила бы всегда
Тебе счастливая звезда.

36

С днем рождения
Вас сегодня поздравляя,
Мы пожелать хотим Вам от души
Чтоб много лет
Еще прожить не уставая,
Чтоб эти годы были хороши.
Желаем множества удач,
Желаем молодости вечной,
Пусть все исполнятся мечты
И счастье будет бесконечным!

37

Стихи с днем рождения
Желаем, чтоб жизнь никогда не кончалась,
Беда и печаль на пути не встречалась,
Огромного счастья, отличных друзей,
Здоровья желаем и радостных дней!
Что задумано пусть исполнится,
Всё хорошее пусть запомнится,
Пусть глаза твои счастьем светятся,
Люди добрые в жизни встретятся,
Пусть здоровье будет до старости,
Мы желаем тебе только радости!

38

Желаем здоровья, отличных успехов,
Больше улыбок, веселья и смеха,
Жизни и юности в сердце горячем,
Веры, надежды, удачи впридачу,
Верных друзей и крепкой любви.
Лучшее всё в этот день получи!

39

Желаем, чтобы в жизни много счастья было,
Удача - верным спутником была,
И чтоб всегда на жизненной дороге
Хватало солнца, ласки и тепла!

40

Стучат часы, прошёл ещё один твой год,
Шуршат календаря опавшие страницы,
Пусть лучшее, что было не уйдёт,
А худшее - пусть никогда не повторится!

41

Желаем очень много счастья,
Болезней, горестей не знать,
В труде успехов добиваться
И в личной жизни не зевать!

42

Пожелания с днем рождения

Сколько прожито лет вам не надо считать
В этот светлый и праздничный день.
Мы хотим пожелать не болеть, не стареть,
Hе грустить, не скучать,
И ещё много лет дни рожденья встречать!

43

Желаем вам здоровья, бодрости, успеха,
Больше радости и смеха,
Счастья столько, сколько надо,
Чтоб душа была бы рада,
Чтобы сердце ваше пело,
Чтобы радовало дело,
Чтоб с годами не стареть,
А цвести и молодеть!

44

Пусть каждый день несёт вам радость,
Успех в труде, уют в семье,
Пусть позже всех приходит старость,
Живите долго на земле!
Желаем искренне, сердечно,
Hе знать волнений и помех,
Чтобы сопутствовали вечно
Здоровье, счастье и успех!

45

Всегда и грустно, и приятно
Свой день рожденья отмечать:
Уходят годы безвозвратно,
Их только успевай считать.
Но время, будто бы теченье,
Ничто не в силах удержать.
Тебе сегодня в день рожденья
Хотим мы счастья пожелать,
Удачи, радости, успеха,
Здоровой быть, беды не знать,
Преграды в жизни и помехи
Легко и быстро устранять,
Побольше смеха, меньше грусти -
И никогда не унывать.

46

В этот светлый День рожденья
Все приятны и милы.
Выставляйте угощение
На широкие столы.
Каждый гость сейчас по дружбе
Пожелать бы Вам хотел
Мира в доме и на службе,
Долгих лет и добрых дел.

47

Желаем Вам:
В работе - скорости,
В здоровье - бодрости,
В счастье - вечности,
В жизни - бесконечности.
От солнца - тепла,
От людей - добра,
От мужа - нежности,
От друзей - любви и верности.

48

Год прибавился к десятку -
Это вовсе не беда!
Дни проходят без оглядки
И вплетаются в года.
Важно быть всегда здоровым
И неважно сколько лет,
Мы желаем много счастья
И здоровья на сто лет!

49

От всей души желаем смеха,
Веселья, радости, успеха,
Hе болеть, не унывать,
Есть нормально, крепко спать,
Hикогда не волноваться,
Hе сердиться, не ругаться,
Быть здоровым, улыбаться!
Пусть жизнь твоя течёт рекою
Среди скалистых берегов
И пусть всегда живут с тобою
Hадежда, вера и любовь!

50

Пусть солнце освещает Вас всегда,
И годы бесконечно пусть продлятся,
Пусть в Вашу дверь нигде и никогда
Ни старость, ни болезнь не постучатся.
da-nie
* * *

Я помню длительные муки:
Ночь догорала за окном;
Её заломленные руки
Чуть брезжили в луче дневном.

Вся жизнь, ненужно изжитая,
Пытала, унижала, жгла;
А там, как призрак возрастая,
День обозначил купола;

И под окошком участились
Прохожих быстрые шаги;
И в серых лужах расходились
Под каплями дождя круги;

И утро длилось, длилось, длилось...
И праздный тяготил вопрос;
И ничего не разрешилось
Весенним ливнем бурных слёз.

* * *

Когда вы стоите на моём пути,
Такая живая, такая красивая,
Но такая измученная,
Говорите всё о печальном,
Думаете о смерти,
Никого не любите
И презираете свою красоту -
Что же? Разве я обижу вас?

О, нет! Ведь я не насильник,
Не обманщик и не гордец,
Хотя много знаю,
Слишком много думаю с детства
И слишком занят собой.
Ведь я - сочинитель,
Человек, называющий всё по имени,
Отнимающий аромат у живого цветка.

Сколько ни говорите о печальном,
Сколько ни размышляйте о концах и началах,
Всё же я смею думать,
Что вам только пятнадцать лет.
И потому я хотел бы,
Чтобы вы влюбились в простого человека,
Который любит землю и небо
Больше, чем рифмованные и нерифмованные
Речи о земле и небе.

Право, я буду рад за вас,
Так как - только влюблённый
Имеет право на звание человека.

* * *

Смотри: я спутал все страницы,
Пока глаза твои цвели.
Большие крылья снежной птицы
Мой ум метелью замели.

Как странны были речи маски!
Понятны ли тебе? - Бог весть!
Ты твёрдо знаешь: в книгах - сказки,
А в жизни - только проза есть.

Но для меня неразделимы
С тобою - ночь, и мгла реки,
И застывающие дымы,
И рифм весёлых огоньки.

Не будь и ты со мною строгой
И маской не дразни меня.
И в тёмной памяти не трогай
Иного - страшного - огня.

Блок.
da-nie
Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.

Заслонивши тебя от простуды,
Я подумаю: боже всевышний,
Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра
Безнадежные карие вишни.
Возвращаться - плохая примета,
Я тебя никогда не увижу.

И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз, залетевших отсюда:
Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу.
da-nie
Махмутов Альберт.

Человек, любя в терпении -
Все невзгоды может стерпеть.
Человек, любя в терпении -
Все барьеры в жизни может преодолеть.
Человек, любя в терпении -
Все обиды может простить.
Человек, любя в терпении -
Способен мир к лучшему изменить!

Когда человек много от горя плачет и рыдает -
В старости страдание его в тихую радость перерастает.
А сердце и душа при этом очищаются,
И от зла, зависти и лжи спасаются.

Бывает так, что от горя замолкают,
И в молчании переживают несчастье своё.
А бывает так, что горе душу надрывает,
И беспрерывными слезами человек
Омывает страдание своё.

Для многих людей на земле -
Жизнь, как мучение и горение в огне.
И лишь немногие могут сказать,
Что жизнь - это райская благодать.

Почему же всё-таки трудно
Понимать, прощать, сострадать.
И гораздо легче быть равнодушным, предавать, изменять.
Почему же всё-таки трудно
Правду в лицо говорить.
И гораздо легче быть лицемером, лжецом, и зло безрассудно творить.
Значит всё-таки к свету - нелёгок путь!
А идти к тьме - усилия не нужно ничуть!

Хочу улететь в потоке любви,
Чтоб от страданий и несчастий земных уйти.
Почему же мы проходим такой трудный жизненный путь,
И делаем друг другу столько зла?
Неужели, чтобы только понять -
Что такое любовь и истинная доброта!

Любовь - это огонь, согревающий в холодной ночи.
И каждый из нас этот очаг должен в жизни найти,
Чтобы душу свою от тьмы и бездны спасти,
Чтобы Бога в сердце через любовь обрести!

Человек, лгущий всем и везде,
Потом начинает врать и самому себе.
А уж после и себя уважать перестаёт -
И в конце и любовь в его сердце просто умрёт.

Человек, обретая богатства нечестным путём -
Как правило уединяется,
И охраняя свои накопления,
Ни с кем не общается.
Потому что духовно при этом он обедняется,
А вера в правду, добро и любовь совсем истощается.

Хочу любить тебя не прекращая,
Хочу говорить с тобою не переставая!
Хочу не уставая тебя целовать,
Хочу о счастье своём не умолкая кричать!

Сегодня я в тебя влюблён,
Твоею красотою поражён!
Но день прошёл, и что же -
Любовь растаяла, как сладкий сон.

Некоторые люди, любя всё человечество -
Совсем близких своих забывают.
И принося себя в жертву всему человечеству -
Порою родных и любимых мучают и обижают.

Настоящая любовь - это жертва,
И она не требует ответной любви!
Настоящее чувство - бескорыстно,
И оно не требует никакой похвалы!

Красота - в свете, в звуке, в природе.
Красота - она во всём:
Она участвует в эволюции жизни,
И не прекращает рождать новую красоту
Ни ночью, ни днём!

Из хаоса в природе образуется порядок,
Здесь красота является промежуточным звеном.
Правда, не все явления красоты
Может объяснить математический закон.

Природы мудрость познавая,
Мир новый каждый день я открываю.
И знания сознанием собирая,
Сколь многогранна жизнь я понимаю!

Люди по сути своей собственники,
Они волнуются только за себя.
Их врагами могут стать ближайшие родственники,
Потому что в основе их лежит только собственное я.

Если женщиной овладела страсть -
Она может много бед натворить.
Сегодня она плачет, страдает от несчастной любви,
А завтра злость, ложь и измена
Её поступками могут руководить.

Некоторые люди любят за своим страданием наблюдать,
И от этого удовольствие могут большое получать.
И ведь они всё это понимают своим сознанием,
Но никак не могут остановиться,
И занимаются извращённым созерцанием.

Когда в любви жертвуешь собой -
Ты всегда духовно возвышаешься.
И не требуя ответного чувства и похвалы,
Своим сердцем к Богу приближаешься.

Ты моя радость, ты мои грёзы,
Ты моя печаль, ты мои слёзы.
Что же происходит в моей душе?
Любовь к тебе -
Рождает мир счастья и страдания во мне.

Мышление над мыслью,
Что только в сознании была -
Откуда берётся и куда исчезает она?
И сколько бы люди не думали о происхождении её -
Ответы на эти вопросы пока ведут в никуда.

Когда гордыня заменяет честность и прямоту,
Тогда добродетель уступает место греху.
Но как узнать, где лежит между ними граница?
Совесть подскажет тебе ответ,
И ты сможешь определиться.

Человек, который в грехах не раскаивается,
Будет всю жизнь свою маяться.
И сколько он на свете не будет жить,
Столько времени его душа будет заживо гнить.

В жизни часто приходится унижаться,
И со всякой мерзостью общаться.
И чтобы к свету духовному пробраться -
Порою в грязи нужно очень сильно изваляться!

Мы будем наслаждаться всласть,
Когда тела охватывает страсть!
И наши поцелуи не будут прекращаться,
Хоть от любви мы будем утомляться!

Я так тебя всю ночь ждала,
Тобою бредила и ни минуты не спала.
А ты всю ночь с другою наслаждался -
Моей любовью с развратом поменялся.

Когда раскаиваешься в грехах своих -
То любовью наполняется сердце о ближних твоих.
А кто не имеет раскаяния и покаяния в душе -
Не будет иметь покоя и счастья нигде!
Сколько же на человека обрушивается
За всю его жизнь испытаний!
Сколько же на человека обрушивается страданий!
Ведь он бедный даже не может понять,
За кого, и за что так он должен страдать.

Культура - может изменить любые дурные привычки.
Культура - может найти к замку человеческих душ - любые отмычки.
Культура - делает нас красивее,
Культура - делает нас умней и добрее.

Когда люди живут в материальном достатке -
Они часто с праведного пути сбиваются.
Но когда на них обрушиваются невзгоды и несчастья -
Они понимают свои ошибки,
И на путь правды и добра возвращаются.

Чтобы обрести покой, смиренье, и быть добрей,
Всевышний! Ты душу мою наполни Благодатью своей.
И тогда мир, состоящий из зла и коварства,
Может предстать предо мной, как блаженное царство.

Так что же, покориться судьбе
И по её течению плыть?
Или противоборствовать ей,
Не сдаваться, и всем невзгодам непреклонными быть...?
Вы можете принять любое решение,
А будет ли оно правильным -
Ответ получите лишь в предсмертное мгновение.

Когда простой и бедный человек совершает грех,
То все его осуждают.
А богатых, творящих зло -
Почему-то никто не замечает!

Сколько раз мы давали обещания и их нарушали.
Сколько раз мы строили новые планы и их не воплощали.
Сколько раз мы клялись в верности и её не соблюдали.
Сколько раз мы признавались в любви,
А потом её предавали.

Что же человек за создание,
Что так изменчив в своём содержании!

Спасибо Всевышнему, что ты появилась на свет -
Ведь таких прекрасных как ты больше на этой земле нет.
А синева твоих глаз - красивее, чем вся Вселенная.
А глубина твоей души в этом мире -
Явление самое бесценное!

Посмотрите на новорождённых детей -
У них взгляд гораздо нашего взрослей.
Значит мы и они где-то жили до рождения на этом свете?
Люди тысячи лет ищут ответы на вопросы эти.

Человеческому незнанию конечно пределов нет.
Человеческому познанию конечно пределов нет.
Так что, сколько бы не жил на земле человек -
Он на всё и всегда будет искать ответ.

Порою чем больше женщина любит,
Тем больше мучает мужчину и ссорится с ним.
И если даже при этом чувство светлое губит,
То всё равно не борется с недостатком своим.

Противоречия почему-то всегда
Живут вместе, в душе человека во все времена.
И сколько бы их не пытались разлучить,
Они как две подружки,
Ни секунды друг без друга не могут жить.

Великодушие русской женщины границ не имеет.
И сколько бы в жизни её не мучили,
Она всё стерпеть и простить сумеет.
А всё от того, что у неё красивая и глубокая душа.
И я преклоняюсь пред ней
И восхищаться ею буду всегда!

Всевышний! Зачем Ты подарил человеку свободу?
Ведь она не всегда ему нужна,
Человеку приходится каждый день выбирать всё самому -
А это так трудно делать иногда.

Человек часто начинает любить того,
Кого мучил очень долго и давно.
И наоборот - кого сразу ему полюбить удаётся,
Потом почему-то над ним издевается и смеётся.

Если увижу падающую звезду,
Обязательно ей спасибо скажу.
Ведь она предвестник лучших перемен в судьбе -
Только когда это произойдёт и где?

Все говорят, что ты некрасив и ужасен,
А на самом деле ты нежен и прекрасен,
А волшебные струны твоей души -
Наполняют моё сердце
Морем божественной любви!

Океан - он живой организм,
Он всегда вмешивается в нашу жизнь.
Он нас кормит, согревает, ласкает.
Он нас топит, разрушает, низвергает...
Он вам женщину ничем не напоминает?

В твоих глазах я вижу страсть -
Не сгореть бы мне в ней,
Чтобы совсем не пропасть.
Ведь когда женщина чего-то хочет -
Это может превратится в кошмар и болезненную напасть!

Русский человек доверчив очень,
Ведь его обманывают на протяжении тысяч лет.
Но он всё равно не перестаёт доверять между прочим,
И таких качеств души
У других людей на земле нет!

Русский человек всегда выживает в любой ситуации,
Как бы ему в жизни не было тяжело.
Он всегда находит с помощью смекалки
Решения и различные вариации,
И любая трудность для него
Порою разрешается легко!

На земле часто странные люди рождаются,
И они от обычных поведеньем, мышленьем
И жизнью своей отличаются.
И в природе это ничем не объясняется,
Но часто эти люди - с самой истиной соприкасаются!

Жизнь человека очень уязвима,
Её гораздо прочней и надёжней паука паутина.
Так что от человека не зависит ничего,
Он в любой момент может попасть в смерти колесо.

Ты, когда вспоминаешь только хорошее,
И не помнишь ни обиды, ни зла -
Это правильная дорога твоей души,
И она изменяет тебя к лучшему всегда.

Буйные и грубые не всегда подлецы -
Они бывают добры и нежны.
А тихие и ласковые не всегда просты -
Они бывают большие хитрецы.

Красота твоих глаз лишила меня сна,
Любовь к тебе сводит меня с ума.
Теперь жизнь на земле без тебя -
Значение больше не имеет для меня.

Сколько же бед обрушивается на людей по всей земле!
За что же мы провинились,
Что посланы жить на этой земле!
Значит где-то лучше -
Раз мы страдаем здесь и сейчас.
И не возможно представить,
Что есть места во Вселенной -
Хуже чем у нас.

Мы часто в порыве страсти клятвы даём,
И никакого отчёта себе в этом не отдаём.
Ведь страсть - она остынет неизменно,
А клятвы превратятся в обман непременно!

Бывает так, что от капли зла -
Может пострадать много добра.
А один подлец и злодей -
Может поссорить тысячи добрых людей!

Родина и человек всегда связаны нитью единою,
И никто не может понять,
Что является причиною.
И эта связь не может быть физической или химической...
Ответ скорее находится в душе,
И он из области метафизической.

Мы жертвы технологического прогресса
И доходим до абсурда иногда.
Сейчас для людей важнее всего -
Модель сотового телефона.
Может мы действительно все сошли с ума?
Ревность - может любовь грязью облить,
Ревность - может самое светлое чувство погубить,
Ревность - может человека в низкое существо превратить,
Ревность - в человеке может добро, правду и совесть убить.

Свобода не нужна человеку бездуховному,
Ведь она его приведёт неизвестно куда.
И он превратится в желаний своих - раба.
Его поглотят зависть, ложь и деньги -
И тогда не жди от него
Ни правды, ни любви, ни добра.

Люди, люди всей земли!
Горе обрушивается на вас!
Во всех религиях написано,
Что Господь всегда испытывает нас.
И видно время платить за грехи -
Всем нам придётся сейчас.

На земле о любви и душе человека -
Написано всё давно.
И никто нового не придумал ничего.
Но люди почему-то не закончат об этом писать,
Видно эти вечные темы -
Не перестают человечество волновать.

Любовью ты меня своей согрей,
Улыбку нежную мне подари скорей!
Ведь без тебя и день темнее ночи,
Терпеть с тобой разлуку - больше нету мочи.

Когда горе нисходит на нас,
Мы считаем каждый его час.
А счастьем когда упиваться начинаем,
То никогда количество его не замечаем.

Умный, воспитанный мужчина,
Олицетворяющий создание гармоничное.
Женившись на хитрой, злой и распутной -
Через некоторое время брака
Почему-то превращается в посмешище публичное.

Первая страсть в любви - конечно пройдёт,
Первая брачная ночь в любви - конечно пройдёт.
А потом, если любовь имеет начало духовное -
Она в настоящее чувство перерастёт!

О как удивляет порядок в природе!
Здесь всё имеет своё место и свой закон.
Природа, как хорошая хозяйка в доме,
Ничего не держит лишнего,
А всё ненужное выметает вон.

Природа всё уравновешивает неизменно,
Она не допускает излишек никогда.
Количество умных и дураков на земле неизменно,
И соотношение их неизменно всегда.

Если тебе изменили -
Это не значит что обманут ты.
Это лишь произойдёт тогда,
Когда об этом узнаешь ты.

Нельзя в этом порочном мире -
Ни правды, ни любви найти.
Вот где мы с вами рождены
И жить должны.
Но слава Богу - умереть обречены!

Если ты готов пожертвовать собой ради других,
И тебе не нужна ответная любовь и доброта -
Это есть истинное счастье
И совершенная духовная высота!

Даже если человек - самый отпетый подлец и негодяй,
Его всё равно можно в хорошего превратить.
И для этого нужно не много -
А лишь любовь и милосердие к нему проявить.

Мой ангел, моя любовь!
Почему ты забыла меня?
Я утопаю в море страданий и слёз,
От того, что нет рядом тебя.

Чем мы вызвали ненависть у природы?
Почему она обрушила на нас свои невзгоды?
Почему тысячи людей погибают,
Когда четыре стихии в противоборство вступают.

Злобная женщина порою -
Страшнее дьявола бывает.
И лучше не стоять тогда на пути у этих стерв:
Она как стихия -
Всё на своём пути сметает!
И любой человек может оказаться в числе её жертв!

Из-за страсти своей человек
Может много бед натворить,
Ведь она может сознание подавить
Так, что страсть иногда, как яд,
Может отравить жизнь человека
И превратить её в кошмар и настоящий ад.

Если тебе никак не везёт в жизни,
И судьба тебя не смогла счастьем одарить.
Но при этом светлое чувство тебе послал Всевышний,
То с любовью на этой земле - можно и без счастья прожить!

Смех - родился возможно вместе с человечеством,
И ха-ха-ха, хо-хо-хо, хе-хе-хе - присуще только нам.
Он полезен, многогранен, снимает стресс.
Он инструмент социального общения... -
Вот такой дар Бог подарил всем нам!

Мы часто призываем к нравственности
И советуем другим, как себя вести.
А сами при этом бываем нечестны, аморальны
И во многих поступках грешны.

Клевета - это страшная сила,
Которая вмиг завладевает сердцами людей.
Клевета может облить грязью любую добродетель...
И так трудно порою освободиться от её цепей!

Когда совесть обращается к Богу -
То ты ищешь в своих грехах раскаяния.
А очищая свою душу от скверны и грязи -
Предотвращаешь от ещё большего зла свои деяния.

Что же за тайна такая заключается в русской душе -
Никто в мире не может это понять!
Русский человек может высоко духовно подняться,
И тут же низко упасть
И в грехах своих как в бездне пропасть.
Опять всю ночь не спится тебе,
Ты всё время думаешь обо мне.
И в сотый раз задаёшь вопрос себе,
Зачем я послан судьбою тебе.

Страсть разрывает наши сердца,
Страсть сводит людей с ума!
Но так иногда хочется ею напиться,
Если даже придётся рассудка лишиться!

Любовь лишь тогда развратом венчается,
Когда духовное чувство кончается,
И остаётся только телесная страсть.
А потом - пустота, ненависть и плотская грязь.

Если ты подлец и негодяй,
То от любви счастья не ожидай.
Ведь любовь - это свет!
И она живёт с честным и добрым,
И никогда не будет жить в сердцах,
Кто будет мерзким и ничтожным.

Когда женщина хочет отомстить -
Ей никто помешать не сумеет,
Потому что женская месть - это страшная сила
И её коварство границ не имеет!

Время на стыке веков почему-то сжимается,
И жизнь на земле людей почему-то всегда убыстряется.
А эволюция в течение мгновений
Может породить новое и превратить в прах то,
Что она сделала за несколько предыдущих поколений.

Животные хоть и не могут говорить,
Они нас добрей и честней.
Животные не могут лгать, предавать,
Потому что они безгрешней людей.

Красотою природы я упиваясь,
Всевышний! Деяниям твоим удивляюсь.
Многообразием мира я восхищаясь -
Счастьем созерцания я наполняюсь.

Порою выражением лица
Можно скрыть сущность подлеца.
И кажется перед тобою ангельское создание,
А внутри - это пороков содержание.

Старый человек, совсем не хотя,
Впадает в детство, как маленькое дитя.
Да... странная происходит в природе игра:
Мы вначале выходим из детства,
И в конце вновь возвратимся туда.

Когда мгновение любви подаришь ты мне вновь?
Чтоб закипела в жилах кровь!
Чтоб умереть от взгляда твоего!
И в поцелуе нашем возродиться вновь!

Закатом солнца каждый вечер упиваясь,
Я тишиной покоя наслаждаюсь.
И в зарево небесное взирая,
Движение жизни в мгновение это ощущаю!
Тишина и покой - наслаждение дают,
Тишина и покой - понимание жизни дают,
Тишина и покой - все невзгоды забыть заставляют,
Тишина и покой - счастьем душу человека наполняют.

Разве любовь можно купить?
Разве любовь можно одолжить?
А если вы смогли её оценить -
То разве эта любовь может истинной быть?

Она меня не возбуждала,
Она меня лишь охлаждала.
Поэтому моя любовь потухла...
И не разгорится вновь!

Единство места, времени и действия -
В природе сталкивают жизнь и смерть.
И как бы вы не наслаждались жизнью -
Вдруг можете быть избранны смертью,
И оказаться в числе жертв.
Когда мы молоды -
Нам свойственно много делать глупостей и грешить.
А старость учит нас мудрости,
И заставляет осторожными быть.

Сумасшедший не всегда несёт бред,
В его бреду бывает истины ответ.
И тогда ум и мудрость отступают,
И безумному дорогу уступают.

Молчаливый всегда имеет
Преимущество перед говорящим,
Потому что можно скрыть мысли свои, когда молчишь.
А кто много говорит,
Может стать посмешищем настоящим,
Потому что весь будешь на виду,
И ничего от слушающих не утаишь.

Скука может навеять в душе,
Когда много мыслей в твоей голове.
А если в мозгу у тебя пусто,
То тебе весело всегда и везде.

Я жду ответа от тебя.
Должна принять решение для себя -
Пожертвовать ты сможешь ли собою
Ради любви, что подарил нам Бог,
И быть всегда со мною!

Хотел бессмертные создать я строки,
И после смерти чтоб меня могли читать.
Но этот мир, бездушный и жестокий,
Никак не хочет
Моей поэзии музыку познавать.
(шутка)

Когда ты любишь меньше, чем тебя -
Ты обижаешь этого человека всегда.
Ведь он ждёт такой же сильной ответной любви -
А останутся только жалость, раздражение и ненависть твои.
Сила привычки порою - сильней всех остальных чувств.
Сила привычки вызывает порою - очень сильную грусть,
От того, что не можешь её побороть.
Ведь она может погубить твою душу, твой разум и плоть!

Жалко, что существует естественный отбор в природе -
Ведь тысячи людей умирают не по своей охоте.
Грустно..., что природой определено -
Сколько на этой земле людей жить должно.

Река жизни не всегда течёт гладко и прямо,
Река жизни может течь круто и упрямо.
Она иногда петляет в слишком крутых поворотах -
Так что людям всё время
Приходится бороться за жизнь,
Чтобы не утонуть в этих опасных водоворотах.

Ушёл я от страстей земных,
Участия в жизни больше не принимая.
На всё со стороны смотрю,
Как Египетский сфинкс,
Покоем душу наполняя.
Некоторые люди обвиняют
В несчастьях своих весь свет,
И не могут понять, что до них
Никому и дела нет.
И всё происходит из-за того,
Что души их наполняет зло.

Время почему-то всегда возвращается вспять,
Может для того, чтобы заново всё начать.
И все народы всей земли,
Рождаясь, уходят в прах,
Чтоб снова - на этот свет придти!

Одиночество, как червь,
Проедает нашу сердечную твердь.
От одиночества можно сойти с ума,
И умереть от болезни под названием тоска.

Дети - это ангелы жизни,
А мы почему-то их обижаем.
Всех детей любит Всевышний -
Они нас делают добрей
И наши сердца очищают!

Духовное в человеке - всегда уравновешивает,
Духовное в человеке - всегда примиряет,
Духовное в человеке - учит добру и милосердию
И сердце к любви приобщает.

Многие люди на земле
Почему-то стали равнодушны.
И если все будут погибать -
Им абсолютно будет наплевать.
Да что же это за время такое,
В которое мы с вами живём!
Где правды, чести, доброты и любви
Не сыщешь ни ночью, ни днём!

Бог может все грехи на этом свете простить -
Нужно только раскаяться и искренне прощения просить.
И для этого нужно совсем немного -
Сердце своё к любви, к добру, к милосердию обратить.

Может не будет больше несчастия и страдания на земле,
Если мы простим друг друга все.
И если не будут люди больше никогда делать зла -
Тогда жизнь на земле будет состоять только из любви и добра.

Когда душа человека ищет зависти и зла -
То всё плохое живёт в его воспоминаниях.
А когда душа человека ищет любви и добра -
То он всегда забывает о своих страданиях.

Почему в любви человек должен страдать,
Никто и никак не может это понять.
А ведь человеку одного хочется,
Чтобы от любви только счастье получать!

Я понимаю, что на этой земле
Жизнь дана напрокат мне.
Так что надо с толком использовать аренду,
Ведь неизвестно - когда это вновь
Предоставят тебе.

Мы умираем, несмотря на наши желания.
Мы умираем, несмотря на наши знания.
И хоть мы можем теперь жизнь продлить,
Только вот конец - никак не можем изменить!

Не могу я позволить себе утонуть в море любви.
Не могу сказать океану чувств:
"Ты меня поглоти!"
Оттого, что мудрость держит меня на плаву,
Оттого, что любовь - это сон,
А жизнь - это здесь, наяву!

Сколько не было бы лжи на свете -
Правда всё равно победит!
Как бы зло не бесчинствовало на земле -
Правда людей к Богу, к любви, к добру обратит!

Сладострастие людей ко многим грехам склоняет -
И эта зараза многие сердца заражает.
Но чтобы от этой болезни излечиться -
Мы должны духом своим
К вере в Бога обратиться!

Давайте нормальной жизнью жить!
Нормально дружить, нормально любить.
Нормально страдать, нормально грустить.
Нормально радоваться и от счастья вопить.
Люди! Снимите маски!
Хватит кривляться и делать важный вид.
Давайте нормальной жизнью жить!

Почему один недостаток в человеке
Может все достоинства перекрыть?
Это что - закон природы?
И по другому в этой жизни не может быть?

И всё-таки люди созданы для счастья,
Хоть много бед их ждёт на земле.
И придётся пережить много страданий, несчастья,
И пролить слёз, и пожалеть о горькой судьбе.
И всё-таки люди созданы для счастья,
Хоть много предательства и лжи их ждёт на земле.
И придётся умирать от войн и болезней,
И тысячу раз проклинать эту жизнь на земле.
И всё-таки люди созданы для счастья,
И это ощущение заложено в их душе:
Вера в правду, в добро, в любовь
Рождает в людях понимание истинного счастья!
И помогает обрести Бога в себе!
da-nie
Я прошу, хоть, не надолго,
Боль моя, ты покинь меня.
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.

Берег мой, покажись вдали
Краешком, тонкой линией.
Берег мой, берег ласковый,
Ах, до тебя, родной, доплыть бы,
Доплыть бы, хотя б когда-нибудь.

Где-то далеко, очень далеко
Идут грибные дожди.
Прямо у реки в маленьком саду
Созрели вишни, наклонясь до земли.

Где-то далеко в памяти моей
Сейчас, как в детстве, тепло —
Хоть, память укрыта
Такими большими снегами.

Ты, гроза, напои меня
Допьяна, да не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
Я всё гляжу куда-то в небо,
Как будто ищу ответа.

Я прошу, хоть, не надолго,
Боль моя, ты покинь меня.
Облаком, сизым облаком
Ты полети к родному дому,
Отсюда к родному дому.
da-nie
Цитата
Кручу, кручу, кручу педали, кручу,
С горы, с горы, с горы как птица лечу.
Спешу, спешу, спешу, спешу налегке
Навстречу радуге - дуге.

Пусть, пусть дорога вдаль бежит,
Грусть пусть на сердце не лежит,
Мне все на свете по плечу,
И с песней этой качу по свету,
Качу, качу куда хочу.

Кручу, кручу, кручу педали, кручу,
С горы, с горы, с горы как птица лечу.
Спешу, спешу, спешу, спешу налегке
Навстречу радуге - дуге.

Терпи, терпи, терпи когда тяжело,
Скрипи, скрипи ты подо мною седло,
Не смей, не смей, не смей на миг ослабеть,
Сумей себя преодолеть.

Пусть, пусть дорога вдаль бежит,
Грусть пусть на сердце не лежит,
Мне все на свете по плечу,
И с песней этой качу по свету,
Качу, качу куда хочу.

Лечу, лечу, лечу не знаю куда,
Хочу, хочу чтоб это было всегда,
Сильней, сильней, сильней лишь зубы сомкну,
Но я назад не поверну!
Kintaro
Музыка детства прям ))
da-nie
Ну да. Песенка Леопольда. У меня она есть как mp3.
da-nie
Перейду-ка я на песенки Арии (точнее, Кипелова).

Цитата
Пророк

Стынет лёд на губах
Смотрит сквозь меня судьба
И вперёд дороги нет
Нет назад пути
Я один навсегда
Так жесток небесный дар
Жизнь забыла, смерть не ждёт
У своей черты

Время войн, катастроф
Я читал по картам снов
И на грязных площадях
Я взывал к толпе
Но пророк для людей
И колдун, и лицедей
В их глазах я видел страх
Страх душой прозреть

Дай родиться вновь из воды и света
Жить, не зная тайн завтрашнего дня
У иных миров не просить ответа
Дай родиться вновь, отпусти меня

Знаний груз, тяжкий крест
Я развеял в пустоте
Было незачем рождаться
В грозовой ночи
Знать бы мне лишь одно
В мире ослеплённых тьмой
Может солнцем показаться
Пламя от свечи
У своей черты

Дай родиться вновь из воды и света
Жить, не зная тайн завтрашнего дня
У иных миров не просить ответа
Дай родиться вновь, отпусти меня

Дай родиться вновь из воды и света
Жить, не зная тайн завтрашнего дня
У иных миров не просить ответа
Дай родиться вновь, отпусти меня

Стынет лёд на губах,
Смотрит сквозь мменя судьба
Жизнь забыла, смерть не ждёт
У своей черты


Цитата
Я здесь
Так бесконечна морская гладь,
Как одиночество мое,
Здесь от себя мне не убежать,
И не забыться сладким сном.
У этой жизни нет новых берегов
И ветер рвет остатки парусов

Я прикоснулся к мечтам твоим,
И был недобрым этот миг
Песком сквозь пальцы мои скользил
Тот мир, что был открыт двоим
Мы шли навстречу, все ускоряя шаг
Прошли насквозь, друг друга не узнав

Припев:
Я здесь, где стынет свет и покой,
Я снова здесь! Я слышу имя твое
Из вечности лет летит забытый голос
Чтобы упасть с ночных небес
Холодным огнем

Я думал, время cотрет твой след,
И не ловил в толпе твой взгляд
В чужих объятьях искал ответ,
Но не искал пути назад
Все забывая, жизнь начинал опять,
Но видел, как пуста морская гладь

Припев:
Я здесь, где стынет свет и покой,
Я снова здесь! Я слышу имя твое
Из вечности лет летит забытый голос
Чтобы упасть с ночных небес
Холодным огнем


Цитата
Кровь за кровь

Древний град Иерусалим довлеет над тобой
Понтий Пилат
Ты готов сорваться в Рим, махнуть на все рукой
Забрав с собой солдат
Ты устал от этих лиц
От чужой, неискренней земли
Боль тупая бьет в висок
Дню мучений выпал срок

припев:
Кровь за кровь!
В том воля не людей, а богов
Смерть за смерть!
Ты должен не роптать, а терпеть
Здесь твой ад!
Ты знаешь - нет дороги назад
Пей свой яд!
Пей, прокуратор Понтий Пилат

Hад Голгофой траур мглы, ты чувствуешь беду, ты сам не свой,
Меж солдат от зноя злых твоих решений ждут два вора и святой.
Он безумен видит бог, виноват лишь в том, что одинок,
Hо ты шепчешь приговор. Иудейский царь распят как вор.

припев.

В серебристый сон ты бы с ним ушел
По дороге вечных звезд над простором строгих гор,
Ты бы перед ним на колени встал,
Hе стыдясь ни слов, ни слез.
Кто любил тот и распял.

Ты хотел найти покой на дне озерных вод, Понтий Пилат.
Ты стал сам себе судьёй, но смерть твоя не в счет
для вечной силы зла.
Дъявол помнит о тебе, он в страстную ночь идет к воде,
Жаждет смыть с тебя позор, но все тщетно до сих пор.

припев.


Цитата
Штиль

Штиль, ветер молчит
Упал белой чайкой на дно
Штиль, наш корабль забыт
Один в мире скованным сном
Между всех времен, без имен и лиц
Мы уже не ждем, что проснется бриз

Штиль, сходим с ума
Жара, пахнет черной смолой
Смерть одного лишь нужна
И мы, мы вернемся домой
Его плоть и кровь вновь насытят нас
А за смерть ему может Бог воздаст

Что нас ждет - море хранит молчанье
Жажда жить сушит сердца до дна
Только жизнь здесь ничего не стоит
Жизнь других, но не твоя

Нет, гром не грянул с небес
Когда пили кровь как зверье
Но нестерпимым стал блеск
Креста, что мы Южным зовем
И в последний миг поднялась волна
И раздался крик - впереди земля

Что нас ждет - море хранит молчанье
Жажда жить сушит сердца до дна
Только жизнь здесь ничего не стоит
Жизнь других, но не твоя

Что нас ждет - море хранит молчанье
Жажда жить сушит сердца до дна
Только жизнь здесь ничего не стоит
Жизнь других, но не твоя


Цитата
Реки времён

Вечность смотрит в глаза,
Тянет вниз, не даёт вздохнуть.
Неужели всё зря,
Но как долог был этот путь...
Возвращаться нет сил
И нет силы сдержать свой крик!!!

Припев:
Реки времён - отраженья миров
Реки времён, в них шагнуть ты готов,
Чтобы там вновь увидеть себя
И разгадать, что хотела судьба.

Пленник собственных слов,
Ты послал за собой друих.
Молча в жертву принёс
Всё, что в сердце своём хранил
Жаждой славы гоним
Поздно понял, что ты один.

Припев:

Бремя прошлых побед
Душит, словно тугая нить
Смысла жить дальше нет,
Если знать как устроен мир.
Ослеплённый мечтой,
Ты застыл на краю земли...

Припев:
Реки времён - отраженья миров
Реки времён, в них шагнуть ты готов,
Чтобы там вновь увидеть себя
И разгадать, что хотела судьба
от тебя...
da-nie
Цитата
Hа волоске сyдьба твоя,
Вpаги полны отваги,
Hо, слава богy, есть дpyзья.
Hо, слава богy, есть дpyзья.
И, слава богy, y дpyзей есть шпаги.

Пp:
Когда твой дpyг в кpови -
Алягеp ком алягеpо -
Когда твой дpyг в кpови,
Бyдь pядом до конца.
Hо дpyгом не зови -
Hа войне как на войне -
Hо дpyгом не зови
Hи тpyса ни лжеца.

И мы гоpды, и вpаг наш гоpд,
Pyка, забyдь о лени.
Посмотpим, кто y чьих ботфоpт,
Посмотpим, кто y чьих ботфоpт
В конце концов согнет свои колени.

Пp.

Пpотивник пал, беднягy - жаль,
Hо наглецы несносны.
Hедолго спpятать в ножны сталь,
Hедолго спpятать в ножны сталь,
Hо гоpдый нpав, ей-ей, не спpячешь в ножны.

Пp.
da-nie
Цитата
Куда подует ветер - туда и облака.
По руслу протекает послушная река.

Но ты - человек, ты и сильный и смелый.
Своими руками судьбу свою делай,
Иди против ветра, на месте не стой.
Пойми, не бывает дороги простой.

Где рельсы проложили - там ходят поезда.
Куда пастух погонит - туда бредут стада.

Но ты - человек, ты и сильный и смелый.
Своими руками судьбу свою делай,
Иди против ветра, на месте не стой.
Пойми, не бывает дороги простой.

Теперь не доверяют, как прежде, чудесам.
На чудо не надейся, судьбой командуй сам.

Ведь ты - человек, ты и сильный и смелый.
Своими руками судьбу свою делай,
Иди против ветра, на месте не стой.
Пойми, не бывает дороги простой.
da-nie
Цитата
Я срок переходил,
Под сердцем плод тяжелый,
Боюсь, что мертвое
Рожу теперь дитя.
А доктора мои - ханыги и пижоны -
Им не понять самим, чего они хотят.

А коль стихи умрут,
Свет белый не обидев,
Так для чего живет
Тот, кто грешит в ночи,
Тот, кто ласкал перо,
В нем женщину увидев,
И кто, прикуривая, пальцы жег
На пламени свечи.

Стихи стучатся в мир
Доверчиво и властно,
Они ломают кость
И выгрызают плоть,
Но не родиться им,
Все потуги напрасны,
И леденит мне грудь
Сыновнее тепло.

Я схваток не боюсь,
Как избавленья жду их
От всенощных моих
Болезненных толчков,
Я не хочу нести
Кладбищенскую тую
На холмик мертворожденных стихов.

Все к этому идет.
Идущий да обрящет!
Но что обрящет он,
Во мне сидящий плод?
А телефон молчит
И пуст почтовый ящик,
У докторов моих
Полно других забот.
da-nie
Цитата
Шпаги звон, как звон бокала,
С детства мне ласкает слух,
Шпага многим показала, шпага многим показала,
Что такое прах и пух

Припев:
Вжик, вжик, вжик - уноси готовенького
Вжик, вжик, вжик - кто на новенького,
Кто на новенького ?
Кто на новенького ?

Подходите - ближе, ближе,
Вам урок преподнесу,
Подлецов насквозь я вижу, подлецов насквозь я вижу,
Зарубите на носу.

Hа опасных поворотах
Трудно нам, как на войне,
И быть может, вскоре кто-то, и быть может, вскоре кто-то
Пропоет и обо мне:

Юный друг ! В бою открытом
Защитить готовься честь,
И оружием забытым, и оружием забытым
Сам верши святую месть

Ах, народец нынче хилый
Драться с этими людьми...
Мне померяться бы силой, мне померяться бы силой
С чертом, черт меня возьми
da-nie
Цитата
Альма-матер, альма матер, легкая ладья.
Белой скатертью дорога в ясные края.
Альма-матер, альма матер - молодая прыть.
Оглянись, народ лохматый - нам далеко плыть.

Вид отважный, облик дружный,
Ветер влажный, ветер южный, парус над волной...
Волны катятся полого, белой скатертью дорога.
Вечер выпускной.

Альма-матер, альма матер, старый драндулет -
Над кормой висит громада набежавших лет.
Ветер влажный, век железный, и огонь задут.
Здравствуй, здравствуй, пес облезлый, как тебя зовут?

Обними покрепче брата,
Он тебя любил когда-то - давние дела.
Пожелай совсем немного,
Чтобы нам с тобой дорога скатертью была.

Альма-матер, альма матер, прежних дней пиры.
Не забудем аромата выпускной поры.
Лег на плечи, лег на плечи наш нелегкий век.
Обними меня покрепче, верный человек.

Видишь - карточка помята,
В лыжных курточках щенята - смерти ни одной.
Волны катятся полого, белой скатертью дорога.
Вечер выпускной.
Coyro
Я обычно к стихам иммунен, и меня оно не пробирает, но последнее...

Когда что-то способно вызвать жутчайшую ностальгию по недополученному - это шедевр.
До сегодняшнего дня я встречал такое в единственном экземпляре, имя которому - Азуманга.
da-nie
У меня и сама песенка есть. ссылка
Русская версия IP.Board © 2001-2019 IPS, Inc.